WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |

Следует указать в этой связи на весьма значимую проблему «формализма» судебной системы. С. Джанков, Р. Ла Порта, Ф. Лопес-де-Силанес и А. Шлайфер в начале 2000-х годов провели в сотрудничестве с международной ассоциацией "Lex Mundi" сравнительное исследование правовых систем более чем в ста странах (Djankov, La Porta, Lopes de Silanes, Shleifer, 2002). Особый интерес авторов вызывала степень формализации судебных процедур, развитие "правового формализма". Выяснилось, что в наиболее "богатых" (развитых) странах чаще можно наблюдать упрощенные процедуры, которые оказываются достаточными для того, чтобы обеспечить более быстрое и более полное (так сказать, более "качественное") решение рассматриваемых судом конфликтов. Используя систему статистических показателей (степень профессионализма участников процедуры, необходимость подачи в суд иска в письменной форме, приглашения свидетелей и т.п.), авторы конструируют индекс, который может служить количественной характеристикой "правового формализма";

индекс принимает значение от нуля до семи. При рассмотрении дел о взыскании платежей, связанных с использованием непокрытого чека, значение этого индекса для Англии составляло 2,58 13, для США – 2,62, тогда как для постсоциалистических стран медианное значение индекса было равно 3,99 (для России – 3,39, для Украины – 3,66).

Чрезмерная формализация правовых процедур негативно сказывается на эффективности инфорсмента контрактных прав. В регрессиях, характеризующих факторы, от которых зависит действенность такого инфорсмента, влияние "индекса формализма" неизменно оказывалось отрицательным и статистически существенным на 1%-ном уровне. Индекс, характеризующий качество инфорсмента контрактных обязательств, в постсоциалистических странах оказывается самым низким из всех рассматриваемых групп (медианное значение 5,0), тогда как для стран со "скандинавским" типом правовой системы его значение составляло 8,25, а в странах с англосаксонским законодательством 7,0914. В подобных условиях даже тогда, когда российские компании (особенно мелкие предприниматели) полагают, что нуждаются в прямом вмешательстве органов правопорядка, они не всегда обращаются с иском в судебные органы. Индекс доверия к судебной системе в постсоциалистических странах оказывается ниже, чем во всех остальных рассматриваемых группах.

Экономическая теория прав собственности позволяет выделить лишь некоторые фундаментальные («базовые») отношения присвоения. Между тем роль тех или иных хозяйственных институтов в огромной степени зависит от распространенных в данном обществе традиций и неформальных норм поведения. В свое время еще Джон Стюарт Милль отмечал, что распределение продукта, равно как и систему экономических Достаточно сослаться на то, что в Англии взыскание ущерба, связанного с получением непокрытого чека, не требует присутствия представителей обвинения и защиты и в большинстве случаев не предполагает созыва специального судебного заседания: чаще всего достаточно устного заявления и (последующей) встречи истца и ответчика с судьей.

Там же, p. 58. Исследователи приходят к аналогичным выводам, сравнивая между собой степень законодательной защиты контрактных прав кредитора в различных странах.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы отношений, проявляющуюся в формах и методах распределения, можно считать результатом действия двух групп факторов – конкуренции и традиции («обычая»), причем экономисты обычно склонны уделять внимание лишь первой группе факторов Mill, 1965 [1848]. И при обсуждении механизмов, основанных на рыночной конкуренции, достаточно важен учет сложившихся норм, особенностей поведения и ограничений, порожденных историческими традициями. Современный подход к анализу прав собственности предполагает экономику, в которой существуют не только хорошо отлаженная структура контрактных соглашений, оформляющих результаты рыночных сделок, но и воспитанная многими десятилетиями, если не столетиями, «культура контракта», опирающаяся на некую постепенно сложившуюся систему норм.

