WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 41 |

Нельзя сказать, что такая ситуация была предопределена отсутствием полным соответствующей нормативно-правовой базы. Напомним, что в Типовом уставе акционерного общества открытого типа, утвержденном Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 в качестве Раздела IV Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, в отношении привилегированных акций типа Б, исключительным держателем которых являлся фонд имущества153, устанавливалось право на получение по ним ежегодного фиксированного дивиденда в размере 5% чистой прибыли АО по итогам последнего финансового года разделенной на число акций, составляющих 1/4 уставного капитала (п. 5.4). В случае же выплаты по каждой обыкновенной акции суммы дивидендов, превышающей сумму, подлежащую выплате по каждой привилегированной акции типа Б, размер дивиденда по последним полагалось увеличить до размера дивиденда, выплачиваемого по обыкновенным акциям. По сути, таким путем государство пыталось закрепить право на получение дивидендов по остаточным пакетам акций, которые в принципе подлежали продаже в порядке приватизации.

Что же касается пакетов акций, которые специально закреплялись в государственной и муниципальной собственности, то ни в Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ, утвержденной Верховным Советом 11 июня 1992 г., ни в Указе Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» не содержалось общих норм, регулирующих этот вопрос. Правда, в последнем (п. 6) за ГКИ РФ оставалось право принимать решения об оставлении в распоряжении предприятия части (в пределах, ежегодно устанавливаемых Правительством РФ) дивидендов по акциям, находящимся в федеральной собственности, для целей инвестирования (с соответствующим увеличением размеров уставного капитала и его доли, принадлежащей государству), а также содержания и развития объектов социальной сферы предприятия, как принадлежащих ему, так и переданных ему на договорных условиях органами государственного управления и местного самоуправления при преобразовании в акционерные общества крупнейших предприятий (со среднесписочной численностью работников свыше 20 тыс. чел. или балансовой стоимостью основных фондов на 1 января 1992 г. свыше 1 млрд руб.).

На практике вопрос о распределении дивидендов решался в индивидуальном порядке при создании крупных холдинговых структур, контрольный пакет акций в которых, как правило, закреплялся в федеральной собственности.

Так, дивиденды, получаемые по принадлежащим государству акциям холдингов, оставались в распоряжении РАО «ЕЭС России» – полностью с направлением на развитие компании (по Указу Президента РФ от 5 ноября 1992 г. N 1334, п. 6), в распоряжении РАО «Газпром» – не менее 50% (в течение 3 лет с направлением на финансирование технического перевооружения, реконструкции и расширения производства, а также проведение природоохранных мероприятий) (по Указу Президента РФ от 5 ноября 1992 г. N 1333, п. 7)154.

В нефтяной промышленности (по Указу Президента РФ от 17 ноября 1992 г. N 1403, п. 6) дивиденды по закрепляемым в федеральной собственности акциям компаний К привилегированным акциям типа Б относился весь госпакет акций, за исключением 20%, являвшихся обыкновенными, и случаев специального закрепления пакетов акций различной величины (как правило, 25,5%, 38% и 51%).

Постановление Правительства РФ от 17 февраля 1993 г. N 138 (п. 6) содержало поручение министерствам экономики, финансов, топлива и энергетики РФ представлять на утверждение правительству в 1993-1995 гг.

предложения о распределении дивидендов по федеральному пакету акций РАО «Газпром».

«ЛУКойл», «ЮКОС», «Сургутнефтегаз», «Транснефть» и «Транснефтепродукт» оставались в их распоряжении в полном объеме с получением вновь образованными холдингами дивидендов по федеральным пакетам акций в акционерных обществах, контрольные пакеты акций которых вносились в их уставные капиталы. В прочих АО нефтяной промышленности, пакеты акций которых передавались в коммерческое управление госпредприятию «Роснефть», дивиденды поступали в распоряжение этого предприятия. Общим было требование использование дивидендов для целевого финансирования технического перевооружения, реконструкции и расширения производственных мощностей, на проведение природоохранных мероприятий, а также НИОКР по добыче, транспортировке, переработке нефти и нефтепродуктообеспечению.

