WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Марек Домбровски CASE - Центр социально-экономических исследований, Варшава Будущие вызовы для стран СНГ (доклад подготовлен для представления на Международной конференции «Социальноэкономическая трансформация в странах СНГ: достижения и проблемы», организованной ИЭПП, АМР США и АНХ) 1. Введение Пятнадцать лет тому назад начался последний этап распада политической и экономической системы реального социализма. Политическая трансформация в Польше и Венгрии, потом крушение берлинской стены, «бархатная» революция в Чехословакии, создание коалиционного правительства в Болгарии и декабрьская революция против режима Чаушеску в Румынии — все это открыло путь демократическим и рыночным реформам в странах бывшего советского блока. Распад коммунистической системы в СССР и самого СССР состоялся на два года позже1, после провала путча ГКЧП в августе 1991 года, хотя радикальные перемены созревали раньше, в течение всего периода горбачевской «перестройки»2.

Во второй половине 1991 года, в результате распада СССР, пятнадцать союзных республик получило международно признанную независимость. Страны Балтии немедленно вступили на путь демократических и рыночных реформ и, вслед за странами Центральной Европы, европейской интеграции. Другие постсоветские государства сформировали в декабре 1991 года Содружество Независимых Государств (СНГ)3. Хотя СНГ не оправдало ожиданий его учредителей как добровольная интеграционная структура (скорее всего, оно оказалось неплохим управляющим процессом развода бывших субъектов советской империи), оно продолжает существовать в общественном сознании4 как отличительная черта постсоветского пространства. Региона, который объединяет страны с похожими социальноэкономическими и политическими характеристиками, которым приходится преодолевать на пути своего развития одно и тоже советское структурное, институциональное и культурное наследие. Насколько общая корзина под названием «страны СНГ» фактически обоснована — это интересный вопрос, на который хотя бы частично я постараюсь ответить в главе 6. Однако главная цель статьи другая: показать стратегические проблемы и вызовы, с которыми страны СНГ столкнутся в течение ближайших лет.

Также в 1990-1991 пал коммунистический режим в Албании и части бывшей Югославии, а также распалась югославская федерация. Однако анализ событий в балканском регионе выходит за тематические рамки данной статьи.

Есть богатая литература, как экономическая, так и политологическая, подробно анализирующая реформы периода перестройки и их противоречия, которые привели к политическому и экономическому кризису 1990-1991 годов и, в результате, к распаду СССР. Смотри, например, Гайдар (1996), Мау (1995), Ясин (2002), Грачев (2001), Dabrowski et al. (2004).

Сначала в состав СНГ вошло 11 бывших советских республик. Грузия присоединились позже – в декабре 1993 года.

Это касается как самых стран-членов СНГ, так и международного сообщества.

Баланс последних пятнадцати лет в СНГ оказался непростым. С одной стороны, за относительно короткий исторический срок удалось построить основы государственности и рыночной экономики в странах, у многих из которых не было традиций политической независимости (по крайней мере, в последние два века) и современного капитализма. Период последних пяти лет принес сильный экономический рост, который пришел на смену глубокому и длительному «адаптационному» спаду ВВП. С другой стороны, по многим характеристикам это пока не очень зрелый капитализм, со многими структурными и институциональными перекосами, характерными для развивающихся стран. Нет также уверенности в устойчивости нынешнего экономического подъема, если не удастся преодолеть существующих барьеров развития. Еще хуже представляются итоги политических реформ. В большинстве стран СНГ мы имеем дело либо с возвратом к авторитарным режимам, либо с сильно «управляемой» демократией5.

Вступление 1 мая 2004 года восьми бывших коммунистических стран, в том числе трех стран Балтии, в Европейский Союз оказалось символичным событием не только для тех, кто приобрел статус «европейских» граждан. В сознании многих граждан государств СНГ это доказательство как успешных реформ в Центральной Европе и Прибалтике, так и их провала в их собственных странах. Непосредственное соседство с расширенным ЕС вызывает смешанные чувства. С одной стороны, это угроза углубления изолированности стран СНГ от процессов экономической и политической интеграции в Европе и мире, опасность создания новой «берлинской стены» на восточных границах Прибалтики, Польши, Словакии, Венгрии и Румынии. С другой стороны, появляется надежда, что непосредственное соседство ускорит экономические и политические реформы в СНГ, а расширенный Евросоюз предложит, наконец, более серьезные концепции сотрудничества и будущей интеграции.

Для того, чтобы правильно определить будущие вызовы, необходимо сначала подвести итоги процесса трансформации после падения коммунистического режима и распада СССР. Это задача главы 2 настоящего доклада. Следующие три главы будут посвящены трем ключевым вызовам, перед которыми стоят страны СНГ: улучшению предпринимательского и инвестиционного климата (глава 3), преодолению кризиса государства и дефицита демократии (глава 4) и интеграции в европейскую и мировую экономику (глава 5). В главе 6 мы вкратце обсудим, насколько оправданным и продуктивным является подход к странам СНГ как однородному блоку. Наконец, в главе 7 будут подведены итоги этой статьи.

