WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Дмитрий Даугавет не слишком тщательно адаптировали свои договорные практики к новым формальным требованиям. При этом реальное ущемление интересов партнера по цепочке с соответствующим негативным эффектом для экономики спокойно может происходить где-то «по соседству», но там формально все требования Закона о торговле будут соблюдены. В результате деятельность антимонопольного органа отдаляется от его изначальных целей, может приобретать черты административного давления на бизнес и нести дополнительные издержки для общества вместо обеспечения выгод от развития конкуренции.

Можно было бы предложить антимонопольному органу алгоритм действий, адаптирующий его контроль за соблюдением Закона о торговле к задачам поддержания конкуренции и ограничения монополистической деятельности. Последовательность действий ФАС должна быть такой.

1. Выявление групп продовольственных товаров, на оптовых рынках которых наблюдаются явные признаки навязывания торговыми сетями невыгодных условий поставщикам или их дискриминация.

2. Анализ ситуации на данных рынках, в том числе сравнение условий, предлагаемых торговыми сетями поставщикам, с условиями на сопоставимых конкурентных рынках.

3. Только в случае подтверждения на основе экономического анализа монополистической деятельности торговых сетей применение как норм статей 10 и 11 закона «О защите конкуренции» (если они применимы по формальным критериям), так и норм статей 9, 13 Закона о торговле (если наблюдается их нарушение).

При этом тактика проверок отдельных торговых сетей и поставщиков по всему кругу их договорных отношений должна быть заменена тактикой сквозных проверок по рынкам отдельных групп товаров, затрагивающих как основных поставщиков, так и все основные торговые сети и (выборочно) несетевые каналы реализации продукции.

Многие отмечают, что обсуждения Закона о торговле дали толчок диалогу между государством, поставщиками и торговлей. Например, Союз предприятий пищевой промышленности Санкт-Петербурга в сентябре 2010 года, наряду со скептической оценкой результатов принятия закона, отметил, что диалог поставщиков с торговыми сетями «стал приобретать цивилизованную форму» в связи с вниманием к проблеме со стороны ФАС и других государственных органов. Однако взаимопонимание бизнеса скорее должно складываться в бизнес-среде, через ассоциации предпринимателей, а не через детальное вмешательство государства как арбитра в бизнес-практики.

Активная роль госслужащих в формировании взаимных позиций звеньев бизнес-цепочки дает неверный с точки зрения эффективного рыночного механизма сигнал необходимости ориентации на «одобрение сверху» тех или иных практик вместо ориентации на взаимную выгоду и компромисс сторон. Такое вмешательство невольно стимулирует поведение, направленное на «поиск ренты» (через воздействие на устанавливаемые государством правила) в ущерб «поиску прибыли», мешает самостоятельному развитию бизнеса, усиливает элементы патернализма и «ручного управления».

В конечном счете можно сделать вывод, что Закон о торговле не повлиял на решение проблемы рыночной власти и монополистической деятельности торговых сетей по отношению к поставщикам, но, скорее всего, содействовал укреплению бюрократической модели рыночной экономики в России.

Трудно сказать, было ли это осознанной целью тех, кто активно способствовал принятию этого закона. Возможно, сказались порожденное именно этой моделью мировоззрение и выбор способов решения проблем. Так или иначе, 94 Рыночная власть торговых сетей: что изменил закон о торговле на наш взгляд, принятие Закона о торговле стало ярким примером хорошо знакомого сочетания популизма и следования интересам бюрократии.

4. Альтернативный путь На наш взгляд, для пресечения возможной в ряде случаев монополистической деятельности торговых сетей по отношению к поставщикам необходимо вернуться к уточнению норм закона «О защите конкуренции» применительно к розничной торговле.

Розничная торговля не требует, по нашему мнению, специального закона для антимонопольного регулирования ее деятельности. Даже те ограничения, которые введены статьей 13 Закона о торговле, по своему содержанию поглощаются частью 1 статьи 10 закона «О защите конкуренции». Изъян не в их содержании, хотя оно и очень далеко от совершенства, а в том, что они не подразумевают установления доминирующего положения торговой сети и распространяются буквально на все торговые организации. В то же время часть 1 статьи 10 закона «О защите конкуренции» содержит открытый перечень возможных злоупотреблений доминирующим положением и позволяет квалифицировать как нарушение любые инструменты «давления» торговой сети на поставщика, а не только пря- мо прописанные в законе. Решение должно состоять лишь в том, чтобы ввести более адекватные критерии установления доминирующего положения хозяйствую- щего субъекта на рынке розничной торговли продовольственными товарами.

