WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

6  С.З. Сурхаев: Инвентаризация в этом году должна начаться, но в связи с тем, что программа утверждена 27 декабря, в бюджет не успели включить средства, вот в этом месяце пройдет сессия Народного собрания, будет корректировка бюджета, будут средства включены, обязательно начнем в этом году.

Абсалитдин Азимович Мурзаев6: Действительно, когда у нас рассматриваются проблемы отгонного животноводства, все стараются избегать этот вопрос, потому что он очень болезненный и хрупкий. И только благодаря тем десантам, тому тщательному изучению со стороны московского научного сообщества он стал объектом исследования в научно-прикладном аспекте. Мнение московских экспертов не позволяет, во-первых, говорить о «зове крови» и нейтрализует обвинение в субъективности. И второе, самое главное, что участие экспертов Мироновой, Глезер, Софронова в подготовке доклада о состоянии использования земель отгонного животноводства для обсуждения на Экономическом Совете впервые позволило дать оценку с экономической точки зрения.

Какие-то подвижки в республике пошли.

С 1997 г. вопросы использования земель отгонного животноводства (ЗОЖ), я буду строго замыкаться на этих землях, обходились стороной. С одной стороны, властная элита пользуется плодами этой ситуации, они не заинтересованы в объективной оценке эффективности использования этих земель, лоббируют консервацию ситуации в таком состоянии. И первое для того, чтобы рационально использовать ЗОЖ, если начинать с рецепта, это должно быть разгосударствление земельной собственности. Земли отгонного животноводства считаются республиканской собственностью, и внедрять элементы рыночного механизма при этой ситуации, когда мы не передаем землю эффективному собственнику, невозможно. В то же время уполномоченным органом по распоряжению ЗОЖ у нас является Министерство земельных и имущественных отношений.

Следовательно, имеет место централизованно-бюрократическое распоряжение земельными угодьями с коррупционной составляющей.

Зададимся вопросом, каков механизм аренды ЗОЖ Самый коррупциогенный закон, в моем представлении, я его отстаиваю, это закон о статусе ЗОЖ: животновод, чтобы получить в аренду землю, должен обратиться к председателю сельхозкооператива, в свою очередь, тот должен согласовать с главой района, глава района должен выйти на Заместитель председателя Комиссии по вопросам формирования и развития гражданского общества Общественной Палаты Республики Дагестан, член Общественного совета при полномочном представителе Президента РФ в СКФО.

7  Правительство, Правительство выходит на Министерство земельных отношений для получения заключения, это заключение обратно возвращается в Правительство, потом заключается договор между Правительством и животноводом. Это одна сторона вопроса.

Но самое главное, как показывает экономический анализ, очевидны две проблемы:

неиспользованные земли и земли, которые используются по нецелевому назначению.

Отгонного животноводства в пригородных районах Махачкалы, да и в Кумторкалинском, Бабаюртовском районах нет. Об этом говорили и эксперты. Кроме того, они правильно подчеркивали, что на ЗОЖ не должно быть земель иных категорий. ЗОЖ имеют строго целевое назначение, они должны использоваться как зимние пастбища и как база для заготовки кормов, поэтому виноградников и так далее там не должно быть. И поэтому в республике, я уверен, преднамеренно, к сожалению, затягивается инвентаризация ЗОЖ.

Да, и ее достоверность и объективность всегда вызывали сомнение. И здесь нужна, как сказала Миронова Н.И., политическая воля. Таким образом, экономический подход и политическая воля – вот что необходимо для определения путей рационального и эффективного использования ЗОЖ.

Миронова Н.И. в своем выступлении перечислила имеющие место в республике земельные конфликты. Действительно, ситуация с использованием этих земель несет в себе огромный конфликтогенный заряд. Поэтому я еще раз повторяю, это вопрос болезненный и хрупкий, от его решения зависит сохранение межнационального согласия в Дагестане. Ярлыкапов А. в своем докладе на общественных слушаниях в Общественной Палате РФ правильно говорил, что в Дагестане, к сожалению, земля и кровь уже связываются. Отдельные конфликты имеют такие последствия, заканчиваются кровопролитием.

Сегодня у жителей поселков Тарки, Альбурикент и Кяхулай День памяти и скорби – 12 апреля годовщина их насильственного переселения. До депортации в 1944 г. это были колхозы-миллионеры. Их выселили под предлогом, что земли их колхозов являются нефтеносными. 1866 га земель после возвращения в 1957 г. им не вернули. Кто может сказать, что по отношению к ним справедливо поступили В постсоветском пространстве мы знаем только турков-месхетинцев, которым Грузия не вернула земли, знаем мы крымских татар, которые на Украине также не получили свои земли. И только этим трем селам, которые процветали как колхозы-миллионеры и жители которых традиционно занимались земледелием, животноводством не вернули в Дагестане земли. В России ни с кем больше так не поступили. В результате, потеряв возможность заниматься традиционными видами деятельности, села пришли в упадок, молодежь 8  маргинализировалась. И сегодня они в годовщину депортации вышли на берег Каспийского моря, где имеются определенные свободные земельные площади, которые принадлежали исторически им, и внеправовыми методами делят между собой эти земли.