Доклад не имеет строго научного характера и в связи с этим в нем отсутствуют как детальный статистический и эконометрический анализ, так и обширные ссылки на научную литературу. Это, скорее всего, своего рода популярный обзор наиболее важных, по мнению автора, проблем трансформации и развития, с которыми страны СНГ столкнулись за последние годы, и которые надо будет решать в ближайшем будущем.

2. Стакан наполовину полный или наполовину пустой Подвести итоги посткоммунистической трансформации — это вообще дело непростое. Несмотря на пятнадцать лет, которые прошли с начала этого процесса в Термин «управляемая демократия» я использую вслед за Гайдаром (2004).

Центральной Европе, продолжаются попытки фундаментально оспаривать курс на быстрые рыночные реформы и доказывать, что была якобы возможна какая-то другая, намного менее болезненная стратегия трансформации6. Еще труднее объективно оценить результаты реформ в странах СНГ, где переход к рынку и демократии оказался процессом более сложным, чем в странах Центральной Европы.

График 1: Динамика реального ВВП в период трансформации (1990 = 100) Центральная Европа и Балтия все переходные экономики СНГ 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 Источник: World Bank (2002), с. 4.

В конце девяностых годов, после волны финансовых кризисов 1998-1999 годов, экономическая картина СНГ казалась очень мрачной. По сравнению с уровнем конца восьмидесятых годов кумулятивный спад ВВП превышал отметку 40% (график 1), намного опережая Центральную Европу. Даже с учетом многочисленных методологических трудностей в адекватном сравнении ВВП до и после начала трансформации и закладывая соответствующие коррективы7, масштабы «адаптационного» падения производства оказались беспрецедентным в мировой истории. В некоторых странах (Украина, Россия и Молдова) спад продолжался почти десять лет.

Типичным примером такого подхода могут служить две статьи Дж. Стиглица (Stiglitz, 1999a; 1999b).

Оценки Стиглица оспаривали многие экономисты, в том числе Dabrowski, Gomulka and Rostowski (2001a;

2001b) и Mау (1999). Альтернативный Стиглицу подход можно также найти в многочисленных анализах международных финансовых организаций, оценивающих ход экономической трансформации (например, WDR, 1996; WEO, 2000; World Bank, 2002).

На самом деле, по многим причинам официальная статистика сильно преувеличила масштабы экономического спада за этот период. Во-первых, на смену социалистической «приписке» пришел массированный уход в теневую экономику. Во-вторых, в командной экономике административно регулируемые цены не отражали ограниченной доступности товаров и услуг (экономика дефицита и подавленная инфляция) и их плохого качества. В-третьих, значительная часть конечного продукта в советской экономике служила военным целям (намного больше, чем в любой рыночной экономике в мирное время). В-четвертых, переход от методологии чистого материального продукта к системе национальных счетов и связанной с ними категории ВВП или ВНП также способствовал многим ошибкам.

Глубина спада была вызвана как сложным советским структурным и институциональным наследием (намного больше перекосов, чем в странах, имеющих опыт «рыночного социализма», т.е. в бывшей Югославии, Венгрии и Польше), так и неэффективной стратегией трансформации. Что касается второго фактора, имеются в виду медленные темпы реформирования, непоследовательная либерализация, неспособность обеспечить бюджетное равновесие и избежать инфляционной денежной политики, а в некоторых странах также позднее начало приватизации.

Разделить влияние этих факторов (советское наследие и ход реформирования) представляется непростой задачей. Косвенным показателем могут служить здесь результаты государств Балтии, тяжелые стартовые условия которых были в принципе сравнимы с другими европейскими республиками бывшего СССР. В Эстонии (смотри таблицу 1) спад продолжался пять лет (три года после получения независимости и начала рыночных реформ) и кумулятивно составил 38%. Не рискуя сильно ошибиться, разницу между Эстонией и, например, Россией (48,5% падения в течение девяти лет), Украиной (61,5% в течение десяти лет) или Молдовой (67% в течение 10 лет) можно принять как косвенный показатель, отражающий макроэкономический результат разных стратегий трансформации при сравнимых стартовых условиях.

