WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |

Единственный вопрос по этому разделу проекта Закона, который требует дополнительных разъяснений, - это установление порога предоставления такой помощи не более 5% от выручки хозяйствующего субъекта за предшествующий год (в случае, если помощь предоставляется ни для НИОКР, не сельхозпроизводителям и т.д. – п. 3.ст. 16 проекта Закона). К сожалению, в определении государственной и муниципальной помощи, приведенном в проекте Закона, общая цель предоставления этой помощи четко не определена. Между тем, представляется по-настоящему значимой лишь одна цель – содействие развитие социально значимых предпринимательских инициатив и проектов. Между тем, инвестиционные потребности бизнеса, ориентированного помимо чисто экономических целей и на социальный результат, могут в значительной степени перекрывать порог 5% выручки за последний год, а значимость реализуемого проекта для государства может быть высокой. Вместе с тем, для унификации и сохранения принципа равенства всех получателей помощи, такой порог должен быть установлен. В связи с этим, предлагается увеличить данный порог как минимум до 1015% от выручки - минимальной налоговой нагрузки на коммерческую организацию (например, ставка единого налога на вмененный доход в Москве составляет 15% от вмененной выручки).

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы В проекте Закона четко определены такие виды монополистической деятельности, как согласованные действия хозяйствующих субъектов и координация экономической деятельности третьим лицом. Если в действующем законодательстве (статья 6 ФЗ N 948-I) определение «согласованные действия хозяйствующего субъекта» по существу раскрывалось (хотя было вынесено «за скобки»), «координация экономической деятельности» является новым определением, и, по существу, обеспечивает и регламентирует действия регулирующего органа по выявлению и пресечению таких действий. Данная норма представляется необходимой, так как пресекает действия неформализованных холдингов в осуществлении монополистической деятельности. Кроме того, несмотря на то, что определение координации экономической деятельности является довольно общим, оно представляется достаточным для выявления любых форм злоупотреблений в этой сфере, а следовательно, эффективным с точки зрения практического применения.

Некоторой модификации в редакции проекта Закона подверглось и понимание группы лиц: список классифицирующих взаимный экономический интерес нескольких хозяйствующих субъектов условий был расширен. Помимо существующих в текущем законодательстве к перечню таких условий добавлено следующее: несколько лиц заключили между собой соглашение или осуществляют согласованные действия, дающее его участникам значительные технологические или торговые преимущества перед другими хозяйствующими субъектами на соответствующем товарном рынке, что также расширяет понимание согласованных действий лиц (п.п. 21 статьи 4 проекта Закона).

Некоторые инициативы, отраженные в проекте Закона представляются достаточно спорными.

Во-первых, п. 4 статьи 6 проекта Закона – нарушение пункта о координации экономической деятельности является основанием для ликвидации хозяйствующего субъекта в судебном порядке. Эта мера пресечения представляется излишне жесткой.

Целесообразно заменить указанную меру пресечения в случае первого раза на штрафные санкции, а ликвидацию же допускать только в случае систематических нарушений два и более раз в течение трех лет).

Во-вторых, антимонопольный орган полномочен вносить в лицензирующие органы предложения об отзыве лицензий у нарушителей законодательства в сфере монополистической деятельности (п.п. 20 статьи 20 проекта Закона). По нашему мнению, отзыв лицензии является также излишне жесткой формой регулирования, так как экономический смысл лицензирования не связан с наличием или отсутствием у лицензиата монопольного положения на рынке. Предлагается исключить данную норму из проекта Закона целиком.

В-третьих, это отнесение к монополистической деятельности необоснованного сокращения или прекращения производства товаров, на которые имеются спрос или заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности их производства (п. статьи 5 проекта Закона). Необходимо обеспечение свободы действий хозяйствующего субъекта по производству того или иного товара. Разумно было бы отказаться от такого определения нарушения.

