WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

На следующем этапе анализа важно выявить необходимое и достаточное число подсистем или подструктур, в которые входят, или на пересечении которых находятся все единицы анализируемой целостности. Подструктуры или подсистемы, как и элементы, объединяются понятием компоненты. При исследовании компоненты должны быть упорядочены и классифицированы, что является главной задачей структурного анализа в психологии.

На завершающем этапе необходимо сопоставить связи элементов между собой и системой с обобщенными связями подструктур (подсистем) и системой и установить генетическую иерархию компонентов, сложившуюся в процессе развития системы.

На основе анализа работ А. Н. Леонтьева разработана схема анализа психологической структуры деятельности. Согласно теоретическим взгляда А. Н. Леонтьева, «тело» деятельности образуют некоторые инвариантные единицы: предметные и структурные компоненты (Рис. 3).

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МОТИВ ДЕЙСТВИЕ ЦЕЛЬ ЗАДАЧА ОПЕРАЦИЯ УСЛОВИЯ Рис. 3. Психологическая структура деятельности (по А. Н. Леонтьеву) Предметное содержание деятельности (предметные компоненты) в деятельности субъекта образуют:

1) мотив – предмет, на который направлена деятельность, или предмет потребности;

2) цель – представление о результате действия (что должно быть достигнуто);

3) условия осуществления деятельности, среди которых важнейшими являются способы достижения цели;

4) цель, данная в определенных условиях, представляет собой задачу деятельности.

Структурные единицы деятельности составляют:

1) отдельная (особенная) деятельность, которая может быть выделена по критерию побуждающих ее мотивов;

2) действия – процессы, подчиняющиеся сознательно поставленным целям; могут быть относительно самостоятельными и входить в разные виды деятельности;

3) операции – способы осуществления действий, непосредственно зависят от условий достижения конкретных целей;

4) выполнение задач осуществляется с помощью действий и операций.

Согласно А. Н. Леонтьеву, понятие деятельности необходимо связано с понятием мотива. «Деятельности без мотива не бывает;

«немотивировнная» деятельность – это деятельность не лишенная мотива, а деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом» [28, C. 81]. Каждая деятельность отвечает определенной потребности субъекта и стремится к предмету этой потребности. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность, он и есть ее действительный мотив. Главное, что отличает одну деятельность от другой, отмечает А. Н. Леонтьев, состоит в различии их предметов.

Мотив деятельности может быть как вещественным, так и идеальным, «главное, что за ним всегда стоит потребность, что он всегда отвечает той или иной потребности» [28, C. 80].

Основными «составляющими» деятельности являются осуществляющие ее действия. Действие – это процесс, подчиненный сознательной цели. А. Н. Леонтьев отмечает, что «подобно тому, как понятие мотива соотносится с понятием деятельности, понятие цели соотносится с понятием действия» [28, C. 81]. По мнению А. Н. Леонтьева, выделение целей и соответствующих этим целям действий приводит к расщеплению прежде слитых в мотиве функций. Если за мотивом полностью сохраняется функция побуждения к деятельности, то действия, которые осуществляют эту деятельность и побуждаются ее мотивом, реализуют функцию направления деятельности, то есть являются направленными на цель.

Согласно А. Н. Леонтьеву, деятельность и действия представляют собой подлинные и не совпадающие между собой реальности.

Одно и тоже действие может осуществлять разные деятельности (иметь совершенно разные мотивы), переходить из одной деятельности в другую, являясь, таким образом, относительно самостоятельным. Справедливо и обратное: мотив может конкретизироваться в разных целях и породить соответственно разные действия.

Цели деятельности, по мнению А. Н. Леонтьева, не изобретаются и не ставятся субъектом произвольно, они даны в объективных обстоятельствах. В связи с этим, выделение и осознание целей представляет собой не автоматический, одномоментный акт, а относительно длительный процесс «апробирования целей действием». Другой важной стороной процесса целеобразования является конкретизация цели и выделение условий ее реализации. Действие в конкретных условиях его реализации имеет особое качество, особую «образующую» – способы, которыми оно осуществляется. Таким образом, помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто), действие имеет и операциональный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто). Способы осуществления действий А. Н. Леонтьев назвал операциями [28].

Действия и операции, по мнению А. Н. Леонтьева, имеют разное происхождение, разную динамику и судьбу. Генезис действия лежит в отношениях обмена деятельностями, операция же есть результат преобразования действия, происходящего в результате его включения в другое действие и наступающей его «технизации» [28].

