WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

Мотив ценность. На примере развития категории «мотив» через привлечение категории «ценность» также можно проследить идею восхождения от абстрактных (базисных) к конкретным (метапсихологическим) категориям [37]. Мотив сам по себе еще не является ценностью. Когда мы говорим о ценностях человека мы говорим прежде всего о сокровенных мотивах его поведения. Ценность — это не просто мотив, а мотив, характеризуемый определенным местом в системе самоотношений субъекта («ценность» в обычном словоупотреблении означает значимый, важный, существенный в какомнибудь отношении). Однако прежде чем мотив выступит перед индивидом как ценность, должна быть произведена оценка. Иначе говоря, для того чтобы мотив был включен субъектом в образ себя и выступил, таким образом, как ценность, субъект должен осуществить определенное действие (ценностное самоопределение). Результатом этого действия является переживание данного мотива субъектом в качестве важной и неотъемлемой части его самого. Вместе с тем ценность есть то, что в глазах данного субъекта ценимо и другими людьми, т.е. обладает для них побудительной силой. Посредством ценностей субъект персонализируется (обретает свою идеальную представленность и продолженность в общении). Таким образом, категория «ценность» неотделима от базисной категории «взаимоотношения» («интеракция»), рассматриваемой не только во внешнем, но и во внутреннем плане. Ценность таким образом – это мотив, который в процессе самоопределения рассматривается и переживается субъектом как его собственная неотчуждаемая «часть», что образует основу «самопредъявления» (персонализации) субъекта в общении» [37].

Действие деятельность. Метапсихологическим эквивалентом базисной категории «действие» является категория «деятельность». Деятельность есть целокупное самоценное действие. Источником деятельности являются мотивы субъекта, ее целью – образ возможного (в качестве прообраза того, что свершится), ее средствами – отдельные действия в направлении промежуточных целей и, наконец, ее результатом – переживание отношений, складывающихся у субъекта с миром.

4. Категория деятельности тесно взаимосвязана с базовыми категориями психологии.

Категория деятельности и психического отражения взаимосвязаны.

Важной задачей теории деятельности на всех этапах ее развития было объяснение возникновения различных уровней и форм субъективного отражения объективного мира, иными словами различных уровней и форм психики [20]. Согласно взглядам А. Н. Леонтьева, вне целостной системы деятельности не может быть понято психическое отражение. А. Н. Леонтьев показал, что психическое отражение рождается в процессе развития чувственно-практической деятельности, что образ (психическое отражение) всегда занимает существенное место в системе деятельности, и что в отрыве от деятельности нельзя понять ни его генезис, ни его функционирование [28]. Объяснение взаимосвязи категории деятельности и категории психического отражения предполагает рассмотрение основных новообразований, возникающих благодаря порождающим свойствам деятельности.

1. Деятельность – основа формирования образа восприятия.

Согласно А. Н. Леонтьеву, для возникновения образа предмета или ситуации необходимо осуществление сложного перцептивного действия, включающего систему предметных операций. Психический образ – есть продукт жизненных, практических связей и отношений субъекта с предметным миром. Это положение необходимо для понимания механизма формирования одного из фундаментальных свойств образа восприятия – свойства предметности. Психологический анализ деятельности состоит, по А. Н. Леонтьеву в том, чтобы внести в психологию такие единицы анализа, которые несут в себе психическое отражение в его неотторжимости от порождающих его и им опосредствуемых моментов человеческой деятельности [19].

2. Деятельность – условие формирования первоначальных элементов мышления: практических, предметных обобщений, предметных и ситуативных значений, условие осмысления ситуации и переноса значений на другую ситуацию.

3. Деятельность – условие формирования смыслов. В действии и взаимодействии раскрываются для субъекта смыслы и значения предметов (вначале – ситуативные). В ходе дальнейшего развития действия (мыслительного действия) происходит автономизация значений и смыслов от его (действия) предметного содержания и появляются процессы, состоящие в означении смыслов и осмыслении значений [19].

