WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

. Стажировки различных типов и обмены, включая обмены студентов и аспирантов (7 университетов).

2. Приглашение из-за рубежа успешных ученых (в том числе соотечественников), уже имеющих высокую репутацию и научную продуктивность, на постоянную работу и на временные контракты (4 университета).

3. Приглашение ведущих мировых ученых для чтения одной или нескольких лекций (3 университета).

4. Разработка совместных образовательных программ (3 университета).

5. Реализация совместных научных проектов с международным участием (3 университета).

6. Проведение международных конференций, симпозиумов, семинаров на базе университета с привлечением ведущих российских и зарубежных ученых (2 университета).

7. Развитие практики менторства — приглашения российских и зарубежных консультантов-практиков для начинающих компаний, создаваемых студентами университета ( университет).

8. Поддержка подготовки диссертаций на степень PhD путем прикрепления к аспирантуре ведущих научных центров ( университет).

9. Финансирование временных контрактов («постдокторских» позиций) за рубежом для некоторых выпускников аспирантуры ( университет).

0. Публикация совместных научных трудов в журналах с высоким импакт-фактором, в том числе издаваемых университетом ( университет).

Ирина ДежИНА Таким образом, наиболее популярными мерами являются стажировки за рубежом, а также приглашение зарубежных исследователей в университет для работы на постоянной или временной основе.

Любопытно сравнить полученные данные с теми формами развития международных связей, которые ведущие российские ученые считают наиболее перспективными 5. По их мнению, международное сотрудничество должно реализовываться в первую очередь в следующих формах:

• приглашение зарубежных ученых и экспертов мирового уровня с короткими визитами для проведения экспертизы и чтения научных докладов;

• оплата длительных визитов (6— 2 месяцев — отпуска для выполнения научной работы) известных зарубежных ученых в Россию для чтения лекций и совместной исследовательской работы;

• оплата длительных визитов ( —2 года — постдоки) молодых зарубежных ученых для работы в российских лабораториях;

• целевые стипендии ( —3 года — Ph. D., студенты, постдоки) для молодых российских ученых с целью подготовки кадров в лучших научных центрах за рубежом;

• участие в международных научных и прикладных программах совместно с зарубежными партнерами;

• создание сети небольших институтов по разным дисциплинам с небольшим постоянным штатом для организации международных программ и конференций и кратковременной совместной работы российских и иностранных специалистов.

Из сравнения двух списков следует, что исследовательские университеты в большинстве своем выбрали наиболее простые формы международного сотрудничества. Только один университет (ГУ—ВШЭ) планирует финансировать подготовку диссертаций на степень Ph.D. и постдокторских позиций.

Создавать небольшие институты, возглавляемые зарубежными учеными, исследовательские университеты пока не планируют.

В то же время такой политике есть объяснение — пока еще существует целый ряд внешних факторов, препятствующих развитию длительных и серьезных связей с зарубежными партнерами. Сложно организовать оплату проезда в Россию и суточные приглашенного иностранного специалиста, поскольку это противоречит существующему законодательству. Поэтому даже приглашение ученых в Россию с краткосрочными визитами возможно преимущественно за счет либо самих зарубежных ученых, либо международных организаций и фондов, которые могут выступать спонсорами таких мероприятий (выделять гранты). Собственно финансовые аспекты тоже имеют значение — международное сотрудничество в его развитой форме является дорогостоящим, и в то же время университеты, как следует из планов их развития, пока не считают международное научное сотрудничество своим приоритетом. Есть и «внутренние препятствия» развитию международных научных связей. Это — в среднем плохое знание россиянами иностранных языков; незнание научно-педагогическими работниками культуры и техники организации и ведения научной работы, принятых в развитых в научно-техническом отношении странах 6.

Не случайно поэтому у целого ряда университетов тема международного сотрудничества разработана достаточно формально — и фактически сводится Модернизация: Организация науки // Ведомости. 20 0. 4 февр. www.vedomosti.ru/newspaper/ article/20 0/02/04/ Апресян Р. Тенденции и препятствия в международных научных связях. Конкретный опыт на основе личных впечатлений // Общественные и гуманитарные науки: тенденции развития и перспективы сотрудничества / Сост. и ред. Л.К. Пипия. М.: ИПРАН РАН, 2009. С. 88.

154 Меняющиеся приоритеты международного научно-технологического сотрудничества России к общим лозунгам о мобильности и к намерениям стажироваться и повышать квалификацию. Часто международные связи включены в общий контекст развития внешних связей, то есть они не специфицируются и, скорее всего, отдельно не прорабатываются. Есть и такие программы, где международное сотрудничество среди намеченных мероприятий в явном виде отсутствует, но при этом оно названо в числе стратегических задач развития.

Финансовые ресурсы, которые университеты в течение трех лет (20 0— 20 2 годы) планируют направлять на мероприятия по развитию международных связей, в большинстве случаев нельзя отделить от других статей расходов (например — стажировки за рубеж от стажировок в российские центры и университеты). Там, где на международное сотрудничество средства выделяются целевым образом, их размер существенно варьируется, приблизительно от 5—6 до 20 млн руб. в год.

