WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |

Правила банкротства, существующие в ряде стран с нарождающимися финансовыми рынками, сильно ограничивают реальные возможности не только аукционных торгов, но и двусторонних компромиссных соглашений между Так, в ситуации, когда дело о банкротстве возбуждается с цель передела собственности, наделение арбитражного управляющего широкими полномочиями на начальных стадиях (когда изучается вопрос о том, достаточны ли основания для банкротства) ведет, как показывает опыт, к тому, что управляющие, действуя в корыстных целях, нередко «усиливают неплатежеспособность» фирмы-ответчика.

Возможности принятия произвольных административных решений еще более расширяются при прямом включении в рассматриваемые процедуры таких факторов как «социальная значимость» фирмы (предприятия). Составление особых списков «социальной значимости» облегчает реализацию стратегии уже не третьей, а второй (исполнительной) власти и стоящих за ней заинтересованных сторон.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы участниками (в предшествующем изложении подробно говорилось о том, насколько важное место они занимают, например, в американской практике банкротства).

Характерно, что переговоры между кредиторами и менеджерами обанкротившейся компании не играют серьезной роли в судебных процедурах банкротства не только во многих переходных экономиках, но и в странах Юго-Восточной Азии (Claessens, Djankov, Klingebiel, 2000). Именно такие процедуры, всемерно ограничивающие действие конкурентных механизмов, открывают пути для «внешнего давления», коррупции и неэффективного администрирования.

Оптимальное функционирование прав собственности предполагает, в частности, эффективную защиту имущества компании-банкрота от расхищения. Выше отмечалось (см. первый раздел), что и в развитой рыночной экономике у менеджеров близкой к банкротству фирмы могут появиться стимулы к выводу возможно большей части активов за пределы компании. Поэтому другой функцией судебных властей оказывается активная тщательная защита имущества такой фирмы от скрытого разграбления. Указанная задача становится особенно актуальной для стран с переходной экономикой, где вследствие несовершенного законодательства, регулирующего права собственности, и из-за неэффективности механизмов контроля вывод активов развертывается задолго до начала банкротства.

Этим определяется и широкое распространение «преднамеренных банкротств», когда менеджеры (нередко осуществляющие функции фактических владельцев компании), выведя значительную часть активов, прибегают к процедурам банкротства, чтобы таким путем избавиться от накопившихся обязательств перед государством и частными контрагентами. В подобных ситуациях судебным инстанциям, разумеется, не удается (полностью) взыскать причитающиеся по обязательствам деньги:

хозяйственные структуры к этому времени оказываются опустошенными изнутри77.

Проблема вывода средств из компаний, преднамеренно обрекаемых на неплатежеспособность, разумеется, намного шире рассматриваемых здесь вопросов;

она требует самостоятельного исследования. Отметим все же три момента, имеющих непосредственное отношение к процедурам банкротства.

Во-первых, независимость арбитражного управляющего никак не может означать какой-либо «независимости» от закона, требующего всемерно защищать права собственности. Полномочия конкурсных управляющих после того, как принято решение о ликвидации фирмы-банкрота, должны быть достаточными для того, чтобы воспрепятствовать выводу активов за пределы компании ее владельцами или менеджерами. При этом оптимальный механизм банкротства предусматривает не только строгую ответственность управляющих, но и эффективный надзор за тем, как они реализуют свои полномочия.

Во-вторых, к числу самых необходимых условий защиты интересов кредитора (а также реалистичной оценки проектов реорганизации фирмы) относятся четкость и прозрачность отчетности, а также документов регистрации собственности, принадлежащей компании-банкроту. Между тем именно заинтересованность в выводе средств вызывает к жизни недостоверную отчетность, нарочитую усложненность и неполноту данных о зарегистрированном имуществе фирм.

Попытки бороться с этим явлением чисто административными мерами, вводя, например, наказания за «преднамеренное банкротство» оказывается декларативной, поскольку в большинстве случаев действия, ведущие к банкротству компании, можно связать с ошибочным выбором стратегии и недостаточным профессионализмом управляющего персонала.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы И, наконец, в-третьих, с защитой прав собственности связано и требование, согласно которому процедуры банкротства должны осуществляться в самые сжатые сроки. Так, в ряде стран Западной Европы процедуры предписывают менеджерам регистрацию фирмы в качестве банкрота сразу же после того, как обнаружена ее неплатежеспособность. Предусмотрены серьезные санкции, вплоть до уголовной ответственности и заключения в тюрьму высших менеджеров, допустивших существенное промедление с регистрацией банкротства. В качестве обязательной нормы для соответствующих судебных процедур установлены короткие сроки. Чем больше растягивается период, на протяжении которого ведется дело о банкротстве, чем меньше шансов на то, что конкурсный управляющий сможет (и действительно захочет) предотвратить скрытое расхищение имущества, принадлежавшего фирме, тем хуже будут фактически обеспечены права собственности.