Таким образом, анализ психологического строения деятельности показывает, что категория целостной деятельности соотносима с понятием потребности и с понятием мотива, с определением их предметного содержания. Мотив побуждает человека к выявлению цели, которая, будучи представлена в определенных условиях, требует выполнения действия, направленного на создание или получение предмета, удовлетворяющего мотив и потребность. В целом процесс, рассмотренный со стороны мотива, выступает в качестве особенной деятельности, со стороны цели – в качестве действия, со стороны условий осуществления действий – в качестве операции [по 48].

Исследование деятельности, согласно А. Н. Леонтьеву, требует анализа именно ее внутренних системных связей и отношений. Такой подход позволяет ответь на самые простые вопросы: имеем ли мы в данном случае деятельность, действие или же операцию А. Н. Леонтьев неоднократно отмечает, что деятельность представляет собой процесс, который характеризуется постоянно происходящими трансформациями. «Деятельность может утратить мотив, вызвавший ее к жизни, и тогда она превратится в действие, реализующее, может быть, совсем другое отношение к миру, другую деятельность; наоборот, действие может приобрести самостоятельную побудительную силу и стать особой деятельностью; наконец, действие может трансформироваться в способ достижения цели, в операцию, способную реализовать различные действия» [28, C. 86]. Взаимные переходы типа «деятельность – действие – операция» и «мотив – цель – условия» происходят постоянно. Подвижность «образующих» системы деятельности выражается, таким образом, в том, что каждая из них может становиться более дробной или, наоборот, включать в себя единицы, прежде относительно самостоятельные. Так, например, в случаях, когда действие протекает в условиях, затрудняющих его выполнение с помощью уже сформировавшихся операций, целостное действие может дробиться на ряд отдельных последовательных действий, при соответствующем дроблении общей цели на ряд промежуточных подцелей. Противоположный процесс имеет место тогда, когда достигаемые в процессе деятельности промежуточные результаты сливаются и перестают осознаваться субъектом. Уточняя различные стороны деятельности, А. Н. Леонтьев отмечает: «…действие как процесс, который направлен на осознаваемую в связи с определенным мотивом цель, это есть сторона деятельности, внутренне связанная с той «единицей» сознания, которую мы обозначаем термином личностный смысл… содержание или стороны действия, которые отвечают условиям действия, это операция. С этим содержанием деятельности тоже связана своеобразная «единица» сознания, а именно значение» [29, C. 491].

Деятельность и сознание. Характеристика «образующих» сознания Сознание, согласно А. Н. Леонтьеву, в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния. И далее он отмечает: «сознание человека, как и сама его деятельность не аддитивно. Это не плоскость, даже не емкость, заполненная образами и процессами. Это и не связи отдельных его «единиц», а внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности… Деятельность человека и составляет субстанцию его сознания» [28, C. 121]. Отмечая психологическую многомерность сознания, А. Н. Леонтьев, в качестве его образующих выделил: личностный смысл, значение и чувственную ткань.

Чувственная ткань сознания. Чувственная ткань представляет собой строительный материал образа: чувственная ткань «образует чувственный состав конкретных образов реальности, актуально воспринимаемой или всплывающей в памяти, относимой к будущему или даже только воображаемой» [28, C. 103]. Образы различаются по своей модальности, чувственному тону, степени ясности, большей или меньшей устойчивости и т. д. На примере экспериментальных процедур А. Н. Леонтьев отмечает особую функцию чувственных образов, которая состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мире. Иными словами, благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий вне его сознания – как объективное «поле», как объект его деятельности. Функция чувственного содержания сознания, таким образом, выражается не прямо, а лишь косвенно – в безотчетном переживании «чувства реальности».

Чувственная ткань, иными словами, может быть представлена в сознании двояко: как то, в чем существует для субъекта предметное содержание (в нормальных условиях чувственная ткань и предметное содержание слиты между собой); либо сама по себе, что обнаруживается в условиях специально направленной интроспекции, или в специальных экспериментальных условиях, например, в опытах с адаптацией к инвертированному зрению.

Значение. Значение, понимаемое в психологической традиции как содержания общественного сознания, указывает на то обстоятельство, что сознание человека развивается внутри культурного целого, в котором фиксирован опыт деятельности, общения и мировосприятия, который индивиду необходимо не только усвоить, но и построить на его основе собственный опыт [19]. Значение в психологической теории деятельности рассматривалось как форма сознания, т.е. как осознание человеком своего – человеческого – бытия, а также как реальная психологическая «единица сознания», как факт индивидуального сознания.

