WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Следующий по логике вопрос — перерастает ли рыночная власть розничных сетей по отношению к определенным подотраслям, типам и размерам предприятий в монополистическую деятельность, когда розничные сети навязывают им невыгодные условия, злоупотребляя доминирующим положением как покупатели или совершая согласованные действия.

Наши данные позволяют предположить, что монополистическая деятельность розничных сетей может иметь место и, возможно, даже типична для отношений поставок на некоторых рынках.

По результатам нашего анкетирования в 2008—2010 годах подавляющее большинство поставщиков (за исключением двух крупных поставщиков федерального уровня) указывали, что «вынуждены идти на невыгодные условия поставок со всеми или некоторыми торговыми сетями». При этом упоминались одни и те же наиболее крупные розничные сети и сходство навязываемых ими условий. Но ни одно предприятие ни при одном из анкетирований не признало себя вынужденным идти на невыгодные условия в отношениях с какими-либо иными покупателями, кроме крупных торговых сетей.

Кроме того, при сплошном анкетировании розничных сетей СанктПетербурга, проводившемся параллельно с анкетированием поставщиков, три наиболее крупные сетевые компании были признаны большинством руководителей других сетей как «оказывающие решающее влияние на обДмитрий Даугавет щие условия розничной торговли продовольственными товарами в СанктПетербурге (на цены, ассортимент, стандарты обслуживания, условия закупки продовольственных товаров и т. п.)».

В целом накопленные нами оценки и свидетельства позволяют реконструировать следующую картину. В Санкт-Петербурге семь-восемь наиболее крупных розничных сетей, в совокупности охватывающих около 65% рынка розничной торговли продовольственными товарами (включая розничные сети с долей рынка 2—3%), совместно доминируют (способны оказывать решающее влияние на общие условия поставок) на некоторых из оптовых рынков, где они закупают товары, и в ряде случаев злоупотребляют своим коллективным доминированием. Подчеркнем: мы не утверждаем, что данная ситуация является доказанной. Но это наша экспертная оценка, вытекающая из длительного наблюдения и многих косвенных признаков и как минимум требующая серьезной аналитической проверки.

2. Недостаточность нормативной базы Рассмотрим теперь, позволяют ли нормы антимонопольного законодательства (без учета вступившего в силу в 2010 году Закона о торговле) предупреждать и пресекать фактически осуществляемую монополистическую деятельность торговых сетей по отношению к поставщикам, которая, по нашему предположению, имеет место на некоторых оптовых рынках продовольственных товаров, по крайней мере в Санкт-Петербурге.

Формальное установление фактов монополистической деятельности розничных сетей в Санкт-Петербурге упирается в то, что ни одна из указанных семи-восьми сетей по критериям статьи 5 закона «О защите конкуренции» не может быть признана доминирующим на рынке хозяйствующим субъектом.

Совокупная доля трех наиболее крупных участников рынка розничной торговли продовольствием в границах Санкт-Петербурга последние несколько лет колебалась на грани «планки» 50% или чуть ниже, а совокупная доля пяти участников рынка составляет менее 70%, предусмотренных законом для установления коллективного доминирования. К тому же доли четвертой и следующих по размеру компаний составляют намного менее предусмотренных законом 8%. А доли тех же нескольких розничных сетей как покупателей на оптовых рынках отдельных товаров (в соответствующих географических границах оптового рынка) скорее всего должны быть еще несколько ниже, чем их доли в розничной торговле в границах города.

Другое предусмотренное статьей закона условие доминирования — о затрудненности доступа на рынок новых конкурентов — также трудно формально обосновать применительно к положению розничных сетей в Петербурге.

Рынок розничной торговли продовольствием характеризуется постоянным входом и выходом небольших участников. Не прекращался и процесс постепенного входа на рынок отдельных новых розничных сетей.

В реальности завоевание торговой компанией значительной доли рынка в Петербурге предполагает наличие как минимум нескольких гипермаркетов или нескольких десятков магазинов среднего размера, распределенных по территории города и расположенных в «проходных» местах. Поэтому вход на рынок в качестве реального конкурента крупных розничных сетей с очевидностью затруднен высокими барьерами в виде трудностей и высокой стоимости получения соответствующего набора объектов недвижимости при дефиците их предложения в городе. Анкетирование крупных торговых сетей показывает, что, при значительной конкуренции друг с другом, они 86 Рыночная власть торговых сетей: что изменил закон о торговле практически не воспринимают как конкурента несетевой торговый бизнес, который в Петербурге в основном уже вытеснен в определенные периферийные ниши. Но сегментация рынка по форматам торговли и установление доминирования крупных сетей в «своих форматах», по результатам нашего исследования, связаны с целым рядом методологических проблем и вряд ли до конца обоснованны9.

