WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Мы надеемся, что структуры электронного государства смогут способствовать более широкому распространению информации, имеющейся во владении государственных органов, а также повышению эффективности их работы и трансформации привычных форм работы органов государства» (подробнее см.

материалы портала Сената США - Senate.gov ).

Можно считать этот заокеанакий уровень информационной открытости далекой, заоблачной мечтой. Но как тогда быть с более близкими нам примерами не в далекой Америке, а совершенно рядом, в пределах не так уж и далекого от нас в историческом времени «социалистического лагеря»! Вот лишь два примера из этого ряда близких нам стран, уже поставивших электронный доступ во главу угла решения проблемы информационной открытости власти.

Парламент Венгрии 4 июля 2005 г. принял Закон «О свободе электронной информации». Задача этого Закона состоит в содействии праву граждан на доступ к информации, представляющей общественный интерес, которая находится в распоряжении государственных органов. С этой целью Закон обязывает государственные учреждения публиковать в интернете на постоянной основе значительный объем информации, связанной с их деятельностью, причем осуществлять это таким образом, чтобы гражданам был обеспечен анонимный и бесплатный доступ к этим данным.

Особо значимым аспектом этого закона, учитывая ситуацию с планируемым в текущем году объединением около 3000 отечественных судов общей юрисдикции в рамках единой коммуникационной сети «ГАС-Правосудие», которая должна обеспечить гражданам доступ к информации об их работе через Сеть, является положение об обязательной публикации в сети интернет решений высших судов Венгрии. Опубликование собрания этих судебных решений в соответствии с требованиями Закона входит в компетенцию Национального совета юстиции (Orszagos Igazsagszolgaltatasi Tanacs) — независимой административной организации венгерских судов. Закон «О свободе электронной информации» вступил в силу 1 января 2006 г.

Положения же об обязательной публикации судебных решений вступят в действие позже, в текущем 2007 г.

9 апреля 2007г. на заседании Национального Собрания Республики Армения были принят Закон РА «О публичном обнародовании информации через интернет».Он регулирует порядок и условия публичного он-лайн обнародования. В частности, устанавливается, что в определенных законом или иным правовым актом случаях, когда предусматривается публичное обнародование посредством публикации информации в прессе, та же информация должна быть размещена на официальном вебсайте - www.lraber.am. Администратор веб-сайта определяется на основе тендера, который проводится в соответствии с Законом РА «О закупках». На администратора возлагается ряд обязанностей, в том числе – размещать информацию на сайте в течение двух рабочих дней с момента ее получения.

В 2004 г. президент страны В. Путин назвал конкурентоспособность “нашей основной национальной идеей”. “Мы должны быть конкурентоспособны во всем — и человек, и отрасль, и население, и страна” К сожалению, анализируемый законопроект, говоря мягко, не в достаточной мере соответствует задачам повышения конкурентоспособности нашей страны в этой важнейшей в нашу информационную эпоху сфере - информационной открытости власти, - напрямую влияющей как на качество всех государственных институтов, так и – что особенно важно!, - на эффективность отечественной судебно-правовой системы.

Он существенно уступает соответствующим законодательным актам, принятым и реально действующим в развитых стран мира, не закрепляя надлежащих организационно-правовых условий для обеспечения электронного доступа граждан и организаций к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Что можно предпринять на этом направлении совершенствования данного законопроекта! Во-первых, учитывая – хотя бы по минимуму - явные тенденции мирового развития в этом сегменте законотворчества на выделение этого направления в развитии информационного законодательства в отдельное направление; выделение, ярко демонстрируемое принятием по проблематике электронного доступа отдельных законодательных актов, - на сегодняшнем этапе развития этих тенденций в наших условиях было бы необходимо и пока достаточно, нормы, содержащиеся в статьях 7, 8, 9, 10,13,17 и 20 анализируемого законопроекта объединить в отдельную главу с возможным названием « Организация доступа к информации в информационных системах общего пользования».

Во-вторых, эти нормы необходимо по мере возможностей доработать, апгрейдить. Это необходимо, поскольку они имеют свой собственный предмет регулирования и приоритетный, системообразующий потенциал развития. Ведь сегодня уже не только доступ к официальной информации, а практически весь комплекс отношений, связанных с поиском, получением, передачей, производством и распространением информации (ч.4 ст.29 Конституции РФ) активно интернетизируется, уходит в онлайн, требуя адекватной модернизации своих правовых и этических регуляторов.

