WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |

С другой стороны, набирающая обороты имущественная экспансия государства, будь то общеэкономическая стратегия, тривиальный передел собственности в пользу околовластных кланов или сопротивление заинтересованных министерств, объективно выводит из приватизационного процесса наиболее значимые или рентабельные среди остающихся в государственной собственности активы. Как заявил в 2005 году министр экономического развития и торговли Г.О.Греф, «ликвидные предприятия нам не отдают в план приватизации. Находятся 150 причин, чтобы оставить их в государственной собственности. В план приватизации включается то, что можно в Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы кавычках назвать мусором. Это неинтересно рынку, и мы перепродаем предприятия по 4-5 раз. Предприятий на продажу у нас выставляется все больше и больше, а продается все меньше… И с течением времени соотношение между выставляемыми на продажу и реально проданными предприятиями будет только падать».17 Сложность положения Минэкономразвития РФ как ведомства, ответственного с 2004 года за приватизационную программу, очевидна, однако ситуация еще более противоречива:

избавление от непродаваемых «неликвидов» остается тем не менее важнейшей задачей, но вместе с тем на фоне имеющейся сырьевой конъюнктуры и соответствующих бюджетных доходов не менее сложно найти аргументы в пользу продажи новых высокорентабельных активов. Это тем более проблематично в связи с отсутствием внятных представлений о направлениях расходования аккумулируемых доходов федерального бюджета.

Еще в 2003-2004 гг. обсуждение проблем имущественной экспансии государства и, более широко, государственного капитализма как факторов, значимых для экономики России, вызывало в ряде случаев весьма резкое отторжение некоторых исследователей, хотя указанные процессы получили свое первоначальное развитие уже начиная с 2000 года. На наш взгляд, 2005 год стал переломным – в настоящее время необходимо говорить не просто о расширении прямого государственного присутствия в экономике, но об устойчивой тенденции к доминированию государства в ряде ведущих отраслей российской экономики. Возможные последствия имущественной экспансии государства и государственных (про-государственных) компаний могут быть весьма негативными как для крупных частных компаний (групп), так и экономики в целом.

Начавшиеся процессы легализации капитала обусловлены не только адаптацией крупного бизнеса к ситуации «после ЮКОСа», но и более прикладными мотивами. С одной стороны, в 2005 году более заметным явлением стали сделки, связанные с выходом из бизнеса (продажей долей) некоторых мажоритарных акционеров (партнеров). Это связано не только с переориентацией интересов на новые сферы инвестирования или отходом от оперативного управления, но и с определенного рода защитной стратегией - трансформация собственности в ликвидность, причем размещенную за рубежом, со всей очевидностью затрудняет ее национализацию. С другой стороны, наметилась тенденция к расширению акционерной базы крупнейших компаний посредством продажи части акций крупнейшими акционерами на открытом рынке (в том числе через IPO). Помимо легализации полученных финансовых средств, достигается и легализация остающихся под контролем (в собственности) долей в соответствующих компаниях.

Указанные процессы так или иначе воздействуют и на специфику развития норм и стандартов корпоративного управления. В целом, основываясь на анализе объективных экономических процессов и складывающейся системы правового регулирования, можно предположить, что современная модель корпоративного управления для современной России должна опираться на следующие ключевые компоненты:

1) высокий уровень концентрации акционерной собственности (в различных формах, включая альянсы и соглашения);

2) эффективное законодательство о компаниях (либерализация и ужесточение одновременно, в зависимости от конкретной сферы);

Слияния и поглощения, 2005, № 11, с. 8; Коммерсантъ, 2005, 5 августа.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы 2) многоуровневый инфорсмент, где эффективный государственный (централизованный) инфорсмент в системе независимого судопроизводства составляет только часть (хотя и сущностную) правоприменительной системы;

3) многоуровневый частный мониторинг: внутри компании (акционеры, инвесторы, аудиторы и др.), профессиональное сообщество (СРО, конкуренты, профессиональные участники рынка ценных бумаг и др.), общественный контроль (СМИ и др.);

Переход к политике «точной настройки» модели корпоративного управления, помимо обеспечения эффективности всей системы имущественных отношений, предполагает:

- эволюционное развитие корпоративного права (по мере необходимости и в зависимости от адекватного спроса - поправки в базовое законодательство, технически совершенствующие те или иные корпоративные процедуры, перманентная ликвидация в законодательстве способов дискриминации различных групп акционеров, селекция и узаконение «прижившихся» добровольных норм);

