WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |

Фондовый рынок не оказывает заметного влияния на экономический рост, инвестиции и сбережения. Большая часть средств, привлекаемых в виде размещений облигаций и IPO, пока не материализуется в виде роста реальных инвестиций, обслуживая лишь сделки по перераспределению финансовых и материальных активов между различными группами собственников. Острой проблемой рынка в 2005 г. стала переориентация модели корпоративного управления в направлении прямого участия государства в управлении крупнейшими компаниями. Основными бенефициарами выгод от роста рынка являются иностранные инвесторы и крупные российские собственники, роль сбережений населения на РФР остается весьма скромной.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы Необходима переориентация рынка на внутренние источники роста. Это предполагает создание на внутреннем фондовом рынке конкурентоспособного института финансового посредничества, ориентированного на эффективную работу со сбережениями населения с позитивной реальной ставкой процента. Внутренний рост фондового рынка должен опираться на развитие банковской системы, способной обеспечивать необходимыми кредитными ресурсами потребности растущей экономики.

Это предполагает проведение реформы банковской сферы и системы рефинансирования банков, позволяющих существенно увеличить объемы и эффективность кредитования реальной экономики. Целесообразно создать систему мониторинга эффективности использования эмитентами средств, привлекаемых с помощью эмиссии ценных бумаг, а также иностранных инвестиций в акции и облигации российских эмитентов.

Необходима разработка под скоординированным руководством заинтересованных ведомств (ФСФР, МЭРТ) внятной стратегии корпоративного управления, определяющей для различных категорий российских компаний оптимальную модель корпоративного управления, меру участия государства, российских и иностранных инсайдеров в собственности и управлении бизнесом. Нужны заметные шаги в области улучшения инвестиционного климата, принятие закона об инсайдерской информации на фондовом и валютном рынках, пересмотр гражданского законодательства в области защиты прав миноритарных акционеров и добросовестных приобретателей акций.

В последние годы отмечается тенденция к снижению числа сделок, относимым к категории враждебных поглощений. Среди основных причин данной тенденции можно указать ужесточение фактического администрирования сферы корпоративных захватов органами исполнительной государственной власти, вне зависимости от того, насколько популистский характер носят подобные действия, ужесточение фактического администрирования процессов перехода прав собственности на активы органами антимонопольного регулирования, частичное изменение законодательства в области регулирования в исполнительных органах официальных изменений, касающихся юридических лиц, применение компаниями эффективных (в том числе превентивных) противозахватных тактик.

Одновременно в качестве значимого фактора следует указать на активизацию деятельности государства на рынке корпоративного контроля. Специфика деятельности государства на рынке корпоративного контроля обусловлена осуществлением трех ключевых функций: приватизационные продажи, приобретение (административными или рыночными методами) тех или иных активов, регулирование (законодательство, ведомственный контроль, правоприменение). Если та или иная модель регулирования рынка корпоративного контроля (при всех национальных особенностях) является непременным атрибутом любой относительно развитой правовой системы, то реализация первых двух функций (не в качестве разовых актов, а как компонент экономической политики) может быть связана только с относительно коротким историческим периодом. Как правило, их реализация возможна лишь на альтернативной основе (в силу, например, идеологических предпочтений правящей партии), а выбор зависит от широкого комплекса экономических, правовых, исторических и этических традиций в конкретном обществе. Особенностью России середины 2000-х гг. стало параллельное развитие обоих процессов.

Масштабы и характер прямого государственного участия в экономике, тем более если принять во внимание вариант «частной ренты» как жизнеспособный, прямо влияют на состояние дел в сфере гарантий и защиты прав собственности. Именно государство как инициатор имущественной экспансии становится наиболее заинтересованным в отсутствии четких правил игры в сфере имущественных отношений. Здесь вполне уместна аналогия со второй половиной 90-х гг., когда интересы субъектов пост-приватизационного передела собственности в частном Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы секторе и бурного становления частных корпоративных групп эффективно препятствовали введению адекватных ограничительных норм в сфере корпоративного права, банкротств, рынка ценных бумаг, оптимизации реорганизационных процедур, государственных предприятий и т.д. В середине 2000-х гг. им на смену приходят государственные компании и предприятия, выполняющие интервенционистские функции.

Одновременно происходит заметное сужение возможностей полноценной реализации частным собственником его основополагающих прав – прежде всего распоряжения (в терминологии «классической триады») или права отчуждения всей совокупности других прав (в терминологии теории прав собственности).

Необходимость политического согласования сделок с теми или иными значимыми активами, тем более за рубежом, не только подтверждает системный характер вмешательства государства в сферу рыночных отношений, но и обесценивает понятие частной собственности в принципе. Хорошо известно, что история эволюции форм частной собственности – это прежде всего разделение феномена политической власти и собственности. Современные ее формы прежде всего предполагают, что причастность к (верховной) власти не является больше необходимым условием реализации прав собственности. Хотя тезисы о нестабильности и защите прав собственности в современной России в последние годы стали звучать как популистская риторика или ритуальное заклинание, проблема тем не менее не становится менее острой.

Расширение госсектора в описанном выше формате при современном состоянии политических институтов консервирует нестабильность прав собственности на неопределенный срок.

Вместе с тем на законодательном уровне регулирование всего комплекса вопросов, связанных с рынком корпоративного контроля, находится в начальной стадии. Весьма показательны в этом смысле новации, которые готовились в 2005-гг., по итогам рассмотрения которых можно сделать следующие выводы:

1) Концепция развития корпоративного законодательства на период до года в случае ее принятия и реализации заложенных в ней положений стала бы позитивным шагом по упорядочению и регламентации существующей на современном этапе развития сферы корпоративного контроля ситуации. Положения Концепции с учетом изложенных замечаний могут быть основой для модификации действующего законодательства.

