WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 41 |

Таблица Доля государства как контролирующего собственника в структуре капитала и советов директоров 75 крупнейших российских корпораций в 2005-2006 гг., % Показатель 75 публичных 17, имеющих листинги 7, имеющих листинги LSE NYSE/ NASDAQ доля в капитале (2006) 24,7 14,2 7,доля в совете директоров:

- 2005 22,7 11,0 9,- 2006 23,0 11,3 9,Источник: Пастухова Е., Кочетыгова Ю., Швырков О. Независимый директор – это звучит перспективно ! / Экономика и жизнь, N 12 (9174), март 2007, Приложение Корпоративные стратегии, с. 6-7.

В целом в 2006 г. по сравнению с 2005 г. доля представителей государства в советах директоров несколько выросла, за исключением группы из 7 компаний, чьи бумаги котируются в США.

Обобщая те изменения, которые произошли в 2000-е гг. в практике корпоративного управления в компаниях с долей государства в капитале, можно констатировать, что количественное увеличение корпуса представителей государства и принятие ряда нормативно-правовых актов, регламентирующих их деятельность, вызвало определенную Губенко О. Голову Кудрявого «срубили» // Известия, 22 апреля 2002 г., с. 2.

Пастухова Е., Кочетыгова Ю., Швырков О. Независимый директор – это звучит перспективно ! // Экономика и жизнь, N 12 (9174), март 2007, Приложение Корпоративные стратегии, с. 6-7.

Малкова И., Сурженко В. Независимые помогут // Ведомости, 14 сентября 2007, N 173 (1947), Б 01.

С учетом доли «Роснефтегаза» (10,74%).

активизацию усилий представителей государства, которые стали проявлять большую настойчивость при обосновании тех или иных решений органами управления в компаниях с долей государства в капитале. Как указывается в одном из последних исследований, посвященных проблемам корпоративного управления именно в компаниях с долей государства в капитале, формально такие компании демонстрируют лучшую практику корпоративного управления (Авдашева, Долгопятова, Пляйнес, 2007).

Так, сравнительный анализ работы советов директоров в 2001-2004 гг. показал, что среди компаний с участием государства в капитале больше доля тех, где произошло значительное или полное обновление состава советов директоров по сравнению с компаниями без участия государства, и, напротив, меньше доля компаний, где этот состав сохранился. В более чем половине компаний с долей государства советы директоров заседают 1 раз в месяц или чаще, тогда как в компаниях, не имеющих доли государства, таких менее 40%. В этом отношении почти нет больших различий между компаниями с федеральными пакетами акций и пакетами акций, находящимися в собственности региональных и муниципальных властей.

Присутствие государства как акционера в 90-е гг. способствовало ускорению ротации директорского корпуса. Так, среднее число лет работы в должности директора составило около 5 лет в АО с региональным участием и более 6 лет – с федеральным, тогда как при отсутствии акционеров среди органов власти – более 8,5 лет (по выборке из 310 АО в рамках исследования ГУ-ВШЭ о структурных изменениях в российской промышленности). Если среди последних АО в 38% случаев сохранились директора, занимавшие эту должность еще до начала массовой приватизации, то среди компаний с долей государства им удалось удержаться всего в 16% случаев. Наличие пакетов у органов власти помешало «окапыванию» старого директората в условиях широкого распространения модели совмещенной собственности и управления в частном корпоративном секторе России. По более поздним данным (по выборке из 822 АО, руководители которых опрашивались весной-летом 2005 г.), интенсивность смены директоров в частном и государственном секторах в 2001–2004 гг. была сопоставима при том, что среди компаний с долей государства в капитале больше удельный вес тех, где менялся председатель совета директоров (52% против 46% в частных компаниях). Одним из свежих примеров того, как позиция государства как акционера способствовала ротации высшего менеджмента, может служить Ракетно-космическая корпорация (РКК) «Энергия» c федеральным пакетом в 38,2% акций, где летом 2007 г. по инициативе совета директоров вопреки позиции правления компании был заменен ее президент.