Часть 6 статьи 5 закона «О защите конкуренции» предусматривает, что «федеральными законами могут устанавливаться случаи признания доминирующим положения хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет менее чем тридцать пять процентов».

Мы поддерживаем обсуждавшиеся в 2008 году предложения о понижении значений долей рынка для признания доминирующим положения хозяйствующего субъекта на рынках розничной торговли продовольственными товарами, а также о возможности при определенных условиях признания доминирующим положения розничной организации на оптовом рынке продовольственного товара, если она занимает доминирующее положение на рынке розничной торговли в определенных географических границах. Эти предложения соответствуют названным выше объективным отраслевым особенностям розничной торговли продовольственными товарами.

Что же касается Закона о торговле, то он, на наш взгляд, требует существенной корректировки или даже отмены. Как минимум в него необходимо внести уточнения о том, что требования статей 9, 13 распространяются только на торговые сети, занимающие доминирующее положение на рынке розничной торговли, а до уточнения критериев доминирования (которые требуют серьезного обоснования) можно установить, что требования данных статей распространяются на торговые сети с долей на рынке в границах определенной территории более определенного значения (например, 2—3% в границах такого крупного города, как Санкт-Петербург).

Содержащийся в п. 2 части 1 статьи 13 Закона о торговле перечень условий, которые запрещается навязывать поставщикам, можно было бы переработать на основе анализа практики и использовать в качестве открытого перечня в методических рекомендациях антимонопольного органа по применению к розничным компаниям части 1 статьи 10 закона «О защите конкуренции».

По-видимому, разработка и принятие Закона о торговле содержали намерение упростить преследование розничных сетей за монополистическую деятельность, избавив антимонопольный орган от необходимости доказывать Дмитрий Даугавет их доминирующее положение в суде. Однако эта цель должна последовательно достигаться другими методами — путем введения стандартов обоснования доминирующего положения розничных сетей, улучшения методической базы работы антимонопольного органа и судебной системы. Результаты принятия Закона о торговле показали несостоятельность попыток подмены решения этих базовых вопросов «простыми запретами».

Вместе с тем острота проблемы рыночной власти торговых сетей на продовольственных рынках может быть снижена путем реализации мер государства по развитию конкуренции в сфере розничной торговли, которые необходимы независимо от того, порождает ли рыночная власть торговых сетей какие-то структурные перекосы, перерастает ли она в монополистическую деятельность и насколько распространены и значимы эти случаи.

Степень рыночной власти розничных сетей не является неизменной и неизбежной. Она не только корректируема экономической политикой государства, но и во многом является результатом проводимой политики.

На примере Санкт-Петербурга, лидера среди городов России по охвату продовольственной торговли розничными сетями, видно, как структура рынка формировалась под воздействием политики городской власти. На протяжении последних шести-семи лет эта политика оценивается и нами, и другими экспертами как благоприятная по отношению к крупным торговым сетям и дискриминационная по отношению к несетевому, в том числе малому, торговому бизнесу. Прежде всего это касается доступа к объектам недвижимости.

В частности, в Санкт-Петербурге был принят ряд актов, ограничивающих возможности размещения небольших торговых объектов. Самым известным стал запрет на торговые объекты в остановочных павильонах. Эти ограничения заставили многочисленных предпринимателей свернуть свой бизнес.

На наш взгляд, нельзя признать эффективной норму, введенную статьей Закона о торговле, ограничивающую расширение розничных сетей, достигших 25-процентной доли в административных границах территории. Помимо косвенных негативных эффектов такого ограничения20, простой разбор спектра возможных ситуаций на рынке показывает, что зачастую открытие дополнительного торгового объекта данным участником рынка в той или иной точке способно явно улучшать конкурентную ситуацию, с учетом локальности реальных географических границ рынка.

Из мирового опыта известны способы, применяемые для достижения баланса интересов крупных торговых сетей и предприятий-поставщиков, помимо ограничений развития и деятельности торговых компаний:

• объединение (координация действий) производителей друг с другом и с продавцами, не входящими в крупные сети, с целью повышения их рыночной силы и противостояния экспансии крупных торговых сетей;

• поддержка и снижение барьеров входа на рынок для несетевого, в том числе малого, бизнеса в сфере розничной торговли;

• разработка участниками оптового рынка — производителями, дистрибьютерами и ритейлерами — кодексов справедливой торговой практики.

Издержки общества по развитию конкуренции через снижение административных барьеров, создание благоприятных условий для бизнеса являются более производительными и эффективными, чем издержки по введению и осуществлению ограничений для действующих бизнес-структур в сфере торговли, получивших ту или иную степень рыночной власти.

См., например: Новиков В. Qui prodest (непредвиденные последствия реализации закона о торговле).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.