WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

© 2004, Елена Волчинская / МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» www.ifap.ru Обзор «Законодательство Российской Федерации о доступе к информации» КоАП РФ предусматривает административную ответственность юридических и физических лиц за «разглашение информации с ограниченным доступом» (ст. 13.14), под которой понимается «информация с ограниченным доступом (за исключением информации, разглашение которой влечет уголовную ответственность)». Следовательно, действие ст. 13.14 распространяется на случаи разглашения коммерческой тайны, не причинившие крупный ущерб или совершенные по оплошности (без личной заинтересованности).

Что касается гражданско-правовой ответственности, то статья 139 ГК РФ в качестве основного способа защиты предусматривает возмещение причиненных убытков (с учетом реального ущерба и упущенной выгоды согласно статье 15 ГК РФ). Наряду с этим возможно применение и других способов защиты, указанных в статье 12 ГК РФ. Важно, что статья 139 ГК РФ предусматривает введение имущественной ответственности работника перед своим работодателем за разглашение коммерческой тайны.

Помимо работника Гражданско-правовую ответственность несут: работники, связанные с обладателем трудовым договором и специальным соглашением о неразглашении коммерческой тайны; контрагенты, связанные с обладателем коммерческой тайны гражданско-правовым договором, а также органы государственной власти (их должностные лица), получившие информацию, составляющую коммерческую тайну, по закону.

Федеральным законом «О коммерческой тайне», принятым Государственной Думой и не поддержанным Советом Федерации, предусматривалось право обладателя в случае невозможности определения размера ущерба или вреда, причиненного нарушением прав на коммерческую тайну, требовать вместо возмещения убытков выплаты по усмотрению суда компенсации в сумме от 50 до 50000 минимальных размеров оплаты труда, устанавливаемых законодательством Российской Федерации.

Кроме этого, в целях обеспечения иска обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, и пресечения действий, нарушающих его права, суд по заявлению обладателя такой информации мог бы запретить ответчику использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, в соответствии с законодательством о гражданском судопроизводстве. Однако эти положения не были поддержаны Советом Федерации и Согласительной комиссией и исключены из закона.

Ответственность за разглашение сведений, составляющих служебную тайну, предусмотрена статьей 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях («Разглашение информации с ограниченным доступом») и статьями 155, 183, 293 Уголовного кодекса Российской Федерации. Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает ряд положений, определяющих дисциплинарную, административную, гражданско-правовую, уголовную ответственность лица, разгласившего сведения, составляющие в том числе служебную тайну (статьи 37, 243), причем в случае разглашения указанных сведений, на работника возлагается материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба.

Определенную проблему представляет установление норм ответственности за нарушения прав субъекта персональных данных, нарушения порядка работы с персональными данными, невыполнения предписаний органов, обеспечивающих государственное регулирование работы с персональными данными (дисциплинарная, административная, уголовная, гражданско-правовая ответственность). В Кодексе РФ об административных правонарушениях предусмотрена ст. 13.11 «Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональные данные)» с санкциями для юридических лиц от 50 до 100 МРОТ.

Необходим тщательный анализ норм уголовно-правовой (ст.ст. 129 «Клевета», 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни», 138 «Нарушение тайны переписка, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений», 155 «Разглашение тайны усыновления», «Неправомерный доступ к компьютерной информации» УК РФ) и гражданско-правовой защиты (ст.ст.

151 «Компенсация морального вреда», 152 «Защита чести, достоинства и деловой репутации», «Основания компенсации морального вреда» ГК РФ) ответственности и анализ правоприменения с возможным уточнением этих норм.

Самостоятельное значения для защиты информации, представленной в машиночитаемой форме (компьютерной информации), имеют статьи Главы 28 УК РФ «Преступления в сфере компьютерной информации».

© 2004, Елена Волчинская / МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» www.ifap.ru Обзор «Законодательство Российской Федерации о доступе к информации» Уголовно наказуем неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 272); создание программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами (ст. 273) и нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ, если это деяние причинило существенный вред (ст. 274).

