WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
Средний класс в рентоориентированной экономике:

почему Москва перестала быть Россией У нас есть возможность детально обсудить результаты совместного исследовательского проекта Центра стратегических разработок и Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, который мы недавно завершили.

Должен сказать, что я с большим удовольствием его выношу на рассмотрение на Гайдаровских чтениях. Прежде всего потому, что мы получили в ходе этой работы, которую начали случайно, результаты, сильно расходившиеся с нашими первоначальными ожиданиями от исследования московского среднего класса. Выводы, которые мы вам сейчас изложим, а также источники данных и методология – все это результат внимательного изучения реальной ситуации, в которой оказалась Москва в последние несколько лет. Процессы, которые мы выявили с помощью доступных источников данных, во-первых, заставили нас совершенно по-другому посмотреть на развитие Москвы, на роль среднего класса, на причины столь быстрой отставки Ю.

Лужкова, и во-вторых, позволили сделать кое-какие прогнозы относительно долгосрочных перспектив социального развития не только для Москвы, но и для России в целом. Это может звучать слишком смело, но сейчас я представлю некоторые результаты, которые позволяют нам претендовать на определенную значимость сделанных обобщений.

Наш подход к измерению среднего класса Прежде всего по поводу того, как измерять средний класс. Для Москвы этот вопрос оказался чрезвычайно важным. Когда мы попытались оценить масштабы среднего класса в Москве, мы убедились, что традиционные многокритериальное подходы не просто не работают, а, наоборот, сильно затрудняют понимание того, что происходит со средним классом в Москве.

Чтобы сосредоточиться на сути рассматриваемых социальных процессов, которые тесно связаны с особенностями экономической мотивации людей, пополняющих ряды среднего класса, мы осознанно отказываемся от полемики по поводу критериев и определений. Для измерения среднего класса мы используем упрощенный подход, основанный на легкодоступной информации и фокусирующийся на ключевых экономических мотивах, которые сегодня отличают растущий средний класс от менее обеспеченных слоев населения. Мы понимаем, что в строгом смысле предлагаемый нами подход не является доказательным для выделения среднего класса как социальной группы. Но он эффективен для постановки гипотез и иллюстрации исключительно важных тенденций, которые проявляются уже сегодня, но в полной мере смогут реализоваться лишь в перспективе предстоящего десятилетия.

В развитых странах для выделения среднего класса часто используется порог доходов наряду с характеристиками социально-профессионального статуса1. Но в России профессионально-образовательный критерий работает недостаточно эффективно в силу нерыночных искажений в оплате труда работников бюджетного сектора и его завышенной доли в численности занятых. Это ведет к недооценке стоимости человеческого капитала и вытеснению части высокообразованного населения за пределы среднего класса.

Представляется, что в качестве своеобразного аналитического водораздела между См. например, Thompson, William; Joseph Hickey. Society in Focus. Boston, MA: Pearson. 2005;

Gilbert, Dennis. The American Class Structure in an Age of Growing Inequality. 2002; Beegley, Leonard. Structure of Social Stratification in the United States (4th Edition), 2004.

средним классом и малообеспеченными слоями в России удобнее всего использовать возможность приобретения жилья. В отличие от человеческого капитала этот актив в России в гораздо меньшей степени подвержен нерыночным искажениям и представляет собой наиболее распространенное средство капитализации доходов и социального статуса. Как мы убедились при сопоставлении разнообразных источников социальноэкономической информации, для такого подхода к оценке среднего класса в Москве есть весомые основания.

Предположение о значимости критерия обладания жильем при определении принадлежности к среднему классу получило подтверждение в ходе фокус-групп, проведенных нами в декабре 2009 г. В состав фокус-групп входили жители Москвы со средним уровнем доходов (операциональный критерий – в семье имеется автомобиль с текущей стоимостью не менее 400 тыс. руб.) и жители Москвы, имеющие высшее образование; возраст респондентов 30–50 лет. По мнению респондентов, единственным надежным активом в России является недвижимость, под которой практически всегда понимаются городские квартиры (не обязательно в Москве). Причина состоит в том, что городские квартиры можно сдавать в аренду, т.е. получать ренту. Прочие виды недвижимости, включая даже дачи и загородные дома, не воспринимаются как вложение, способное создавать ренту. Таким образом, жилье выступает в качестве доминирующего инвестиционного мотива и ключевого инструмента для капитализации доходов.