Большинство теоретических моделей и эмпирических наблюдений приводят к выводу, согласно которому в большинстве случаев инфорсмент хозяйственных прав удается обеспечить благодаря взаимной заинтересованности участников хозяйственного процесса. Лишь в исключительных случаях последние апеллируют непосредственно к содействию судебно-правовых органов, что связано прежде всего с высокими затратами защиты исков в суде. В качестве наиболее эффективного «регулятора» отношений между фирмами указываются, как правило, спонтанные процессы самоорганизации, обеспечивающие постепенное совершенствование контрактных отношений между участниками хозяйственного процесса.

Эффективное функционирование механизмов инфорсмента контрактных прав и прав собственности предполагает, что участники хозяйственного процесса уверены в надежности и устойчивости этих прав. Ключевой категорией, описывающей подобную ситуацию, Д. Норт считает обязательство, вызывающее доверие (North, 1993, p. 11–23, которое представляет собой не формально отточенное понятие, а, скорей, некоторую значимую метафору; поэтому напрасно было бы искать особенно четкие определения такого обязательства. Комментируя эту концепцию Д. Норта, один из известных представителей новой институциональной теории Г. Лайбекэп полагает, что в узком смысле слова такое обязательство характеризует инфорсмент контрактных прав в коммерческих сделках. В широком смысле оно подразумевает ограничение произвольных действий со стороны государства, обеспечивающее такую надежность прав собственности, которая необходима для осуществления долгосрочных инвестиций. О существовании обязательств, внушающих доверие, по мнению Д. Норта, можно судить по достаточно низкому уровню трансакционных издержек на рынке капитала и на других рынках.

Новая институциональная теория исходит из того, что на протяжении предшествовавшей истории хозяйственные отношения лишь в редких случаях могли обеспечить появление обязательств, внушающих доверие. Да и в настоящее время сфера распространения подобных обязательств не всегда достаточно широка. Д. Норт справедливо отмечает, что в формировании системы обязательств, внушающих доверие, важнейшую роль играет проверка временем. Такие обязательства могут быть утвердиться лишь на протяжении чрезвычайно продолжительного периода. В экономике феодального типа для упрочения отношений между властью и подданными требовалась смена нескольких поколений, за это время постепенно расширялся и См.: Libecap, 1993. Более подробный анализ связей между «обязательствами, вызывающими доверие», и правами частной собственности содержится в работе, специально посвященной природе обязательств, складывающихся в условиях переходной экономики: Diermeier, Ericson, Frye, Lewis, Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы «горизонт» финансового планирования монарха. В периоды войн и финансовых кризисов горизонт планирования, понятно, сокращался.

В случаях более или менее радикальных реформ вплоть до нынешней поры требуется немалый период, чтобы с годами стала уменьшаться неопределенность, характеризующая последующее развитие событий. Постепенное упрочение обязательств, принятых на себя участниками хозяйственного процесса, выступает в качестве долгосрочной фундаментальной тенденции в развитии зрелой рыночной экономики. Особенно существенным представляется в этой связи следующее соображение. Вопреки мнению многих экономистов, в том числе ряда западных экспертов, помогавших при разработке хозяйственных реформ в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, формирование поведенческих стандартов, которые обеспечивают функционирование обязательств, внушающих доверие, не следует и не может автоматически последовать за общей либерализацией хозяйственной жизни (например, за отказом от фиксированных цен, разрешением купли-продажи иностранной валюты, появление финансовых инструментов и превращением их в объект купли-продажи и др.).

Острота проблемы эффективных неформальных институтов только сегодня стала очевидна для переходной экономики России.16 Обязательства, внушающие доверие, равно как и нормы «культуры контрактов», уже упоминались выше.

Необходимо также упомянуть те институциональные элементы, которые лежат на грани формальных и неформальных институтов. Роль легальных (т.е. не относящихся к криминальным) негосударственных форм, обслуживающих интересы относительно широкого круга экономических агентов, становится особенно значимой именно в условиях неустойчивого институционального окружения, включая слабые или функционирующие неоптимально государственные формы.