В-четвертых, получение в собственность, пользование или владение одним хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств или нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта, если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки (взаимосвязанных сделок), превышает процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, отчуждающего или передающего Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы имущество (п.п. 2 п. 1 статьи 25 проекта Закона). При этом, если мы склонны согласится с общим смыслом данного пункта проекта Закона, то нельзя согласить с его всеохватностью. По нашему мнению, помимо относительной величины – процент от стоимости имущества организации, необходимо установить минимальную стоимость такого имущества, сделки с которым подлежат предварительному согласованию с антимонопольным органом. Кроме того, предлагается исключить из списка сделок, подлежащих регулированию, реализацию зданий и сооружений, не относящихся непосредственно к производственной деятельности юридических лиц, участвующих в сделке, т.к. такие сделки по нашему мнению не могут каким-либо образом ограничить конкуренцию как на товарном, так и на финансовом рынке.

Представляются крайне важными инициативы, изложенные в проекте Закона, касающееся изменений некоторых пороговых значений, существующих в российском законодательстве в настоящее время, а также введение новых пороговых значений (доминирующее положение хозяйствующего субъекта, доминирующее положение по совокупной доле нескольких хозяйствующих субъектов на рынке, сужение круга сделок по реорганизации юридических лиц, требующих согласования или уведомления антимонопольного органа, приобретение прав на акции (доли) в хозяйственных обществах и др.).

Подводя итог всему вышесказанному, можно отметить, что проект Закона в целом соответствует современным потребностям в регулировании экономической деятельности хозяйствующих субъектов Российской Федерации, так как облегчает необоснованные административные барьеры при осуществлении предпринимательской деятельности, регламентирует ряд хозяйственных ситуаций, дает четкое определение ранее неопределенным законодательно процессов. Это, помимо прочего, также упрощает возможность администрирования в сфере защиты конкуренции и монополистической деятельности. Между тем, на наш взгляд, существует ряд указанных выше недостатков, подлежащих более детальной проработке до принятия Федерального Закона.

Определение прав собственности в условиях существования финансовых рынков не может быть завершенным и даже просто достаточно четким без решения проблем, связанных с неплатежеспособностью фирмы. Хозяйственно-правовое урегулирование проблем, порождаемых неплатежеспособностью фирмы, относится к числу ключевых вопросов функционирования частной собственности и рыночных отношений. От эффективности такого регулирования существенно зависят, в частности, бесперебойное функционирование системы расчетов и платежей, а также интенсивность и глубина развития финансовых рынков.Задавая определенные стандарты в сфере обеспечения прав собственности в случае неплатежеспособности фирмы и, тем самым, определяя «степень надежности» обязательств различного рода, законодательство о банкротстве служит исходным пунктом в расчетах участников хозяйственного процесса. Так, определение условий и процедур банкротства существенно влияет на выбор собственников (менеджеров) фирмы-должника – выбор между продажей компании, заключением частного соглашения с кредиторами или официальным объявлением фирмы банкротом. Степень защиты интересов собственника, определяемая процедурами банкротства, непосредственно учитывается кредиторами при оценках своих инвестиционных рисков. По мере нарастания финансовых трудностей компании выявляется острое противостояние, за которым стоит конфликт интересов основных участников – собственников фирмы-заемщика, высших менеджеров, управляющих указанной фирмой, и кредиторов.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы Недостаточно эффективная зашита прав собственности, проявляющаяся, в частности, в неоптимальных процедурах банкротства, может оказывать неблагоприятное воздействие на процессы экономического роста. Некоторые направления такого воздействия уже отмечались в предшествовавшем изложении; в заключение просто перечислим «каналы» влияния, представляющиеся наиболее существенными.

Неопределенность прав собственности, непременно обнаруживающаяся в условиях, когда компания-заемщик оказывается неплатежеспособной, превращает банкротство в действенное средство перераспределения собственного и акционерного контроля. Все дело в том, что при неоптимальной практике банкротства такое перераспределение может приводить и действительно приводит к неэффективным решениям. Свидетельством этого может служить обнаружившаяся в ряде стран тенденция к формированию громоздких, плохо управляемых «хозяйственных империй» (конгломератов), разраставшихся за счет самых различных предприятий, контроль над которыми удавалось получить, обанкротив соответствующие фирмы.