2) Важнейшими и назревшими на практике инициативами Концепции являются вопросы пресечения возможностей незаконных «захватов» хозяйствующих субъектов, законодательное закрепление необходимости информационной открытости компаний, а также повышения ответственности исполнительных органов. Механизмы реализации данных инициатив, изложенные в Концепции, в общем и целом представляются эффективными и исполнимыми с точки зрения практической реализации (с учетом приведенных замечаний).

3) В Концепции есть ряд спорных вопросов, а именно:

- установление процедуры судебного контроля созыва внеочередного общего собрания акционеров собственником, владеющим не менее 10% акций;

- запрет на голосование члена совета директоров, связанного с имеющим материальную заинтересованность в вопросе, вынесенном на голосование, лицом. В случае принятия данной нормы, необходимо конкретно определить «степень» взаимосвязи директора с заинтересованным лицом, а также четкие критерии определения этой связи;

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы - дополнительное (помимо разделительного баланса и передаточного акта) утверждение качественных и количественных параметров реорганизации компаний;

- судебный порядок востребования кредиторами задолженности реорганизуемой компании;

4) В Концепции не затронуты два важных вопроса:

- преемственность лицензионных прав хозяйствующих субъектов, появившихся в результате реорганизации компаний, имеющих такую лицензию;

- отсутствие четкого перечня аффилированных лиц, устанавливаемых на законодательном уровне.

5) Некоторые вопросы, предложенные в Концепции для предварительного судебного рассмотрения, могут быть вынесены на решение саморегулируемой организации. В этом случае принципы деятельности этой организации должны быть прописаны в Концепции (без законодательного закрепления ее создания), а инициатива создания должна исходить от исполнительных органов власти государства.

5 января 2006 года Президентом РФ был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон). Закон направлен на пресечение «гринмейла» – корпоративного шантажа со стороны миноритарного акционера, обладающего незначительным пакетом акций и использующим законное право подавать иски о возмещении ущерба, принесенного ему действиями руководства компании. В принятой версии Закона собственник, имеющий 95% и более количества акций, может выкупить у миноритарных собственников их акции по справедливой рыночной цене. Закон предусматривает государственный контроль правильности определения цены выкупа: ФСФР имеет право приостановить выкуп, если у нее возникли подозрения о занижении стоимости выкупа при рассмотрении проспекта выкупа, который направляется в ФСФР. Акционеры компании знают о появлении нового крупного акционера, т.к., если в результате приобретения пакета акций физическое или юридическое лицо становится собственником 30% и более количества акций компании, оно обязано направить предложение о выкупе прочим акционерам компании. При этом, если инициатор предложения – юридическое лицо, в этом предложении должна содержаться информация и о его собственниках.

Нужно отметить, что это изменение оценивается нами как крайне положительно влияющее на рынок «недружественных поглощений», существенно его ограничивая.

Вместе с принятием изменений в закон об АО, предусмотрена материальная ответственность граждан, должностных лиц и юридических лиц за нарушение положений, вводимых Законом. Так же оговаривается ответственность и для оценщиков в случае необъективной оценки справедливой цены выкупа акций у миноритариев.

В целом, оценивая принятый закон положительно, на наш взгляд, стоит отметить такой недостаток корпоративного законодательства России, как отсутствие закона об аффилированных лицах. Эта ситуация дает возможность для манипулирования положениями Закона о принудительном выкупе крупным собственникам, формально владеющим менее 95% акций. Стоит отметить, что Закон вступает в силу с 1 июля 2006 года и еще есть время подготовить и рассмотреть законопроект об аффилированных лицах, о необходимости которого давно уже говорят как представители государственной власти, так и представители бизнеса.

Одной из значимых инициатив стала подготовка в 2004-2005 году проекта новой версии Федерального закона «О защите конкуренции» (далее – проект Закона), Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы которая вызвала весьма неоднозначную реакцию. Можно выделить три основных блока изменений действующего законодательства:

- расширение и унификация регулируемых действующим законодательством о конкуренции и монополистической деятельности объектов гражданских прав (сделок, предоставления государственной и муниципальной помощи и проч.).

- уточнение дефиниций, используемых в области защиты конкуренции (по сравнению с действующими в настоящий момент законодательными нормами), а также определение некоторых процедурных вопросов, связанных с возможностью злоупотреблений в регулируемой области.

- изменение пороговых норм и значений некоторых показателей, являющихся ключевыми для определения доминирующего положения на товарных и финансовых рынках, требующих согласия регулирующего исполнительного органа власти или его уведомления, а также сроков обжалования решений антимонопольных органов.

Одним из главных системообразующих новшеств проекта Закона является то, что он призван объединить в один регламентирующий документ два действующих в настоящее время Федеральных Закона: Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с многочисленными изменениями и поправками) и Федеральный закон от 23 июня г. N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг". Данное нововведение имеет экономический смысл, так как несет в себе, с нашей точки зрения, совершенно правильный и обоснованный подход: применении единых стандартов регулирования ко всем субъектам гражданско-правовых отношений вне зависимости от отрасли и существа отношений, в которые вступают все субъектов гражданских прав на территории Российской Федерации.

Другим безусловным положительным нововведением, содержащемся в проекте Закона, по нашему мнению, является регламентация процедуры предоставления государственной и муниципальной помощи. Выведение регламентирующих данную сферу гражданско-правовых отношений норм на уровень Федерального закона с достаточно подробным прописыванием правил предоставления такой помощи, на наш взгляд, приводит к большей прозрачности и облегчению контроля за целевым расходованием предоставленных федеральных и муниципальных средств.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.