В частности, следует поддержать предложения Минэкономразвития о придании официального статуса электронным документам, которые будут публиковаться на государственном интернет-портале. Ведь проблема доступа граждан к официальной информации уже не может быть решена только публикацией в традиционных СМИ.

Например, “Российскую газету” непросто найти в свободной продаже (ее тираж примерно 0,4 млн. экземпляров, а в России живет почти 150 млн. человек), а небольшая площадь официальных печатных изданий не позволяет публиковать весь объем гигантского информационного потока, затрагивающей права и свободы граждан информации, что идет от структур государства и иных управомоченных лиц.

Кроме того, даже получив эту информацию на экран своего монитора и распечатав на своем принтере, в сегодняшних правовых условиях гражданин не может активно и результативно ее применить в ходе отстаивания своих прав и законных интересов в судах и иных государственных инстанциях.

Анализируемый законопроект даже не содержит ответа на вопрос, каким именно параметрам должен удовлетворять «официальный сайт государственного органа либо органа местного самоуправления», упомянутый в ряде его статей ( 13,.20 ).

Представляется совершенно необходимым определить этот термин в ст. законопроекта, так как требования субъектов анализируемого закона могут быть предъявлены только к размещаемой на официальном сайте информации. Указанное понятие используется в ряде федеральных законов (например, Градостроительный, Лесной, Земельный кодексы, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях) и должно быть внесено во все федеральные законы, предусматривающие обязанность государственного органа или органа местного самоуправления размещать информацию в информационно-телекоммуникационной сети для всеобщего сведения.

В рамках описания шестой проблемы, препятствующей наравне с вышеописанными приемлемому уровню работоспособности, того законодательного акта, который будет принят на основе анализируемого законопроекта, бросается в глаза та мягкость, с которой авторы закона собираются преследовать его нарушителей. Для них предусматривается дисциплинарная, административная и гражданская ответственность (ст. 27 законопроекта), а уголовная почему - то забыта - в то время, как даже в действующей редакции УК РФ есть статья за отказ предоставить информацию гражданину - (ст.140 УК РФ).

Это тем более странно, потому что работа над подготовкой данного федерального закона должна была бы подтолкнуть его авторов к выработке предложений по расширению имеющихся уголовно-правовых средств защиты права на доступ путем внесения предложений по доработке диспозиции ст. 140. «Отказ в предоставлении гражданину информации» УК РФ в направлении включения в него не только мер защиты так называемого «частного доступа» ( только для граждан и только для тех из них, чьи права и свободы запрашиваемыми документами и материалами непосредственно затрагивают), но и доступа публичного ( то есть такого, когда отсутствует правовая необходимость обоснования зачем запрашиваемая информация нужна лицу ее запрашивающему) Кстати, в соответствующей статье, принятого Государственной Думой 8 июля 2006 года Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (Статья 17. Ответственность за правонарушения в сфере информации, информационных технологий и защиты информации) применена более адекватная реальной ситуации формула : « Нарушение требований настоящего Федерального закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации» И, наконец, в седьмых, как говорится the last, but not the least - последнее по месту, но не по значению, пришла пора задаться сакраментальным вопросом: а контролеры исполнения норм закона кто Ведь как бы хорошо ни были сформулированы нормы закона, на 100% уберечься от их неисполнения невозможно.

Отсюда вывод: необходимейшая часть механизма реализации норм любого закона – внятное описание возможных мер по защите закрепляемых им прав и ответственности за неправомерный отказ в их реализации. Эти элементы механизма реализации в данном законопроекте сформулированы в ст.25 «Защита права на доступ к информации…» и ст. 26.»Контроль и надзор за обеспечением доступа к информации…». В нормах этих статей предусмотрен двухступенчатый механизм защиты права на доступ.

Первая ступень – административная. В ее рамках жалобы на различные виды ущемления права на доступ к информации могут быть поданы уполномоченным должностным лицам государственных органов или органов местного самоуправления и \или их руководителям.

Вторая ступень – судебная – включается в работу, если не срабатывает первая.