Вопрос имеет и национальную, и политическую окраску.

Судьбу ЗОЖ можно решить, если исходить из сегодняшних реалий. Статус ЗОЖ – это камуфляж для территориального захвата этих земель. Они не рассматриваются как агроресурсный потенциал, а являются объектом территориального приобретения. Поэтому необходимо в кратчайшие сроки провести экспертизу, какие земельные массивы соответствуют этому статусу. Скажите, пожалуйста, представители делегации Дагестана, какое поголовье овец, где мы видим перегон овец под Махачкалу, Кумторкалинский район Еще раз повторюсь, в этом регионе земля не является ресурсным потенциалом для отгонного животноводства, это объект территориального приобретения. Тогда давайте не будем ни себя, ни других обманывать.

Управление отгонного животноводства перевели в Кочубей. Правильно сделали, земли кочубеевской зоны, Южно-Сухокумска соответствуют статусу ЗОЖ. А земли пригородных районов, где скотопрогонные трассы заняты под жилищное строительство, под незаконные поселения, потеряли это целевое назначение. В результате тактики «свершившегося факта» на ЗОЖ появились целые населенные места. Если им придавать статус муниципального образования и описывать границы, надо посмотреть, не приводит ли стационарное, круглогодичное содержание ими скота к опустыниванию земель. На огромных территориях ЗОЖ мы наблюдаем экоцид. На зимние пастбища скот должен прийти не ранее 15 октября и покинуть не позже 15 мая. И сегодня, когда лоббисты пытаются внести поправки в закон о статусе ЗОЖ с тем, чтобы снять запрет на субаренду этих земель, это означает, что окончательно контроль за использованием этих земель будет утерян. И ЗОЖ в обозримом будущем станут причиной затяжных межнациональных конфликтов.

Израпил Магомедович Сампиев7: Эти темы поднимаются, но, к сожалению, те идеи, которые возникают, не всегда нашими властями учитываются. Я хочу маленький пример привести. Сейчас вопрос стоит, как занять людей (безработица на Северном Кавказе), поднять экономику, и появилась такая идея, как туристический комплекс. В том числе в нашей республике такая идея развивается сегодня, она поддержана уже на уровне округа.

Кандидат философских наук, заведующий кафедрой социологии и политологии Ингушский государственный университет, г. Назрань.

9  Но при этом не учитываются элементарные, на мой взгляд, вопросы, в том числе касающиеся земли. Я сейчас буду говорить только о горной части, и наверняка эта же самая ситуация, наверное, актуальна и для других регионов. Просто я знаю неплохо ситуацию в земельных отношениях, межселенных территориях. Между кабардинцами и балкарцами эта проблема тоже не сегодня возникла. Частично это касается Дагестана, хотя в Дагестане более актуальна проблема отгонного животноводства, и для других регионов тоже.

Так вот, элементарно не учитывается то, что в горных территориях на каждый камень, на каждый клочок есть хозяин. И сегодня делают попытки привлекать каких-то инвесторов из Москвы или из Израиля. Понимаете, когда к моей родовой башне, к могильнику моих предков придет кто-то, будет выстраивать какие-то гостиницы и загаживать эту территорию, у меня возникают вопросы. Первый: вся эта территория –  пограничная зона, о какой хозяйственной деятельности может идти речь Второй вопрос:

эта вся территория является архитектурным и природным заповедником федерального значения.

Сегодня звучит информация, показывают заседание правительства, там сидит комиссия некая, представители группы «Акрополь» ООО из Москвы, которые обсуждают вопросы земель в заповеднике: на территории существующего заповедника создаются два заповедника, они расчленяются между собой и в эту территорию вклинивают туристскорекреационную зону. Абсолютно никакой проработки, ни с точки зрения земельного законодательства, ни с точки зрения тех отношений, которые существуют, ни с точки зрения сохранения памятников культуры, уникальных – абсолютно это не происходит. Но когда завтра этот инвестор придет со своими деньгами, окажется такая ситуация, что никто к его приходу не готов и ему не рад. И почему сегодня власть это не учитывает, никто об этом не говорит, я не знаю. Я доктор политических наук, профессор, заведую кафедрой, ко мне ни разу ни откуда не обращались. А я и не стремлюсь туда, потому что разговор должен быть с людьми, кто понимает, что такое государство и право, а не волюнтаристские решения. Это частный пример.