- принятие актов в областях, где требуется серьезное улучшение законодательства (реорганизация, прозрачность и раскрытие информации, банкротства и др.);

- ликвидация значимых абсолютных пробелов (враждебные поглощения, корпоративные группы, бенефициарная собственность, связанные стороны, инсайд и др.);

- процессуальные вопросы (подведомственность корпоративных споров, иски в защиту неопределенного круга лиц, публикация решений судов, подведомственность судов и ответственность судей, третейские суды и др.);

- прозрачность процедур государственного (ведомственного) контроля и правоприменения;

- стимулы для самостоятельной деятельности субъектов рынка (развитие институтов саморегулирования, создание стимулов для сокращения числа псевдопубличных компаний, добровольность кодексов, снижение административных барьеров, ревизия нормативных актов на предмет условий для коррупции и др.).

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы Раздел 2. Финансовые рынки 2.1. Финансовые рынки, корпоративное управление и экономический рост Анализ эффектов, в которых проявляется активное влияние финансовых операций на развитие реального сектора, позволяет конкретней выделить рыночные механизмы, «встроенные» в современную систему корпоративного управления. Действие указанных механизмов направлено прежде всего на активизацию конкурентных сил и более эффективное использование имеющихся трудовых и материальных ресурсов.

Именно эти механизмы играют главную роль в обеспечении рыночной дисциплины.

Особого внимания заслуживает в рассматриваемом контексте так называемая специфика «начальных стадий развития». К концу прошлого столетия – началу 2000-х годов в общем хоре одобрительных высказываний по поводу роли финансовых рынков стали отчетливо слышны скептические соображения авторов, изучавших экономику развивающихся государств и стран с переходной экономикой. Дело в том, что теоретические схемы, в которых финансовые рынки способствовали переходу к более эффективной аллокации ресурсов, не всегда согласовались с выявлявшимися многочисленными фактами вывода средств за пределы корпорации, экспроприации мелких акционеров и вкладчиков, «клептократического поведения» высших руководителей компании и чиновников, коррупции и «кумовского» капитализма (“crony capitalism”).Главной проблемой, с которой сталкивается финансовая сфера в условиях переходной экономики, состоит в неполноте финансовых рынков. В России рынок корпоративных облигаций стал делать первые шаги лишь в 2000-х гг. Рынок производных финансовых инструментов после кризиса 1998 года либо находится в состоянии деградации, либо отсутствует вовсе. Данная ситуация является прямым следствием проблем в сфере имущественных отношений, а именно недостаточно четко прописанных прав собственности и преимущественно декларативных мер по защите инвесторов.

Статистические данные, характеризующие рост банковских кредитов или дополнительную эмиссию ценных бумаг, могут нести различное содержание в зависимости от того, насколько отлажена система защиты акционеров-аутсайдеров и кредиторов, насколько действенны механизмы инфорсмента прав собственности и контрактных прав, насколько прозрачна регулярно публикуемая отчетность корпораций, насколько сильно в действительности участники ощущают действие конкурентных рыночных сил и т. п. Формирование финансовых рынков и институтов в России и многих других постсоциалистических государствах протекало на фоне длительного падения хозяйственной активности. К тому же отказ от административных методов поддержания дисциплины не сопровождался – по крайней мере на первых См.: Johnson, Boone, Breach, 2000; Johnson, Mitton, 2003; Claessens, Djankov, Klapper, 2003; Klapper, Love, 2002; Berglof, von Thadden, 1999, и др.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы порах - ни укреплением судебно-правовых процедур, ни соответствующим ужесточением рыночной дисциплины.

В этом контексте важно упомянуть, что наиболее трудной проблемой рецепции, как показывает анализ, неизменно оказывалось согласование вводимых норм с исторически сложившимися традициями и местными условиями. Среди систем, менее восприимчивых к трансплантации правовых норм, фигурирует и правовая система, существовавшая в свое время в Советском Союзе. Особые трудности в данном случае вызваны вовсе не тем, что в ходе пост-коммунистических правовых реформ осваивались такие нормы законодательства, которые недостаточно эффективны, по крайней мере, с экономической точки зрения. В работе К. Пистор, М. Рейзэра и С.