Важным аналитическим преимуществом этого критерия является сравнительная простота измерения и доступность необходимой информации. Институтом экономики города на квартальной основе рассчитывается индекс возможности приобретения жилья с кредитом, который показывает соотношение доходов среднестатистического домохозяйства с доходами, которые необходимо иметь для приобретения стандартной квартиры с помощью ипотечного кредита, выдаваемого на стандартных условиях. Во квартале 2010 г. значение индекса возможности приобретения жилья с кредитом составило 75%, что означает, что средняя семья имеет 75% дохода, необходимого для приобретения квартиры с помощью ипотечного кредита. Средний душевой доход во квартале 2010 г. составил 18 448 руб. в мес. Следовательно, доход достаточный для оплаты ипотеки составляет 24 598 руб. в мес. Данные Росстата по распределению населения по размеру среднедушевых денежных доходов показывают, что в целом по Российской Федерации около 20,1% населения имеют доход достаточный для приобретения стандартной квартиры с помощью ипотечного кредита. Еще около 10% населения с более низким уровнем доходов имеют в качестве второго жилья квартиру или комнату в квартире, которые являются значительным ликвидным капитальным активом, способным приносить доход. Это меняет социально-имущественное положение таких домохозяйств и позволяет основную их часть отнести к среднему классу, хотя и с оговорками, касающимися прежде всего рыночной стоимости располагаемого жилья.

Согласно используемым в мировой социологии подходам обычно верхние 1–5% населения относятся к богатым. В российской официальной статистике наблюдение высоких доходов в принципе отсутствует, поэтому мы руководствуемся условными предположениями и, с учетом международной практики, относим к богатым 1% населения с наиболее высокими доходами.

Следовательно, нижняя оценка среднего класса в Российской Федерации составляет 29,1% (20,1% имеющих доход достаточный для приобретения стандартной квартиры с помощью ипотечного кредита плюс 10% имеющих в качестве второго жилья квартиру или комнату в квартире с более низким уровнем доходов минус 1% имеющих наиболее высокие доходы).

Этот показатель превышает оценки, сделанные с применением более сложных критериев. Но в российских условиях он хорошо улавливает ключевую мотивационную специфику среднего класса как обладателя значительных рыночных капитальных активов.

По нашему мнению, эта мотивация оказывает существенное влияние на тенденции социального и политического развития последних лет.

Эволюция среднего класса в Москве: экономика рантье В 2006 г. среднедушевой ВВП по паритету покупательной способности (ППП) в странах Евросоюза составил 23 600 евро. По нашим оценкам, среднедушевой ВРП по ППП в Москве составил около 29 400 евро, т. е. был на четверть больше чем в среднем по ЕС и сравним с ВВП на душу населения в Бельгии. В России в целом среднедушевой ВВП по ППП находился на уровне относительно бедных восточно-европейских членов ЕС – примерно на 15% ниже уровня Польши, но почти на 40% выше, чем в Румынии2.

По приблизительным оценкам, среднедушевые доходы населения Москвы по ППП приближаются к 50% среднедушевых доходов населения Нью-Йорка, что примерно соответствовало средним доходам жителей Нью-Йорка в конце 1960-х – начале 1970-х гг.

Интересно, что квинтильный коэффициент доходов домохозяйств в 2006 г. в Москве равнялся 21 (без корректировки на экономию от масштабов и разницу в потреблении) и мало отличался от аналогичного показателя Нью-Йорка – 22,9 по данным 1998 г. Таким образом, уровень неравенства доходов в Москве, скорее всего, не является чем-то из ряда вон выходящим и вполне типичен для крупного мегаполиса с высоким среднедушевым уровнем дохода.

Чтобы оценить возможности капитализации доходов населения Москвы в жилищные активы воспользуемся показателем «индекс возможности приобретения жилья с кредитом»3. Значение этого показателя стремительно росло до 2005 г., вплотную приблизившись к 100%. Это означает, что впервые в истории практически все москвичи с доходами выше среднего (по нашим оценкам, около 35% населения города) получили потенциальную возможность приобрести жилье в кредит на экономически приемлемых условиях. При этом владение жильем в Москве приобрело массовый характер. В 2008 г.

доля собственников жилья в структуре городского жилого фонда составила 69,2%4. В результате, с учетом москвичей с доходами ниже среднего, имеющих второе городское жилье, до 40% населения города могло быть отнесено к категории среднего класса по нашим критериям. Быстрое старение коренного населения Москвы, скорее всего, усиливает концентрацию владения недвижимостью и повышает долю собственников второго и третьего жилья по мере того, как собственность на жилье переходит от умерших москвичей к их наследникам.