Таблица 1: Реальный ВВП в странах Балтии и СНГ; 1989 = Страна 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 Эстония 93,5 80,8 69,3 63,2 62,0 64,6 67,1 73,7 77,1 76,6 82,1 86,2 91,Латвия 102,9 92,2 60,0 51,1 52,2 51,8 53,7 58,2 61,0 62,7 67,0 72,1 76,Литва 95,0 89,6 70,5 59,1 53,3 55,1 57,6 61,8 65,0 62,5 64,8 68,7 72,Беларусь 97,0 95,8 86,6 80,1 70,0 62,7 64,4 71,8 77,8 80,5 85,1 88,6 92,Молдова 97,6 80,5 57,1 56,4 38,8 38,3 36,0 36,6 34,2 33,0 33,7 35,8 38,Россия 100,0 94,5 76,9 66,9 57,9 55,5 53,6 54,1 51,5 54,2 58,7 61,6 64,Украина 96,0 85,8 77,5 66,5 51,3 45,0 40,5 39,3 38,5 38,5 40,7 44,4 46,Армения 92,6 81,8 47,6 43,4 45,7 48,9 51,8 53,5 57,4 59,3 62,9 68,9 77,Азербайджан 88,3 87,7 67,9 52,2 41,9 37,0 37,4 39,6 43,6 46,8 52,0 57,1 63,Грузия 87,6 69,6 38,4 28,6 25,4 26,0 28,7 31,8 32,7 33,7 34,4 35,9 37,Казахстан 99,6 88,6 83,9 76,1 66,5 61,1 61,4 62,4 61,3 62,9 69,1 78,2 85,Кыргызстан 103,0 97,8 79,3 66,6 53,2 50,3 53,9 59,2 60,5 62,7 65,9 69,4 69,Таджикистан 98,4 91,4 64,9 57,8 46,8 41,0 39,2 39,9 42,0 43,5 47,1 52,0 56,Туркмненистан 102,0 97,2 92,1 82,8 68,5 63,6 59,3 52,6 55,3 64,1 75,4 84,4 88,Узбекистан 101,6 101,1 89,9 87,8 84,1 83,4 84,7 86,8 90,6 94,3 98,1 102,5 106,Комментарий: желтым цветом обозначены годы самого глубокого кумулятивного падения ВВП.

Источник: TransMONEE (2003).

Есть также и в СНГ примеры стран, которые хотя и пережили очень глубокой «адаптационный» спад, частично под влиянием неэкономических факторов (вооруженные конфликты), смогли выйти на путь подъема ВВП намного быстрее России, Украины или Молдовы. Самым ярким примером является здесь Армения, страна, вовлеченная в военный конфликт в начале девяностых годов и пережившая спад ВВП на 56,6% в течение 4 лет (1989-1993). Однако уже с 1994 года начался экономический рост, продолжающийся до сегодняшнего дня (2004 год), темпами, сравнимыми с российскими или украинскими 2000-2003 годов.

Грузия, в свою очередь, пережила самый высокий зарегистрированный спад ВВП — на 74,6% в течение 5 лет, однако, начиная с 1995 года, грузинская экономика продолжает расти совсем неплохими темпами. Очередной пример — это Кыргызстан, где после кумулятивного падения ВВП на 49,7% за период 1989-1995 гг., с 1996 года начался устойчивый экономический рост.

Все три приведенных примера (Армения, Грузия и Кыргызстан) объединяет схожая характеристика: быстрая (по сравнении с другими странами СНГ) либерализация экономики, как внутренняя так и внешняя, решительная денежная стабилизация после эпизодов высокой инфляции или гиперинфляции, а также ранний уход от колхозного строя в сельском хозяйстве (учитывая значительную долю этого сектора в экономике анализированных стран) и относительный прогресс в области других структурных реформ. Свидетельствует об этом высокий рейтинг этих трех стран (плюс Молдовы) в сравнительной оценке структурных реформ, представленной на Графике 2. Это — дополнительное доказательство того, что более радикальные и последовательные реформы могли бы смягчить последствия неблагоприятного советского структурного и институционального наследия.

График 2. Индекс структурных реформ 0.93 0.93 0.0.0.0.0.86 0.0.0.82 0.0.79 0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.0.Комментарий: Шкала от 0 до 1. Сводный индекс структурных реформ состоит на 73% из индекса, представляющего прогресс в области либерализации, и на 27% из индекса, представляющего прогресс в области приватизации.

Источник: Aslund and Warner (2003).

В отдельном комментарии нуждается статистика ВВП трех стран, явно отстающих в темпах реформирования (Туркменистан, Узбекистан и Беларусь), так как поверхностный анализ может легко ввести в заблуждение8. При оценке относительно И фактически иногда вводит в заблуждение. Имеются в виду попытки официальной пропаганды этих стран, представляющие статистику ВВП как доказательство успеха их модели развития.

а я а я я я я я я а н Г я я ь а я н н н н н С в в а и с а а а и и и а и и и и и н и а ш Н Е т з т о т т в т к р у с т н р н х н и ж ь с и С д с с т у с а а с с е г е р а д о л ы ы з л а и в г и и р Л а о х н т р й м о н Ч к л м о к ы о л а н Л Г е с к а Р е р е з г П л о у е и е л б В Э М У а б А р С Б Р Б ж м ч р з К д к ы е е У з а р К ы у А Т в Т о Н благополучных (на первый взгляд) показателей ВВП, по сравнению с другими странами СНГ, надо учесть следующие факторы9:

• сохранение определенных статистических и экономических явлений, свойственных системе командной экономики (приписка, «мобилизационные» методы управления предприятиями, отсутствие вполне равновесных цен и единого валютного курса, товарный дефицит, отсутствие полного выбора у покупателя, низкое качество многих товаров и услуг)10;

• отсутствие части издержек, связанных со структурной и институциональной адаптацией (из-за отсутствия самой адаптации); на практике это означает откладывание этих издержек на будущее;

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.