Теперь в общем, почему возникает эта проблема. Здесь прозвучало, что у нас пересекающееся право на ресурсы, но это пересекающее право создано самим государством. Сначала надо понять первоисточник, прежде чем сегодня делать все эти движения по приватизации земли и изменению соответствующего законодательства. Мы же не учитываем те законы, которые должны быть в первооснове, а в частности 10  законодательство о правах коренных народов. Никто не сказал, а в Дагестане благодаря Рамазану Абдулатипову статус коренных народов получили многие народы, не только малочисленные. В российском законодательстве очень хитро написано только о правах малочисленных народов, а немалочисленные вообще как бы выпадают из этого списка.

Так вот, прежде всего там есть определенные земельные права, которые не учитываются в современной ситуации, и соответственно однозначно не может быть речи о приватизации земли в Пригородном районе. Но есть же и другие вопросы, не только связанные с геноцидом 1940-х годов. То есть я хочу свести все к тому, что государственная политика заключается в поддержке сильных – будь то частный инвестор, будь то какая-то общественная группа, будь то какой-то этнос. А сегодня на Северном Кавказе теократия, и под видом проведения приватизации, борьбы с терроризмом идет межнациональная борьба, только одни в этом межэтническом противоборстве пользуются государственными институтами и ресурсами.

Я не хочу сказать, что любой конфликт сводится к этому, но то, что он используется в этом, это однозначно. Если, нет разных этносов, то не возникает никакой этнической проблемы, но внутри уже появляются другие вопросы, и клановые и так далее. Но нет этой глубокой проработки: власть проводит только свой интерес, а интерес ее, в любом случае, приватизировать, легче работать с частным собственником, а возиться с общинами, с этносами, с коренными народами – это для чиновника слишком затруднительно, им нужна простая картина. Купил – продал, вот и все. Приватизация 1990-х должна была превратиться в земельную реформу тоже. Все решения, которые принимаются в обход и без учета факторов, о которых я говорил, нелегитимны, и никто не должен удивляться, если завтра все эти решения будут отменены. Маленький пример, как это будет сделано. Есть ребята, молодежь, которых сегодня называют по-разному – салафиты, ваххабиты, а кто-то – экстремисты. Так вот, завтра у них будет очень простой довод: земля Аллаха и она принадлежит всем, и никакие бумажки, которые выданы официально, не помогут, и будет новый передел, а мы должны сегодня головой поработать, чтобы избежать этого.

Михаил Юрьевич Рощин8: В мусульманском праве вопросы землепользования очень тщательно разработаны, и заявление о том, что вся земля принадлежит Аллаху, свидетельствует лишь о незнании мусульманского права теми, кто так говорит. И в Институт востоковедения РАН, Москва.

11  докладе Нины Ивановны Мироновой об элементах мусульманской юриспруденции, применяемых в настоящее время в Дагестане, правильно отмечено. Сегодня там имеет место смешение элементов мусульманского права, рудиментов советского законодательства и современных законов России. Очень полезно было бы во всем этом навести порядок, вероятно, с помощью специального земельного закона Республики Дагестан.

Расул Ахмедович Кадиев9: Добрый день, уважаемые коллеги. Ситуация такая: что такое в исламе земля и в Дагестане, что такое вообще ислам, я покажу вам на таком примере, который приводит обычно мой друг, ссылаясь на меня. У меня была радиопрограмма «Радио-суд», я занимался правовым воспитанием населения, но через юмористические проекты. У меня был такой суд, и было дело о похищении невесты. В одном селе, в котором всегда воровали невест, мать парня, которую саму когда-то украли, говорит сыну:

«Ты уже взрослый, ты должен своровать невесту». Но так получилось, что своровали не ту, оказалось – дочка главы администрации соседнего села. Пошли переговоры, возбуждено уголовное дело. И я задаю вопрос, правильно ли возбудили уголовное дело:

виновен или невиновен. Спрашиваю у радиослушателей, у дагестанцев, они говорят:

«Молодец! Только дурак, что перед свадьбой вернул (они его обманули)». Я говорю, это же не соответствует Уголовному кодексу Российской Федерации. А мы, говорят, не по Уголовному кодексу живем, а по законам шариата. Минуточку, говорю, по закону шариата запрещено невесту воровать. Пауза – тогда мы по адату, мы же горцы. Это чтобы вы поняли, что такое шариат сегодня.

Есть город Джидда, в Джидде есть Институт права по шариату. Собрали огромное количество экспертов, правоведов, которые постоянно выступают в роли конституционного шариатского суда и на весь мир дают разъяснения, как применять нормы шариата, создают новые нормы, – это не так-то просто. Вы удивитесь, но в одном селе имам так трактует шариат, в другом иначе трактует, кому как выгодно. В своих публикациях я назвал это «конкуренция правового поля».

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.