В более фундаментальной постановке данная проблема, тесно связанная с особенностями имущественных отношений в переходной экономике, состоит в том, что формируются «двойной стандарт» и различные правила рыночной игры для разных классов участников. Культивирование «двойного стандарта» (о чем свидетельствует весь опыт 90-2000-х гг.) создает непреодолимые препятствия как для формирования благоприятного институционального окружения в целом (в рамках критериев, описанных выше), так и для локальных институциональных изменений в сфере защиты прав собственности, корпоративного управления, финансовых рынков и т.д. Другими словами, наличие «двойного стандарта» приводит к тому, что рыночные механизмы эффективно выполняют свои функции на весьма ограниченном пространстве, которое - в контексте тезиса о формировании в России модели «государственного капитализма» - имеет тенденцию к сокращению. Хотя долгосрочные задачи обеспечения устойчивости и адаптивности институционального окружения (безусловно, в тех аспектах, которые имеют отношение к рыночным механизмам) в соответствии с меняющимися экономическими реалиями остаются высоко актуальными, бесспорным приоритетом является формирование базовых предпосылок для их реализации – законодательного, процессуального, судебного и регулятивного обеспечения единых рыночных правил.

Соответственно, перспектива развития хозяйственных институтов, стимулирующих экономический рост в России, в значительной степени обусловлена современными проблемами функционирования политических институтов.

2005 год продемонстрировал несколько позитивных тенденций, которые в явной форме или пока весьма формально позволяют говорить о наметившихся благоприятных Подробно см.: Энтов, Радыгин и др., 2006.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы сдвигах в российской экономике. Среди них – значительный рост капитализации ведущих российских компаний, превзошедшая все прогнозы динамика фондового рынка, снижение доли зарубежных торговых площадок в торговле российскими ценными бумагами, эйфория публичных размещений (IPO), некоторое оживление (после фактического моратория 2003-2004 гг.) в сфере новаций корпоративного управления на уровне компаний, развитие процесса легализации капитала, снижение активности на рынке «нецивилизованных» враждебных поглощений, положительное сальдо счета капитала (впервые с 1994 года) и некоторые др.

Для некоторых из них в последние годы действительно сложились объективные экономические предпосылки, в отношении других сказались те или иные конъюнктурные, политические, правовые и психологические факторы. Так, неудержимый рост российского фондового рынка на фоне замедления темпов роста экономики, огосударствления и усиления ее сырьевой ориентации заставляет задуматься о рисках «мыльного пузыря». По имеющимся оценкам, влияние на рост российского фондового рынка фактора ликвидности и конъюнктуры глобальных финансовых рынков в настоящее время является существенно более значимым по сравнению с внутренней макроэкономической, что сказывается также на объективных возможностях регулирования национального рынка.

Положительное сальдо счета капитала было обусловлено в 2005 году значительными заимствованиями государственных компаний, которые использовались для оплаты поглощаемых частных активов, однако, с учетом уже накопленных обязательств, дальнейших значимый их рост вряд ли возможен, поэтому уже в году наиболее вероятным итогом является чистый отток по счету капитала.

Возобновление инициатив частного сектора в сфере корпоративного управления лежит в основном в сфере количественных новаций (объемы раскрываемой информации, состав советов директоров), что связано с процедурами IPO и требованиями регулятора. Напротив, качественные аспекты (минимизация рисков нарушения прав миноритариев, дивидендная политика, отношения с дочерними компаниями, бенефициарные собственники и др.) затронуты по-прежнему минимально.

Несмотря на формальный прогресс в сфере приватизации в 2003-2005 гг. (по количеству выставляемых на продажу пакетов акций и решений о преобразовании унитарных предприятий), ситуация близка к кризисной. Не менее 50 % сделок ежегодно откладывается в силу отсутствия спроса, а качество управления государственным имуществом мало отличается от уровня 90-х гг. По всей видимости, ситуация в данной сфере прямо связана с модификацией взглядов на роль государственного сектора в экономике России.

С одной стороны, одной из задач 2006-2008 гг. является создание по крайней мере видимости завершения приватизации как компонента институциональных реформ – реализации федеральных пакетов акций и преобразования сектора ГУП.

Эффективность процесса как для государства, так и для затрагиваемых предприятий, является в данном случае вторичной по отношению к возможным политическим дивидендам.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.