На протяжении последнего десятилетия был предпринят ряд серьезных исследований, изучавших влияние правовых структур на процессы экономического роста и развитие финансовых рынков78. Одним из направлений такого исследования является анализ процедур банкротства и их влияние на функционирование рынка долговых обязательств.

Используя результаты, полученные в ряде перечисленных выше работ, Р. Ла Порта и Ф. Лопес-де-Силанес провели сравнительный анализ правовых норм банкротства в 49 различных странах. Для того, чтобы выяснить, в какой степени в каждой из рассматривавшихся стран защищены интересы кредитора, в указанных исследованиях использовались четыре индикатора: 1) Отсутствует ли автоматическая приостановка на некоторое время требований к должнику после возбуждения дела о банкротстве (отсутствует – 1 балл, имеет место – 0), 2) Существует ли приоритет в удовлетворении претензий, выдвинутых теми кредиторами, которым принадлежат закладные обязательства (законодательство предусматривает подобный приоритет – балл, приоритет отсутствует – 0), 3) Могут ли рассматриваться проекты реорганизации компании-банкрота, не одобренные кредиторами (не могут – 1 балл, могут - 0) и, наконец, 4) Может ли высший управляющий персонал компании-банкрота распоряжаться ее имуществом при решении вопроса о реорганизации фирмы (не может – 1 балл, может – 0).

Сопоставление ответов на эти вопросы, содержащихся в законодательстве различных государств, может свидетельствовать о том, что во многих странах с нарождающимися финансовыми рынками права кредиторов представляются недостаточно защищенными. Так, сумма баллов, подсчитанных для Мексики, Колумбии, Перу и Филиппин, равна нулю (не выполняется ни одно из перечисленных требований), а в Аргентине, Бразилии, Греции и Португалии равна единице, тогда как в стране, выступающей в качестве «эталона» защиты прав кредитора, - в Англии она составляет 4 (соблюдаются все указанные требования).

Выше уже отмечалось, что защита интересов кредитора представляет собой лишь один из аспектов оптимальной процедуры банкротства, поэтому вряд ли имеет смысл ограничивать анализ результатами описанного теста: проблема, по-видимому, См., например, La Porta, Lopes-de-Silanes, Shleifer, Vishny, 1997, 1998, 2003;; Beck, Demig-Kunt, Levine, 2003 и др.

Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы значительно более сложна. Достаточно заметить, что во Франции, где процедуры банкротства явно смещены в сторону реорганизации обанкротившихся фирм, сумма баллов также равна нулю, для США она составляет 1, а для Германии – 3 балла.

За формально сходными индикаторами могут скрываться качественно различные процессы. Низкая сумма баллов, рассчитанная для стран с нарождающимися финансовыми рынками, свидетельствует (в отличие от большинства развитых стран) о ненадежности кредитных отношений и недостаточной эффективности банкротства. В Мексике и Перу (равно как и в России) в ходе банкротства частным кредиторам не удается вернуть больше 3-6% реальной суммы средств, предоставленных в ссуду. Сами процедуры банкротства в Мексике и Перу растягиваются на срок от трех до семи лет, а в Таиланде могут длиться более десяти лет.

В таких странах как США и Франция некоторое ограничение прав кредитора должно (по крайней мере, по мнению защитников таких процедур) расширить возможности сохранения и реорганизации обанкротившейся компании. В странах с нарождающимися финансовыми рынками, в том числе во многих переходных экономиках, процедурам «реорганизации» часто подвергаются, как отмечалось выше, «нежизнеспособные», опустошенные изнутри хозяйственные структуры. В этих случаях не только реорганизация, но хотя бы возобновление хозяйственных операций, поддержание на плаву предприятий особой «социальной значимости» оказываются чрезвычайно трудной задачей. Как отмечают Р. Ла Порта и Ф. Лопес-де-Силанес, «без эффективной процедуры банкротства предприятия, столкнувшиеся с серьезными финансовыми трудностями, могут оказаться в неопределенном положении (stay in limbo): они не в состоянии ни реструктурировать свои долговые обязательства, ни мобилизовать ресурсы, которые требуются для осуществления новых проектов» (La Porta, Lopes-de-Silanes, 2001, p. 79).