При всем том, что текущие доходы населения Москвы сопоставимы с уровнем доходов многих западноевропейских стран, обеспеченность жильем оказывается существенно ниже – 20,3 м2 на душу населения в 2009 г., в то время как в большинстве стран Западной Европы этот показатель колеблется в районе 40 м2. Это означает, что в Москве существует огромный нереализованный потенциал роста инвестиций в жилищные активы. Реализация этого потенциала сдерживалась ограниченным предложением на фоне перегрева рынка.

По расчетам Центра макроэкономических исследований Сбербанка России5, в период 2002–2010 гг. Москва оказалась регионом с наивысшими темпами удорожания Расчет по данным Россстата, Евростата, МВФ и Всемирного банка.

Данные предоставлены Институтом экономики города.

Постановление Московской городской Думы от 24.12.2008 г. № 355 «О докладе Московской городской думы "О состоянии законодательства города Москвы"».

Рынок жилья: выход из кризиса. Обзор Центра макроэкономических исследований Сбербанка России. Сентябрь 2010, стр.11.

жилья (почти в 3 раза против 2,3 раза в среднем по России) и наименьшими темпами роста заработной платы (в 1,7 раза против 2,6 раза в среднем по России). Можно указать как минимум 3 основные причины такого развития событий.

1. На московский рынок жилой недвижимости выплеснулась значительная часть энергосырьевой ренты, поступившей в экономику страны в период нефтяного бума.

2. Рост спроса на жилую недвижимость не подкреплялся соответствующим приростом предложения и способствовал ускоренному росту цен на искусственно монополизированном рынке. В Москве были созданы беспрецедентные не только по российским, но и по международным меркам барьеры входа на строительный рынок. По данным регионального обследования Всемирного банка «Doing Business 2009», Москва находилась на последнем месте среди 10 обследованных российских регионов по сложности получения разрешений на строительство и имела наибольшее в мире количество процедур для получения этих разрешений. Кроме того, Москва превосходила все другие российские города по стоимости подключения к инженерным сетям6. Как показывают данные, начало перегрева рынка жилья в Москве совпало с резким замедлением темпов прироста ввода жилья. Несмотря на низкую обеспеченность жильем и высокие темпы миграционного прироста населения, темпы прироста ввода жилья в Москве оказались в 2–6 раз ниже среднероссийских и в 5–20 раз ниже, чем в Московской области.

3. Перегрев на рынке московской недвижимости усиливался благодаря притоку мигрантов, который создавал дополнительный необеспеченный предложением спрос на рынке жилой недвижимости. Кроме того, приток мигрантов способствовал росту предложения на московском рынке труда и к соответствующему замедлению роста заработных плат.

Но для собственников жилья в Москве замедленный рост их заработной платы с лихвой компенсировался ростом капитализации их недвижимых активов и ростом доходов от аренды и продажи жилья. Совокупность вышеназванных факторов предопределила доминирующую роль жилой недвижимости, как с точки зрения вклада в прирост текущих доходов, так и с точки зрения ее вклада в прирост стоимости совокупных активов домохозяйств.

Доходы от собственности стали самым быстрорастущим элементом доходов населения Москвы. Их доля в доходах населения с 2002 г. по 2006 г. выросла в 2,9 раза. В 2005–2006 гг. она составляла почти 25% против 10% в среднем по Российской Федерации.

По своей значимости они вплотную приблизились к основному компоненту доходов – заработной плате. С учетом же того, что доходы от недвижимости в российской статистике занижаются, а заработная плата, напротив, завышается, реальные доходы от недвижимости в этот период скорее всего превратились в самый крупный источник совокупных доходов населения Москвы. Для России это явление, по-видимому, не имеет исторических аналогов. Для сравнения, в целом по России в тот же период доля доходов от недвижимости составляла немногим более 1/4 от доли заработной платы в доходах населения. В Московской области и в Санкт-Петербурге это отставание было еще более значительным. Недвижимость стала для москвичей настолько значимым и в то же время привычным источником доходов, что в обследованиях бюджетов домохозяйств заметно возросла готовность респондентов сообщать интервьюерам о наличии имущества и доходов от него.

Зеркальным отражением указанных структурных сдвигов в доходах москвичей стало стремительное падение доли социальных трансфертов и доли доходов от предпринимательской деятельности. Эти два компонента совокупных доходов единственные, доля которых к 2007 г. сократилась более чем в 2 раза по сравнению с Ведение бизнеса в России в 2009 году. Всемирный банк, 2009, стр. 10–14.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.