Гельфера отмечается, что многие государства, ранее входившие в Советский Союз, получали техническую помощь от Соединенных Штатов, и сегодня они могут похвастаться замечательной защитой прав инвестора. На бумаге, если верить документам, эти права защищены лучше, чем в некоторых странах, характеризующихся наиболее высоким уровнем развития, например, во Франции или Германии.

Маловероятно, однако, что высокому уровню этих правовых норм в обозримом будущем будет соответствовать столь же высокий уровень развития финансовых рынков (Pistor, Raiser, Gelfer, 2000).

В публикации, содержащей немало оценочных суждений, Э. Берглоф и П. Болтон выдвинули тезис о «великом расколе» (“the Great Divide”) в направлениях хозяйственной эволюции постсоциалистических стран и прежде всего – в направлениях развития их финансовых систем (Berglof, Bolton, 2002). Финансовая система Чехии, Венгрии, Польши, Словении и прибалтийских республик – при всех сложностях и проблемах, характеризовавших начальные этапы ее развития – все же представляется авторам более или менее удовлетворительной. В лучшем случае здесь все же удается обнаружить хотя бы «слабые свидетельства» положительной связи между финансовым развитием и экономическим ростом. Что же касается России, Украины и некоторых других постсоциалистических государств, то надежды на то, что развитие финансовых отношений может сыграть роль «зажигания», пускающего в ход машину экономического роста, представляются нереалистичными. При этом финансовое развитие в указанных странах могло оказаться даже контрпродуктивным, подрывающим стимулы перестройки устаревших хозяйственных отношений.

Не все суждения авторов кажутся достаточно доказательными. Так, слишком категоричны, по-видимому, утверждения относительно «великого раскола». И все же в статье затронута достаточно серьезная проблема. Для того, чтобы механизмы финансового рынка могли оказывать дисциплинирующее воздействие на поведение участников хозяйственного процесса, должны быть налицо не только макроэкономические предпосылки - ликвидация бюджетных дефицитов, стабилизация цен и др., но и соответствующие микроэкономические условия - «культура контракта», инфорсмент прав собственности и контрактных прав, формирование финансовых институтов, преследующих долгосрочные цели, обеспечение прозрачности отношений собственности и хозяйственных сделок.

Без соблюдения указанных требований условия, благоприятствующие (в краткосрочном плане) экономическому росту, могут создаваться не укреплением финансовых посредников, а их постепенным разрушением. Так, например, в кризисный период конца 90-х гг. денежные средства выводились из многих банков в распоряжение соответствующих промышленных групп, вместо укрепления финансовой дисциплины часть предпринимателей фактическим освобождалась от задолженности банкам, благоприятные для промышленных предпринимателей эффекты замещения и дохода обеспечивало кризисное обрушение курса национальной валюты и т.д.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы Более основательные расчеты и более академичные формулировки можно найти в опубликованной в конце 2003 года работе Дж. Минье.19 Выяснилось, что несмотря на то, что в совокупность стран со сравнительно меньшей капитализацией попали и некоторые небольшие страны, обладающие сравнительно более развитыми финансовыми рынками (Швеция, Австрия), и страны с огромным населением (Индия, Индонезия), в рамках этой группы, включающей одиннадцать стран, не удается обнаружить статистически существенной связи между экономическим ростом и развитостью финансовой системы. Автор справедливо оговаривает: результаты расчетов не могут считаться достаточно надежными, поскольку используется явно недостаточное число наблюдений.

Из современных теоретических моделей эндогенного роста с финансовыми рынками (Aghion, Howitt, Mayer-Foylkes, February 2005, pp. 173-222) явствует, что те государства, экономика которых в наибольшей степени удалена от технологической границы производственных возможностей, особенно сильно нуждаются в таких хозяйственных институтах, которые могли бы облегчить осуществление долгосрочных инвестиционных проектов, опирающихся на заимствование передовых технологий («investment-based» institutions). Такие институты могут помочь ускоренному преодолению существующего разрыва в темпах роста. В то же время государства, экономика которых приблизилась к технологической границе производственных возможностей, смогут повысить темпы своего роста лишь в том случае, если будут использовать наиболее гибкие хозяйственные нормы и институты, ориентированные на всемерное поощрение предпринимательской инициативы и поиска в сфере новых технологий («innovation-based» institutions). К числу последних относятся, в частности, максимально возможная открытость экономики, финансовый аутосорсинг, интенсивное развитие рынка ценных бумаг и венчурного бизнеса.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.