Так, ГУ—ВШЭ планирует потратить на «приглашение успешных ученых (в том числе соотечественников), уже имеющих высокую репутацию и научную продуктивность, из-за рубежа и других российских университетов и научных организаций как на постоянную работу, так и на временные контракты» 9 млн руб. в 20 0 году, — в 20 году, 3,4 — в 20 2 году.

МИФИ собирается выделить 2 млн руб. в 20 0 году, 4 — в 20 году, 4 — в 20 2 году на:

• стажировки студентов, аспирантов и докторантов университета в зарубежных образовательных учреждениях и научных центрах;

• приглашение ведущих зарубежных ученых и педагогов для разработки и чтения отдельных лекций, учебных курсов, предметов и дисциплин (модулей);

• разработку и публикацию учебно-методических материалов на иностранных языках, включая тексты лекций, учебно-методические пособия, учебно-методические материалы для практических занятий, семинаров, лабораторных работ и деловых игр.

Невысокая значимость международного научного сотрудничества находит отражение и в том, что в числе индикаторов результативности международным аспектам деятельности университетов не уделяется значительного внимания. Результаты развития международных связей измеряются двумя, максимум тремя показателями.

Фактически существует один обязательный индикатор, по которому все университеты должны предоставлять информацию. Речь идет об объеме НИР в рамках международных научных программ в расчете на одного научнопедагогического работника. Данный индикатор не используют только МИФИ и МИСиС, поскольку эти вузы получили статус исследовательского университета без конкурса, в качестве пилотных проектов, и для них не был принят стандартный набор индикаторов.

По данному показателю университеты сильно различаются между собой.

Среднее значение составляет 0,02 млн руб. на одного научно-педагогического работника, однако у многих вузов значение этого показателя ниже 0,0, при абсолютном лидерстве Томского политехнического университета (0,06), Казанского государственного технического (0,05) и Санкт-Петербургского горного (также 0,05) университетов. Даже «высокие» показатели на самом деле являются очень низкими, свидетельствующими о том, что международное научное сотрудничество пока еще развито слабо, и потому университеты не готовы принимать на себя повышенные обязательства.

Опыт реализации инновационной образовательной программы, в которой участвовало большинство университетов, получивших позднее статус нациИрина ДежИНА онального исследовательского, показал, что и в 2006—2008 годы — время реализации инновационной образовательной программы — международному сотрудничеству не уделялось повышенного внимания. Развивались в основном те виды связей, которые были инициированы отдельными учеными или предложены зарубежными университетами 7.

В свою очередь, администрации университетов хотя и не препятствовали развитию подобных связей, но и не поддерживали их. Иными словами, отсутствовала системность в политике университетов в отношении международного научного сотрудничества.

Подводя предварительные итоги, можно сделать несколько выводов.

. Международные связи не входят в число приоритетов в программах развития исследовательских университетов. Международное сотрудничество базируется преимущественно на инициативе «снизу», при отсутствии системной политики руководства большинства институтов.

2. Используются в основном традиционные пути развития международного научно-образовательного сотрудничества (приглашение ведущих ученых прочесть лекции, организация конференций и стажировок).

3. Применяемые индикаторы оценки международных аспектов деятельности университета не позволяют судить об их результативности и эффективности. Между тем именно включенность в международное научное пространство отличает исследовательские университеты от других вузов.

Заключение Таким образом, Россия в последние годы, несмотря на расширение научного сотрудничества, по темпам роста международной кооперации отставала как от стран с быстрорастущими научными комплексами, так и от развитых стран.

Международное сотрудничество в нашей стране осуществляется преимущественно в традиционных областях (фундаментальные исследования по ряду естественных наук) и формах (обмены, совместные исследования). На государственном уровне развитие международных научных связей провозглашается в качестве важной задачи, и акцент постепенно смещается в сторону поддержки прикладных и инновационных проектов, что важно для решения задачи модернизации экономики страны. В инновационно-технологической сфере сотрудничество развивать сложнее в связи с действием ряда сдерживающих экономических и политических факторов, выходящих за рамки собственно научно-технологического комплекса страны и зоны ответственности тех ведомств, которые традиционно отвечают за развитие науки и инноваций. Пока выбран курс на решение проблем и снятие барьеров по мере реализации крупных проектов, участие в которых может быть привлекательным для зарубежных партнеров.

На уровне организаций научного комплекса страны — в частности исследовательских университетов, международным аспектам развития науки и технологий придается сравнительно небольшое значение. Несмотря на статус, обязывающий исследовательские университеты уделять больше внимания международному научному сотрудничеству, они пока еще редко учитывают международные аспекты в стратегиях своего долгосрочного развития. Широту и многообразие международной научно-технологической кооперации можно найти только на уровне отдельных научных коллективов и ученых, однако характер таких международных связей не всегда способствует укреплению научного потенциала страны.

Апресян Р. Тенденции и препятствия в международных научных связях. С. 8.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.