Однако если факты монополистической деятельности могут подтвердиться с точки зрения экономического анализа, но не попадают под формальные критерии доминирования, установленные в законе, это не будет означать их отсутствия. Выше уже говорилось об особенностях розничной торговли продовольственными товарами, в силу которых реальные «пороги доминирования» в этой сфере могут быть значительно ниже, чем установленные законом.

Характерно, что, по данным анкетирования, оценкам и высказываниям руководителей предприятий-поставщиков, прослеживается (в том числе на это прямо указывают респонденты) связь способности розничных сетей диктовать невыгодные условия поставщикам товара с долей сетей в продуктовой розничной торговле города (как с индивидуальной долей каждой сети, так и с совокупной долей крупных розничных сетей). Причем в этих оценках никогда не наблюдалось стремления поставщиков обвинять в «давлении» слишком широкий круг торговых организаций. Как правило, не упоминается целый ряд мелких сетей из наблюдаемых нами 20—25 торговых сетей Петербурга, все сводится к одним и тем же семи-восьми сетям.

На основе полученных нами оценок можно сформулировать два условия, без которых, как правило, невозможно навязывание той или иной розничной сетью невыгодных условий поставщику:

• большая совокупная доля на рынке у розничных сетей, практикующих схожие условия для поставщиков данного товара;

• ощутимая (но не обязательно большая) доля рынка у данной розничной сети, достигающая такого уровня, что отказ поставщика от продаж в данную сеть не будет для него безболезненным.

По словам топ-менеджера одного из пищевых предприятий Петербурга, были случаи, когда схожие с другими сетями невыгодные условия его предприятию пытались диктовать торговые сети, имеющие большой объем деятельности и известность в России, но очень мало торговых объектов и малый оборот в Петербурге. От поставок в них на предложенных условиях предприятие отказывалось.

Мы склонны трактовать ситуацию навязывания невыгодных условий поставщикам, если таковая имеет место, именно как злоупотребление коллективным доминированием на рынке. Другая трактовка ситуации — как согласованных действий розничных сетей — нам кажется искусственной.

Такая трактовка применялась антимонопольными органами10, но при этом некоторые специалисты ФАС признавали, что она связана лишь с недоказуРазработка методических рекомендаций по анализу и оценке состояния конкурентной среды и определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынках розничной торговли продовольственными товарами и лекарственными средствами: Отчет о научноисследовательской работе / Центр исследования рыночной среды по заказу ФАС России по Государственному контракту № 13 от 3.06.2008.

Наибольшую известность получило дело, рассмотренное Татарстанским управлением ФАС. 29 января 2008 года Татарстанское УФАС признало торговые сети ООО «Ак Барс Торг» (Казань), ЗАО «Тандер» (сеть магазинов «Магнит», Краснодар), а также ЗАО ТД «Перекресток» и ООО «Фирма «Омега-97» (торговая сеть «Патэрсон») нарушившими ч. 1 ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции». Антиконкурентными согласованными действиями было признано навязывание поставщикам невыгодных однотипных по содержанию ценовых и неценовых условий.

Дмитрий Даугавет емостью доминирования розничных сетей по имеющимся в законе формальным критериям. Трактовка поведения розничных сетей как согласованных действий часто обосновывается сходством тех договорных практик, которые они применяют при закупке товаров (ретробонусы, плата за ассортиментные позиции и т. д.). Однако эти практики перенесены из мирового опыта ритейла и являются общеизвестными в бизнес-среде. Речь все же должна идти не о согласованных действиях, а о «присоединении к доминированию», о следовании за лидерами, копировании их поведения теми участниками рынка, чья доля на рынке позволяет это делать. Большинство поставщиков, по результатам нашего анкетирования, указывали на отсутствие согласованности действий и конкуренцию между розничными сетями. Как выразился один из топ-менеджеров, «согласованности нет, есть единый стиль работы торговых сетей».

Таким образом, нормы закона «О защите конкуренции» не позволяют пресекать монополистическую деятельность торговых сетей по отношению к поставщикам, которая может осуществляться на ряде рынков. А значит постановка вопроса о дополнительном законодательном регулировании отношений торговых сетей с поставщиками, в частности в рамках Закона о торговле, была вполне актуальна. Другое дело, насколько принятый закон восполнил имеющийся пробел.