Скажем, если решение уполномоченного должностного лица или его руководителя не удовлетворяет подателя жалобы.

Иными словами, по закрепленной в анализируемой редакции законопроекта модели механизма контроля, основной первичный контроль за исполнением его предписаний по повышению информационной открытости власти возложен непосредственно на самих его исполнителей - уполномоченных должностных лиц государственных органов или органов местного самоуправления, - а также на их руководителей.

Вопрос о том насколько эффективна такая модель контроля сродни вопросу о эффективности контроля левой руки за действиями правой или практической применимости знаменитого приема барона Мюнхгаузена по вытаскиванию самого себя из болота за волосы. Редко какой исполнитель способен с достаточной степенью эффективности контролировать сам себя и редко какой руководитель способен взять сторону жалобщика на действия его подчиненного.

Достаточно выразительным примером в этом ряду является ситуация с динамикой реального выполнения требований Постановление Правительства № 98 от 12 февраля 2003 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства и федеральных органов исполнительной власти».

Закрепленные указанным Постановлением 53 разновидности такого рода информации, нормативно переведенной в режим электронной открытости, можно считать определенным показателем решимости центрального руководства федеральной исполнительной власти нашей страны разрешить проблему доступа к информации, которой владеет исполнительная ветвь государственной власти. Но сами министерства и ведомства к этим идеям и намерениям своего руководства, относились, особенно поначалу, мягко говоря, спустя рукава.

Так к концу первого года действия этого Постановления полностью соответствовали его требованиям сайты всего шести органов (из примерно 60-ти тогда имевшихся) исполнительной власти: МНС, Минобороны, Минобразования, Минприроды, ФКЦБ и Госатомнадзора.

При этом независимые эксперты, участвующие в оценке хода тогдашних работ по выполнению требований этого постановления дружно отмечали, что информация на сайтах министерств и ведомств часто размещается в необработанном виде, а сами ресурсы плохо структурированы. Больше всего нареканий вызывал тот факт, что госчиновники с удовольствием указывают свои адреса и телефоны, но совсем не говорят о том, чего рядовые граждане имеют право от них добиться.

К счастью, в современной России уже сформировались структуры гражданского общества способные осуществлять общественный мониторинг сайтов государственных органов и органов местного самоуправления, причем осуществлять его достаточно качественно.

В частности, такого рода мониторингом с 2005 г. активно и плодотворно занимается расположенный в Санкт-Петербурге общественный «Институт Развития Свободы Информации» (подробнее см.: http://www.svobodainfo.org/).

Помимо собственно мониторинга этот Институт ведет активную переписку с федеральными органами исполнительной власти, которые уклонялись от исполнения обязанности по обеспечению своей электронной информационной открытости.

Сотрудники Института старались объяснить таким госорганам то, что иметь свой собственный официальный сайт и размещать на нем информацию о своей деятельности также важно, как своевременно и полно отвечать на обращения граждан. С теми же, на кого обыкновенные письма не оказывали должного воздействия, сотрудникам института приходилось общаться с помощью судебных исков.

И только такое заинтересованное и многообразное общественное воздействие на ситуацию с реальным исполнением требований правительственного постановления по внедрению электронной прозрачности власти дало определенные положительные результаты. Так, если по состоянию на ноябрь 2004 г. 54 федеральных органа исполнительной власти не имели своих сайтов, то на начало 2005 года таких органов было уже 35, а на конец 2005 года оставалось всего 4.

Авторы анализируемого законопроекта не вышли за пределы соответствующей формулы, закрепленной нормой ч. 6 ст. 8 ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. №149-ФЗ, согласно которой « решения и действия (бездействие) государственных органов и органов местного самоуправления, должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации, могут быть обжалованы в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу либо в суд».

Между тем, даже Окинавская Хартия Глобального Информационного Общества 2000 г., среди прочего, отмечает необходимость использование альтернативных механизмов разрешения споров. Определяя этот механизм,наряду с иными средствами эффективных саморегулирующих инициатив, таких как кодексы поведения и другие варианты устранения сложностей, которые испытывают потребители в ходе трансграничных споров, в качестве фактора повышение доверия потребителя к новым видам рынков - электронным рынкам.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.