Эта ответственность введена в 1996 году, но применяется достаточно активно, поскольку количество преступлений в сфере компьютерной информации увеличивает ежегодно более, чем в 10 раз. Однако практика правоприменения выявила ряд недостатков в формулировании оснований для ответственности, которые не позволяют обеспечить необходимую эффективность защиты прав обладателей информации, владельцев систем ЭВМ и сетей ЭВМ.

Так положения статьи 272 распространяются только на «охраняемую законом информацию», то есть на ту, для которой установлен специальный правовой режим ограничения доступа. С этим нельзя согласиться, тем более, что защите подлежит и открытая информация, размещаемая на публичных сайтах сети Интернет, поскольку она также не должна подвергаться модификации или искажению уже потому, что предназначена для копирования.

Ответственность, предусмотренная ст. 273, наступает за создание, распространение или использование вредоносных программ, под которыми понимаюсь, прежде всего вирусные программы. Однако в последнее время особую угрозу стал представлять спам, который характеризуется рассылкой с использованием специальных программ-роботов коммерческих и иных сообщений посредством стандартной электронной почты. Вызывает сомнения возможность использования статьи 273 для привлечения к ответственности распространителей спама, хотя ответственность за указанное деяние обязательно должна быть установлена.

Диспозиция статьи 274 также не позволяет привлечь ее для борьбы со спамерами, поскольку даже если массовая рассылка заблокирует почтовый ящик и информация, ожидаемая пользователем не будет им получена во время, эту информацию далеко не всегда можно отнести к «охраняемой законом» как это предусматривает ст. 274.

Практиками оспариваются и санкции рассматриваемых статей, поскольку вред, причиненный компьютерной информации, системам управления различными объектами, в том числе особо опасными, может быть не сопоставим с установленными мерами наказания.

© 2004, Елена Волчинская / МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» www.ifap.ru Обзор «Законодательство Российской Федерации о доступе к информации» 7. Проблемы и особенности доступа к информации и защиты права на информацию в Интернете Проблемы, связанные с деятельностью посредством Интернета, лежат в двух плоскостях: Интернет как телекоммуникационная среда (регулируется законодательством о связи) и информация, размещаемая в Интернете (регулируется общим законодательством об информации).

Федеральный закон «О связи» устанавливает в статье 1 следующие цели правового регулирования:

• создание условий для оказания услуг связи на всей территории Российской Федерации;

• содействие внедрению перспективных технологий и стандартов;

• защита интересов пользователей услугами связи и осуществляющих деятельность в области связи хозяйствующих субъектов;

• обеспечение эффективной и добросовестной конкуренции на рынке услуг связи;

• создание условий для развития российской инфраструктуры связи, обеспечения ее интеграции с международными сетями связи;

• обеспечение централизованного управления российскими радиочастотным ресурсом, в том числе орбитально-частотным, и ресурсом нумерации;

• создание условий для обеспечения потребностей в связи для нужд государственного управления, обороны страны, безопасности государства и обеспечения правопорядка.

Однако оценить, насколько эффективно эти цели обеспечиваются законом пока не представляется возможным, поскольку он вступил в силу только с 1 января 2004 года. Вместе с тем в процессе обсуждения проекта закона отдельные положения его концепции подвергались критике. В частности следующие.

Особенность инфраструктуры связи, состоящая в том, что она не совпадает с географическими границами государства, требует тщательного определения сферы правового регулирования. В Законе для этих целей используется понятие «юрисдикция» (преамбула, ст. 3), причем, в отличие от прежней редакции Федерального закона, деятельность в области связи в Российской Федерации и деятельность под юрисдикцией Российской Федерации различаются.

Наряду с этим, в п. 1 ст. 12 сети связи общего пользования дифференцируются на определяемые «географически в рамках обслуживаемой территории» и «не географически в пределах Российской Федерации», что не очевидно по смыслу и создаст очевидные проблемы в процессе правоприменения.