Еще в 2008 году в ФАС России обсуждались проекты законодательной инициативы для решения проблемы навязывания невыгодных условий поставщикам, включающей снижение «порогов доминирования» для компаний розничной торговли. Такой подход представлялся правильным, и мы пытались внести свой вклад в его уточнение11. Напомним, что согласно антимонопольному законодательству само по себе установление доминирующего положения фирмы не делает ее нарушителем, запрещено лишь злоупотребление доминирующим положением.

К сожалению, в дальнейшем внимание к рассматриваемой проблеме оказалось сконцентрировано не на рыночной власти, доминировании торговых компаний и его результатах, а на конкретном наборе договорных практик, применяемых торговыми сетями и могущих как выступать, так и не выступать инструментами, «проводниками» их рыночной власти и монополистической деятельности по отношению к поставщикам. С точки зрения экономиста, такой подход удивляет своей поверхностностью.

Специалисты Санкт-Петербургского УФАС при нашем участии еще в 2005 году сформировали на основе анализа договоров розничных сетей с поставщиками перечень из более 20 характерных условий, отличающих эти договоры от прежних договоров поставщиков с торговыми организациями и могущих выступать инструментами навязывания невыгодных условий. Позже на различные вариации этого перечня появились ссылки как на «список ФАС»12. Однако мы отводили этому перечню скорее техническую роль — фиксацию и сведение воедино всех экономических условий поставок для дальнейшего анализа, и не предполагали, что этот и подобные перечни «инструментов давления» начнут многими, включая авторов Закона о торговле, восприниматься как суть, а не как форма отношений, к которым у антимонопольного органа могут возникать претензии.

Разработка методических рекомендаций по анализу и оценке состояния конкурентной среды... / Центр исследования рыночной среды.

Радаев В.В. Захват российских территорий: новая конкурентная ситуация в розничной торговле. М. Изд. дом ГУ—ВШЭ, 2007. С. 182—184.

88 Рыночная власть торговых сетей: что изменил закон о торговле 3. Оценка результатов принятия Закона о торговле Не пересказывая содержание вступившего в силу в 2010 году Закона о торговле, отметим главное.

С одной стороны, закон ввел значительные ограничения на применяемые розничными сетями договорные практики. Причем эти ограничения распространяются на все торговые сети (по определению закона, торговая сеть — совокупность двух и более торговых объектов под общим управлением или коммерческим обозначением) и действуют на всех рынках продовольственных товаров, независимо от позиции данной торговой сети на данном рынке.

С другой стороны, закон в принципе не мог учесть все возможные формы и инструменты давления одного контрагента на другого и ограничил применение не всех практик, через которые как прежде, так и теперь может осуществляться монополистическая деятельность торговых сетей. Так, классическим и главным инструментом монопольного давления является цена товара. Сокращение различных премий и выплат со стороны поставщика не устраняет возможности компенсировать эти потери через снижение закупочной цены. Заметим при этом, что преследование розничной сети за ценовую монопсонию по-прежнему требует доказательства доминирования сети в соответствии с критериями закона «О защите конкуренции».

Есть и много других «инструментов создания невыгодных условий», которые не нашли отражения в Законе о торговле. Причем это не какие-то новые, «изысканные» инструменты (хотя такие тоже появляются), а вполне тривиальные.

Например, несимметричные штрафные санкции. По свидетельствам поставщиков, они достаточно часто используются розничными сетями для перераспределения дохода13. Наличие в договоре несимметричных и несоразмерных санкций за нарушения намного более явно свидетельствует о рыночной власти и навязывании условий одной из сторон, чем бонусы и премии, суммарный эффект которых (в сочетании с ценой) может не быть однозначно дискриминационным.

Наконец, Закон о торговле потребовал выделить оказание торговой сетью услуг поставщику, связанных с рекламой, маркетингом, продвижением товара, из договоров поставки в отдельные договоры на оказание услуг и запретил обусловливать ими заключение договора поставки. Надо сказать, что договоры на оказание услуг практиковались торговыми сетями и раньше. Включать ли те или иные платежи поставщика в договор поставки или прописывать в отдельном договоре, было делом формы, а не сути отношений. Теперь одну из существовавших форм запретили. Все торговые сети стали переходить на отдельные договоры оказания услуг. При этом навязывание договора на услуги как условия поставок было и остается трудно доказуемым. Переоформление «допуслуг» в отдельный договор и стало основной реакцией торговых сетей на Закон о торговле. Как выразился один из представителей поставщиков при ответе на нашу анкету, принятием нового закона «ограничили процент премии [за оборот], но оставили возможность требовать процент за „маркетинговые услуги“».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.