К осуществлению коммерческого управления в 1992 г. также были привлечены вновь созданное государственное предприятие «Росуголь» и РАО «ЕЭС России». При конкретизации их прав в отношении пакетов акций, переданных им в коммерческое управление, в Типовых договорах о коммерческом управлении акциями, закрепленными в федеральной собственности, утвержденных распоряжениями ГКИ РФ от 9 февраля 1994 г.

N 284-р и от 12 июля 1994 г. N 1910-р соответственно, было закреплено право получать дивиденды с их направлением на производственное и социальное развитие своих отраслей (при возмещении расходов, связанных с коммерческим управлением, в размере установленном Правительством РФ)155.

Аналогичным образом дивиденды, начисленные и выплачиваемые по находящимся в федеральной собственности акциям, оставались в распоряжении АО «Росгазификация» (в течение 3 лет) (по Указу Президента РФ от 8 декабря 1992 г. N 1559, п. 12) и преобразуемых в АО предприятий Министерства РФ по атомной энергии156 при направлении их на финансирование различных мероприятий по развитию соответственно газового хозяйства и ядерно-энергетического комплекса (по Указу Президента РФ от апреля 1993 г. N 446, п. 2).

В отношении АО «Норильский никель» и двух крупнейших российских автомобильных заводов («АвтоВАЗ» и «ГАЗ») в президентских указах 1992-1993 гг., определивших особенности их акционирования и приватизации, было предусмотрено направление дивидендов по госпакетам акций на финансирование объектов социальной сферы157.

Своеобразным обобщением этой практики можно считать норму, появившуюся во второй Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2284, согласно которой (п. 2.2 и 2.3) дивиденды по акциям, закрепленным в федеральной, государственной собственности, следовало полностью направлять на финансирование объектов социально-культурного и бытового назначения, передаваемых в процессе Справедливости ради, необходимо указать на то, что в Типовом договоре о коммерческом управлении РАО «ЕЭС России» акциями, закрепленными в федеральной собственности, говорилось только о получении и использовании на возмещение расходов, связанных с прав и исполнением обязанностей по договору коммерческого управления, доли от дивидендов в размере, установленном российским правительством, но не упоминалась обязанность направлять дивиденды на цели производственного и социального развития (как в случае с «Росуглем»). В свою очередь, формулировка Типового договора о коммерческом управлении для «Росугля» содержала возможность использования доли дивидендов в качестве платы за работы, осуществляемые в интересах государства.

В основном речь шла в основном о предприятиях и организациях, занятых вспомогательными и обслуживающими видами деятельности. Предприятия, для которых производство ядерных материалов и НИОКР в указанной области являлись основным видом деятельности, были вовлечены в процесс реструктуризации атомного энергопромышленного комплекса (включая акционирование большей их части с включением пакетов акций в отраслевой холдинговой компании, где все 100% акций будут находиться в федеральной собственности) сравнительно недавно, только после принятия соответствующих федерального закона от 5 февраля 2007 г. N 13-ФЗ и Указа Президента РФ от 27 апреля 2007 г. N 556.

В случае РАО «Норильский никель» речь шла о поручении правительству определить норматив таких отчислений.

преобразования предприятия в акционерное общество на баланс местных органов власти и остающихся на балансе предприятия и используемых по назначению, а в случае отсутствия таких объектов – в федеральный бюджет в порядке, предусмотренном положением, разработанным Минфином России по согласованию с Госкомимуществом России. Этот порядок распределения дивидендов мог быть изменен только решением Правительства Российской Федерации.

Основные положения государственной программы государственных и муниципальных предприятий в РФ после 1 июля 1994 г., утвержденные Указом Президента РФ от 22 июля 1994 г. N 1535, окончательно закрепили такое положение дел, распространив норму о соответствующем использовании дивидендов по закрепленным пакетам акций, находившимся не только в федеральной158 собственности, но и в собственности субъектов РФ и органов местного самоуправления.

Такой подход, возобладавший в первой половине 90-х гг., отчасти объясняется сложным финансово-экономическим положением подавляющего большинства приватизированных предприятий в условиях затянувшегося трансформационного спада.

Не располагая возможностями осуществить их поддержку в должном объеме за счет бюджета, государство разрешало также направлять дивиденды по принадлежащим ему пакетам акций на цели производственного и социального развития самих компаний.