Недостаточно эффективная зашита прав собственности, проявляющаяся, в частности, в неоптимальных процедурах банкротства, может оказывать неблагоприятное воздействие на процессы экономического роста. Некоторые направления такого воздействия уже отмечались в предшествовавшем изложении; в заключение просто перечислим «каналы» влияния, представляющиеся наиболее существенными.

Неопределенность прав собственности, непременно обнаруживающаяся в условиях, когда компания-заемщик оказывается неплатежеспособной, превращает банкротство в действенное средство перераспределения собственного и акционерного контроля. Все дело в том, что при неоптимальной практике банкротства такое перераспределение может приводить и действительно приводит к неэффективным решениям. Свидетельством этого может служить обнаружившаяся в ряде стран тенденция к формированию громоздких, плохо управляемых «хозяйственных империй» (конгломератов), разраставшихся за счет самых различных предприятий, контроль над которыми удавалось получить, обанкротив соответствующие фирмы.

С другой стороны, чрезмерно мягкие («щадящие») процедуры банкротства, по существу, подрывают действие механизмов, обеспечивающих рыночную дисциплину, а в условиях переходной экономики тормозят переход от «мягких» к жестким бюджетным ограничениям (Roland, 2000). Возможность накапливать на протяжении длительного времени просроченные обязательства обеспечивает особенно благоприятные условия для разрушения фирмы «изнутри» и вывода значительной части активов за пределы компании, продолжающей существовать, несмотря на обнаружившуюся несостоятельность. Централизованные, единые для всех участников и стабильные правила урегулирования проблем, которые неизбежно возникают в Институт экономики переходного периода Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы случае неплатежеспособности фирмы, всегда представляли собой один из важнейших компонентов инфраструктуры, обеспечивающей эффективное функционирование финансовых посредников и рынка ценных бумаг. Поэтому неоптимальные процедуры банкротства оказываются серьезным препятствием на пути становления работоспособной банковской системы, а также формирования рынка долговых обязательств, а это, в свою очередь, существенно ограничивает возможности финансирования новых капиталовложений.

4.2. Особенности формирования института банкротства в переходных экономиках Регулирование несостоятельности является наиболее динамично развивающейся областью права в развитых зарубежных странах, при этом изменения в состоянии экономики страны диктуют постоянное обновление соответствующих норм.

Теоретически правовые нормы регулирования несостоятельности предприятий могут преследовать следующие задачи: на макроуровне — снижение уровня хозяйственных рисков в экономике путем ликвидации неэффективных производств, обеспечение перераспределения промышленных активов в пользу эффективно хозяйствующих предприятий, развитие конкурентной среды, на микроуровне — защиту прав кредиторов, обеспечение финансовой дисциплины, повышение надежности кредитного обращения, проведение реорганизации предприятий и их финансовой реструктуризации, повышение качества корпоративного управления, перераспределение собственности в пользу «эффективных» владельцев, смену неквалифицированных менеджеров, внедрение рациональной системы управления на предприятиях.

Опыт развитых зарубежных стран не позволяет однозначно утверждать, что регулирование несостоятельности должно строиться исходя из приоритета только кредиторов, есть примеры, когда оно в первую очередь направлено на защиту интересов должника или государства. Характерной чертой большинства современных развитых систем регулирования несостоятельности заключается в наличии и развитии реабилитационных процедур по сохранению бизнеса в дополнение к такому классическому механизму банкротства, как распродажа активов должника в ходе конкурсного производства.

Роль банкротства как средства давления на менеджеров корпораций в рыночной экономике хорошо известна и во всех аспектах (и позитивных, и негативных) описана в обширной литературе. Угроза банкротства корпорации при ошибочной политике менеджеров на рынках (и в наиболее жестком варианте переход контроля к кредиторам) стандартно рассматривается в качестве важнейшего внешнего инструмента корпоративного управления. Очевидным ожидаемым итогом применения такого механизма (вне зависимости от плюсов и минусов конкретных страновых моделей — прокредиторских или продолжниковых должны быть оздоровление финансов и повышение эффективности деятельности корпорации, ставшей объектом соответствующих процедур.

В принципе, все системы несостоятельности и банкротства можно разделить на две крайние группы, ориентированные на должника (США, Франция) и на кредитора (Великобритания, Германия) (см, напр.: Телюкина, 2004, Степанов, 1999).

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.