С другой стороны, чрезмерно мягкие («щадящие») процедуры банкротства, по существу, подрывают действие механизмов, обеспечивающих рыночную дисциплину, а в условиях переходной экономики тормозят переход от «мягких» к жестким бюджетным ограничениям. Возможность накапливать на протяжении длительного времени просроченные обязательства обеспечивает особенно благоприятные условия для разрушения фирмы «изнутри» и вывода значительной части активов за пределы компании, продолжающей существовать, несмотря на обнаружившуюся несостоятельность. Централизованные, единые для всех участников и стабильные правила урегулирования проблем, которые неизбежно возникают в случае неплатежеспособности фирмы, всегда представляли собой один из важнейших компонентов инфраструктуры, обеспечивающей эффективное функционирование финансовых посредников и рынка ценных бумаг. Поэтому неоптимальные процедуры банкротства оказываются серьезным препятствием на пути становления работоспособной банковской системы, а также формирования рынка долговых обязательств, а это, в свою очередь, существенно ограничивает возможности финансирования новых капиталовложений.

Проведенный анализ в сфере несостоятельности (банкротства) позволяет сделать вывод о том. что, несмотря на позитивные новации нового (третьего) закона о банкротстве, до сих пор не решен целый ряд принципиальных проблем, лежащих за рамками технических процедур.

Во-первых, наделение государства равными правами с другими кредиторами потребует соответствующей инфраструктуры для представления его интересов.

Маловероятно, что для этого будут выделены соответствующие ресурсы. По этой причине, лишь на нескольких сотнях предприятий будут действительно улучшены прохождение и контроль за процедурами банкротства, но на большинстве других это скорее породит дополнительную коррупцию и интерес к скупке «административного ресурса». Последнее весьма вероятно и по той причине, что легче всего будет возбудить процедуру банкротства государству — ему не требуется подтверждать свои требования в суде.

Во-вторых, ужесточение условий, при которых могут возбуждаться процедуры банкротства, не приведет к существенному ограничению процессов передела собственности. Это объективный процесс, и если он не нашел своего разрешения в рамках закона об акционерных обществах, то он все равно будет иметь место, только теперь в ходе исполнительного производства.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы В-третьих, при установлении особенностей несостоятельности в отношении определенных секторов создаются предпосылки к сбрасыванию долгов на эти сектора.

Если же этого не сделать, то велики социальные издержки. Помимо этого, весьма неоднозначен вопрос об отнесении тех или иных предприятий к сфере «естественных монополий», к градообразующим или стратегическим предприятиям.

В-четвертых, существенная часть предложений по реформированию законодательства стала следствием не столько несовершенства действующего регулирования, сколько недостаточно развитой инфраструктуры его применения. Одна из главных проблем в этой сфере — зависимость арбитражных судов от местных органов власти, недостаточный уровень квалификации судей для рассмотрения сложных хозяйственных споров.

В-пятых, многие изменения в законодательстве о несостоятельности стали следствием переоценки определенных проблем, поэтому некоторые нормы нового закона о банкротстве оказались пока мало востребованными.

Значительные — хотя, видимо, весьма отдаленные — перспективы связаны с совершенствованием судебной практики в целом. Например, в интересах защиты предприятий от недобросовестного перехвата контроля над ними (частью их активов) посредством процедур банкротства необходимо расширять практику применения ст. Гражданского кодекса РФ (злоупотребление правом) и предусматривать как прозрачность судебной процедуры, так и ответственность судебного корпуса.

Дополнительные усилия необходимы для развития саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и негосударственных институтов правоприменения, в том числе в сфере банкротства.

Соответственно, потребуется время для формирования адекватной инфраструктуры и ее адаптации к новым законодательным нормам. Институт несостоятельности оказался востребованным как инструмент перераспределения собственности. В связи с этим, если говорить о крупных предприятиях, он чаще применяется в отношении потенциально привлекательного бизнеса. В последнее время произошли значительные сдвиги в усилении защиты прав миноритарных акционеров.

Вследствие этого банкротство еще длительное время будет оставаться инструментом решения различных корпоративных проблем: от обеспечения защиты менеджеров от собственников до осуществления враждебного поглощения. По этой причине нельзя исключить возможности дальнейшего расширения практики банкротства крупных, потенциально привлекательных предприятий. Скорее всего, в ближайшие годы неоднозначность влияния банкротства на экономическое развитие станет еще более очевидной.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.