Думается, однако, что гораздо большую роль в игнорировании государством резервов пополнения доходной части бюджета за счет данного вида неналоговых доходов сыграла общая слабость государственного аппарата вкупе с господствовавшим представлением о возможности скорой и беспроблемной продажи государственных пакетов акций, а также общая тяжелая социально-экономическая ситуация в стране.

Как справедливо отмечается исследователями (Розинский, 2002), абсолютное доминирование недивидендных способов получения дохода от собственности в российской экономике, имея своим происхождением различные полулегальные формы использования государственной собственности в личных целях, распространившиеся в самом конце 80-х и начале 90-х гг., получило окончательное закрепление по результатам массовой приватизации, когда получивший контроль за приватизированными предприятиями менеджмент получил возможность реализации рентоориентированных схем поведения в широких масштабах при максимально возможном ограничении сопутствующих рисков легального характера.

Положение принципиально не изменилось и в ходе последующего перераспределения акционерного капитала в ходе борьбы за корпоративный контроль.

«Outsiders», став мажоритарными акционерами, в основном сохранили механизм получения доходов через трансфертное ценообразование и дочерние фирмы, поскольку тот хорошо ложился в ситуацию институционального вакуума, политической неопределенности и отсутствия традиции легального получения доходов от собственности, позволял минимизировать налогообложение, избавлял от необходимости делиться с другими группами акционеров159. Так государство вольно или невольно разделило судьбу тех категорий акционеров (в основном миноритариев), чей статус по итогам приватизации оказался ущемленным, а права (в т. ч. право на получение дохода) постоянно нарушаемыми (инвестиционные фонды, физические лица, включая рядовых членов трудовых коллективов). Явная боязнь необходимости выплаты дивидендов получила распространение по отношению к государству как акционеру еще и по причине По сравнению с программой приватизации 1993 г. допускалось направление дивидендов не только в бюджет, но и специальный бюджетный фонд поддержки Вооруженных Сил РФ, созданный в соответствии со ст. 32 закона «О федеральном бюджете на 1994 год».

Справедливости ради, можно отметить, что в 1993-1994 гг. еще встречались прецеденты выплаты крупных дивидендов, базой которых была инфляционная прибыль. Однако в дальнейшем по мере ужесточения государством финансовой политики, нарастания кризиса неплатежей, постепенного вытеснения рядовых «insiders» из числа акционеров и концентрации капитала механизм извлечения прибыли с помощью трансфертных цен, а не выплаты дивидендов стал самовоспроизводящимся.

ожиданий части директорского корпуса, которая ориентировалась на длительный период сохранения в государственной собственности большой доли акционерного капитала, рассматривая дивиденды как дополнительный налог160.

В ставшем широко известным докладе Счетной палаты РФ об итогах приватизации в РФ 2004 г. констатировалось отсутствие контроля со стороны представителей государства за начислением дивидендов на государственную долю участия в акционерных обществах, что, вообще говоря, не было удивительным, поскольку в форме их отчетности, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 1994 г.

№ 1112, отсутствовала даже графа о начислении и перечислении в бюджет дивидендов на акции, находящиеся в федеральной собственности. Примером неэффективности дивидендной политики, реализуемой представителями государства в органах управления акционерных компаний с его участием, была названа АК «Транснефть», где в период 1993-2001 гг. размер дивиденда по находящимся в федеральной собственности обыкновенным акциям устанавливался ниже, чем по привилегированным (от 4 раз в г. до 6,5 раза в 2000 г.), при наличии чистой прибыли в 1995–2001 гг. дивиденды по государственному пакету акций начислялись только за 1997 г., 1999 г., 2000 г., составив всего 826,8 млн деноминированных руб.161. По данным С. Моложавого по результатам 1997 г. дивиденды выплатили лишь 7% АО с долей государства, причем 96% поступивших в бюджет дивидендов были получены менее чем от 1% таких АО162. Лишь приближение финансового кризиса 1998 г. заставило обратиться к этому источнику.

Указом Президента РФ от 16 апреля 1998 г. N 396, исходя из требований закона о федеральном бюджете на 1998 г., предшествующие указы, касающиеся льгот по использованию дивидендов по акциям, находившимся в федеральной собственности, были признаны утратившими силу163.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.