4. Следовательно – в деятельности – условие рефлексии. В качестве объекта рефлексии выступают и отражение мира, и мышление о нем, способы регуляции человеком собственного поведения, действий, поступков, сами процессы рефлексии, и наконец собственное личное сознание. Рефлексивная функция является основной функцией сознания, как и отражательная, регулятивно-оценочная, порождающая (творческая или креативная). Из сказанного следует положение о неразрывной связи сознания и деятельности. В психологической теории деятельности категория деятельности стала центральной в объяснении механизмов формирования, природы, особенностей строения и функционирования сознания.

Категория личности и категория деятельности взаимосвязаны.

Личность по А. Н. Леонтьеву, есть «относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека» [28, C. 135], это особое качество, социальное, которое возникает по мере существования человека в мире. Деятельность при этом является основанием формирования личности. Личность, согласно А. Н.

Леонтьеву, не предсуществует деятельности, она в этой деятельности порождается. Такое понимание дает основание для структурирования личности: структура личности – это структура деятельностей и стоящая за ней структура мотивов и потребностей. Именно деятельности являются, согласно А. Н. Леонтьеву, единицами психологического анализа личности.

Действие, трансформируясь в поступок, становится единицей анализа личности. С. Л. Рубинштейн выделил основные формы или компоненты деятельности: действия, операции, поступок. Согласно С.

Л. Рубинштейну, действие становится поступком по мере того, как оно начинает регулироваться общественными отношениями к действующему субъекту и к другим людям в процессе формирования самосознания. Но действие становится поступком не только когда начинает регулироваться общественными отношениями, но, прежде всего тогда, когда оно осознается самим субъектом как общественный акт, выражающий отношение к другим людям [по 48].

А. В. Петровский определяет личность как субъекта устойчивой системы социальных отношений, реализующихся в деятельности и общении. Главной характеристикой личности он считает ее представленность в жизнедеятельности других людей (в форме деятельности и общения).

Б. Ф. Ломов, рассматривая базовые психологические категории, подчеркивал: «…психические явления формируются, развиваются и проявляются в процессах деятельности и общения. Но принадлежат они не деятельности или общению, а их субъекту – общественному индивиду-личности. Ни деятельность, ни общение сами по себе никакими психическими качествами не обладают, да они сами по себе не существуют. Но этим качеством обладает личность. Таким образом, и проблема деятельности и проблема общения «замыкаются» на проблему личности… через анализ деятельности и общения психология раскрывает… психический склад личности, ее внутренний духовный мир» [32].

Категория деятельности и общения взаимосвязаны.

В отечественной психологии отмечалась, наряду с деятельной и сознательной, социальная сущность человека (Л. С. Выготский, А. Н.

Леонтьев, С. Л. Рубинштейн). Человек живет, прежде всего, в системе реально-практических связей с другими людьми. Нигде мы не увидим человека до и вне его конкретных связей с другими. «Со-бытийная общность людей», отмечает В. И. Слободчиков, есть онтологическое основание человечности человека. Социальность и осознанность деятельности обнаруживают себя в способах действия, мышления, отношений, которые не являются изобретениями конкретного индивида, а оказываются освоенными способностями, но способностями, так или иначе фиксированными в предметах культуры, орудиях, языке и т.д.

[47].

Б. Ф. Ломов, обобщив, выделил основные функции общения в деятельности [33]:

1) общение составляет переходную форму деятельности на пути ее трансформации из коллективной в индивидуальную;

2) общение включено в коллективную деятельность;

3) общение само является видом человеческой деятельности.

Категория деятельности и сознания взаимосвязаны.

Анализируя генезис сознания, А. Н. Леонтьев показал его психологическую многомерность через взаимосвязь категорий деятельности и сознания. «Деятельность субъекта – внешняя и внутренняя – опосредствуется и регулируется психическим отражением реальности…Психическая реальность, которая непосредственно открывается нам – это субъективный мир сознания… Сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния». И далее: «…объяснение природы сознания лежит в тех же особенностях человеческой деятельности, которые создают его необходимость: в ее объективно-предметном, продуктивном характере» [28, C. 127].

5. Методологические функции деятельности.

В контексте собственно научного познания можно выделить, как минимум, пять разнородных толкований категории деятельности, которые Э. Г. Юдин рассматривает в качестве ее основных функций, определяя деятельность как:

объяснительный принцип – понятие, выражающее универсальное основание человеческого мира;

предмет научного изучения – т.е. нечто расчленяемое и воспроизводимое в теоретической картине определенной научной дисциплины (социологии, психологии, педагогике, лингвистике и др.);

в последнее время выступает как предмет организации, управления – то, что подлежит организации в систему функционирования и/или развития;

предмет проектирования – т.е. выявление и разработка способов и условий реализации определенных (новых) видов деятельности;

ценность – имеется в виду ее место и смысл в различных системах культуры [48].