Не определено используемое в законе понятие «российский сегмент международных сетей» (ст. 25) и не ясно, по каким признакам он выделяется.

Не четко определены субъекты правоотношений, деятельность которых регулируется Законом. Таких субъектов несколько, в том числе, операторы связи и организации связи. При этом оператор связи определяется как юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, оказывающий услуги связи на основании лицензии, а организация связи - юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющие деятельность в области связи в качестве основного вида деятельности.

Получается, что действие федерального закона не распространяется на лиц, оказывающих услуги связи без лицензии (например, услуги бесплатной электронной почты), и на лиц, осуществляющих эту деятельность не в качестве основной. При этом, во-первых не ясно, какие виды деятельности, кроме услуг связи, составляют деятельность в области связи. Во- вторых, не ясен юридический смысл понятия «основная деятельность». Понятие «основной вид деятельности» и принципы выделения таких видов деятельности гражданским законодательством не установлены.

На практике обозначение в уставе основного (основных) видов деятельности есть результат «самоидентификации» субъекта и означает, что он объявляет о своей относительной специализации.

Однако требование определять основной вид деятельности гражданское законодательство не устанавливает, равно это никак не влияет на получение лицензий на «основной» или «дополнительный» вид деятельности. Таким образом, применение подобного критерия юридического смысла не имеет.

Вопросы собственности на средства и системы связи, пользования землями связи и взаимоотношений с надзирающим органом регулируются только применительно к организациям связи. Все остальные положения законопроекта распространяются только на операторов связи, включая их права и обязанности. Таким образом Закон не устанавливает права и обязанности предприятия связи, не являющегося оператором.

© 2004, Елена Волчинская / МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» www.ifap.ru Обзор «Законодательство Российской Федерации о доступе к информации» Закон выделяет среди операторов связи оператора, занимающего существенное положение на сети связи общего пользования, и оператора универсального обслуживания.

Содержание понятия «оператор, занимающий существенное положение на сети связи общего пользования» (ст. 2), оперирует недостаточно точным критерием («оператор, который вместе с аффилированными лицами обладает в географической зоне нумерации или на всей территории Российской Федерации не менее 25 процентов монтированной емкости»). Такой оператор вместе с аффилированными лицами может осуществлять различные виды услуг, в связи с чем не ясно, как будет определяться указанный критерий. Не ясно также, каким образом будет доводится до других операторов информация о том, что тот или иной оператор является оператором, занимающим существенное положение на сети связи общего пользования.

В мире используются несколько методик, которые могут помочь в определении оператора, занимающего существенное положение на рынке. Так, например, в Директиве Европейского Союза 3672/01 об общем регулировании электронных телекоммуникационных услуг используется качественный критерий для определения позиции, которую занимает такое предприятие, - экономически сильная позиция, позволяющая ему вести себя в существенной степени независимо от конкурентов и, соответственно, от потребителей. Применение этой методики потребует проведения глубокого экономического анализа, к которому наши органы управления связью еще не готовы. Используется также методика, основанная на оценке общего дохода предприятия в определенном сегменте рынка.

В американском законе о телекоммуникациях (1996 г.) выделены кроме того и другие типы операторов и для каждого из них установлены обязанности. Так, более жесткие требования установлены для операторов локального обмена, предоставляющих услуги местной телефонной связи, причем. операторы, занимающиеся предоставлением услуг мобильной связи не включаются в данную группу операторов. На операторов локального обмена, объединенных в ассоциацию, налагаются дополнительные требования.

С развитием Интернета возникла необходимость дифференцировать провайдеров связи, выделив сервиспровайдеров и установив для них права и обязанности. Это также не было реализовано в Федеральном законе.

Закон реализует идею лицензирования деятельности по оказанию только возмездных услуг связи, при этом перечень наименований услуг связи, которые образуют лицензируемые виды деятельности, и перечни лицензионных условий не установлены в Законе, а должны утверждаться постановлением Правительства РФ (ст. 29).

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.