Значения преломляют мир в сознании человека. Носителем значений является язык. В языковых значениях фиксированы общественно выработанные способы (операции) действия. Таким образом, отмечал А. Н. Леонтьев, в значениях слов реализуется для сознания общественное значение предметов.

Рассматривая проблему значения, А. Н. Леонтьев отмечал двойственность существования значений для субъекта. Значения выступают перед субъектом, с одной стороны, «в своем независимом существовании – в качестве объектов его сознания, т.е. функционируя в процессах, репрезентирующих объективную действительность». С другой, являются достоянием, «образующей» индивидуального сознания:

функционируя в «объективном своем бытии» значения «необходимо вступают во внутренние отношения, которые связывают их с другими «образующими» индивидуального сознания; в этих внутренних отношениях они единственно и обретают свою психологическую характеристику» [28, C. 113]. В этом своем существовании значения индивидуализируются и «субъективируются», при этом, отмечает А. Н. Леонтьев, не утрачивая своей общественно-исторической природы.

Рассматривая значение в системе индивидуального сознания, А.

Н. Леонтьев указывает на две стороны его существования (движения).

Одна сторона «движения» значений состоит в том, что их функционирование в осуществлении реальных жизненных связей субъекта необходимо предполагает их отнесенность к чувственным впечатлениям, «возвращение» их к чувственной предметности мира. «В то время как в своей «надындивидуальности» значения безразличны к формам чувственности, в которых мир открывается субъекту» [28, C. 114]. Другая сторона состоит в субъективности, пристрастности значений, приобретаемой ими в системе индивидуального сознания. Данная сторона раскрывается при анализе отношений, связывающих значение с другой образующей сознания – личностным смыслом.

Личностный смысл. Понятие смысла указывает на то, что индивидуальное сознание несводимо к безличному знанию. Оно в силу принадлежности живому субъекту и реальной включенности в систему его деятельностей всегда пристрастно, т. е. сознание есть не только знание, но и отношение [19, 28, 30]. По определению ученого, личностный смысл есть оценка жизненного значения для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах. Разрабатывая вопросы строения внутренней и внешней деятельности, А. Н.

Леонтьев отмечает, что мало иметь в виду факт детерминации ее структурных элементов – действий и операций – объективными свойствами предмета (предметной ситуацией). То, как выступает предмет, зависит, прежде всего, от отношения человека к нему. Личностный смысл истолковывает ситуацию для субъекта. «Человек отвечает не на среду, а на свое «понимание» = на окружение, как оно выступает для человека» [30, C. 212]. В смысле предмета «кристаллизуется мое отношение к предмету» [там же, C. 167]. Деятельность, целенаправленный характер действий, опосредованы, таким образом, по А. Н. Леонтьеву, личностным смыслом, отношением человека. Изменение смысла ведет к изменению мотивов деятельности, изменению деятельности человека.

В отличие от значений, отмечал А. Н. Леонтьев, личностные смыслы, как и чувственная ткань сознания не имеют своего «надындивидуального» существования. «Если внешняя чувственность связывает в сознании субъекта значения с реальностью объективного мира, то личностный смысл связывает их с реальностью самой его жизни в этом мире, с ее мотивами» [28, C. 118]. И, далее: «Общественное значение предмета (значение слова) определяется общественноисторически, оно есть общественно-историческое отображение, обобщение действительности. Оно есть мой предмет». Если «В значении кристаллизуется общественно-историческое отношение», то личностный смысл есть «Мое отношение к значению (= к предмету, как значению)… Смысл, следовательно, есть «значение для меня значения» [28, C. 183].

Смысл, по словам А. Н. Леонтьева, принадлежит не предмету, а деятельности и лишь в деятельности предмет выступает для субъекта как смысл. Смысл есть, таким образом, «само отношение, осуществляющееся в деятельности» [28, C. 183].

1.5. Человек как субъект деятельности и жизнедеятельности.

Общая характеристика субъектно-деятельностного направления в психологии Идеи, выдвинутые С. Л. Рубинштейном при разработке проблемы деятельности, разрабатывались и развиваются на сегодняшний день его учениками и последователями – А. В. Брушлинским, К. А.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.