Данный перечень, по словам В. И. Юдина, не исчерпывает всего многообразия возможных функций деятельности, важным является показать стоящее за каждой функцией предметное содержание, показать их различие и взаимосвязь, и, главное – разновременность их появления в историческом контексте в качестве особых объектов теоретического анализа. Так, в психологии категория деятельности выполняет две методологические функции: деятельность как объяснительный принцип и деятельность как предмет исследования. В ряде исследований показано, что данные методологические функции деятельности выделены Л. С. Выготским при формулировании нормативных требований к построению и анализу психологических теорий. Согласно Л. С. Выготскому, в любой психологической теории должны присутствовать следующие центральные моменты [по 48]:

1) наличие общего объяснительного принципа;

2) наличие предмета исследования;

3) выделены единицы психологического анализа, входящие в концептуальный аппарат теории. Размерность единицы психологического анализа задает объяснительный принцип; единицу анализа можно использовать как индикатор скрытого объяснительного принципа теории.

Изучение деятельности стало центральной темой отечественной психологии, связанной, прежде всего, с именами С. Л. Рубинштейна и А. Н. Леонтьева. Первый шаг в признании деятельности в качестве предмета психологии был сделан С. Л. Рубинштейном в 1922 г. (С. Л.

Рубинштейн положил начало деятельностной трактовке психики). Реально в исследованиях 2 функции деятельности (как принципа и предмета) выступали поочередно, а не одновременно. На первых порах деятельность выступала в качестве объяснительного принципа психических процессов. По словам С. Л. Рубинштейна, сознание и деятельность суть основополагающие характеристики человеческого существования, конституирующие саму его человечность. Человек стал пониматься как существо изначально сознательное, способное отдавать себе отчет о сделанном (т.е. рефлексивное), и деятельное, способное к осознанному преобразованию.

Выдвижение деятельности на роль объяснительного принципа обусловлено не только идеологизацией советской психологии того времени. Такой поиск «главной» категории или объяснительного принципа был всегда в мировой психологии. На его роль претендовали гештальт, ассоциация, поведенческий акт, установка. На эту роль претендовала и предметная деятельность.

В истории разработки данной проблемы возникало не мало вопросов, один из которых обсуждался на материале соотношения категорий деятельности и установки: обе претендовали на роль объяснительного принципа. При этом, когда установка выступает в качестве объяснительного принципа деятельности, то последняя соответствен но становится предметом исследования. Справедливо и обратное. В любом случае выигрывает тот член пары, который выступает как предмет исследования. Например, когда установка принимается в качестве объяснительного принципа, то ее влияние на деятельность вполне очевидно, но вместе с тем, она как бы растворяется в ней.

Именно поэтому наиболее интересные результаты были получены А.

Н. Леонтьевым именно тогда, когда деятельность выступала в роли предмета исследования. В деятельностном подходе предметом исследования выступали структура и функции многообразных форм человеческого действия.

6. Определение деятельности.

А. Н. Леонтьев: «Мы называем деятельностью не всякий процесс. Этим термином мы обозначаем только такие процессы, которые, осущеcтвляя то или иное отношение человека к миру, отвечают собой, соответствующей им потребности» [по 48, C. 9]. «Деятельность есть молярная, не аддитивная единица жизни телесного, материального субъекта. В более узком смысле, т.е. на психологическом уровне, это единица жизни, опосредованной психическим отражением, реальная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъекта в предметном мире. Иными словами, деятельность – это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие» [28, C 65].

С. Л. Рубинштейн: «…деятельность человека в целом – это прежде всего воздействие, изменение действительности; … это не только воздействие, изменение мира и порождение тех или иных объектов, но и общественный акт или отношение в специфическом смысле этого слова. Поэтому деятельность – это не внешнее делание, а позиция по отношению к людям, обществу, которую человек всем своим существом, в деятельности проявляющимся и формирующимся, утверждает» [по 48, C. 9].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.