4.3. Корпоративные конфликты вокруг компаний с участием государства в капитале Активизация деятельности представителей государства в хозяйственных обществах в целом ряде случаев сопровождалась столкновением с другими группами акционеров и вытекающими отсюда корпоративными конфликтами. Конфликты внутри АО с участием государства в капитале вышли на поверхность после 1999 г., став сравнительно новым явлением в экономике страны, что связано с двумя обстоятельствами.

С одной стороны, в ходе становления новой вторичной структуры собственности на постчековом этапе (1994-1997 гг.) ареной борьбы за контроль, естественным образом, являлись предприятия, где доля государства была маргинальна или отсутствовала вовсе.

Этому способствовала низкая привлекательность многих предприятий, где за государством оставалась доля в капитале, не только по причине качества управления, но и тяжелой ситуации в целом в отраслях, где такие процедуры имели место (достаточно напомнить, что закрепление пакетов акций в государственной собственности предусматривалось в основном в отношении производств и видов деятельности, наиболее сильно подверженных трансформационному спаду).

С другой стороны, очевидная слабость федерального центра, который не осознавал себя в качестве акционера, рассчитывая в ходе денежной приватизации на то, что спустя непродолжительное время у него вообще не будет потребности осваивать эту роль. К тому же в моду вошел тезис о расширении самостоятельности регионов (включая и управление госсобственностью) (1995-1998 гг.), открывший, как казалось, возможность переложить эту функцию на них.

Поэтому и конфликты в компаниях с участием государства стали возникать не раньше, чем оно всерьез столкнулось со всеми ограничениями на пути денежной приватизации и осознало необходимость оказывать управляющее воздействие на них. По времени это совпало с изменениями в политической ситуации, когда после финансового кризиса 1998 г. необходимость преодоления слабости государства стала очевидной руководству страны.

С известной долей условности корпоративные конфликты вокруг компаний с долей государства в капитале можно объединить в четыре основные группы:

– прямое противостояние между государством и частными акционерами, непосредственно проявляющееся в работе органов управления таких компаний;

– конфронтация между государством как акционером компании и ее менеджментом, связанная с потерей контроля за ним и претензиями последнего на то, чтобы играть самостоятельную роль при определении перспектив компании;

– такое характерное для вовлечения государства в процесс корпоративного управления явление, как противоречия между различными органами государственного управления (бизнес-интересы в этом случае в отличие от конфликтов с участием частных акционеров не играют первостепенной роли или, по крайней мере, хорошо закамуфлированы);

– конфликты, вытекающие из пересмотра приватизационных сделок, когда государство, возвращая себе прежние права собственности, неизбежно нарушает вновь сложившуюся структуру акционерного капитала.

Проиллюстрируем это на конкретных «case-studies».

Хорошим примером конфликтов первого типа может служить приобретший большую огласку двухлетний конфликт в 2000-2001 гг. на одном из крупнейших судостроительных предприятий страны, ОАО «Красное Сормово» (Нижний Новгород) (госпакет – более 33% акций). Крупнейший акционер, «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ), контролирующий от 30% до 40% капитала предприятия (но лишь 15,5% акций напрямую), выступал против обозначенного в Уставе ОАО порядка формирования Совета директоров, при котором 4 из 9 его членов назначались государством. Соответствующие поправки в устав АО блокировались представителем областного Комитета по управлению госимуществом, голосовавшим вопреки поручению МГИ РФ. Компромисс, достигнутый при участии федеральных органов управления, свелся к изменению устава (выборное начало было распространено на весь совет директоров) при сохранении своего поста генеральным директором предприятия и избранию представителя государства председателем совета директоров.

Весной 2002 г. разгорелся конфликт между Минимуществом РФ и негосударственными акционерами компании «Домодедовские авиалинии» (ДАЛ).

Кипрская оффшорная компания Laymont Investments вместе с двумя такими же компаниями выкупила 49,6% акций компании (более 58,72% голосующих) у трудового коллектива, к которому они перешли по закрытой подписке в начале года. Далее был инициирован созыв внеочередного собрания акционеров, где частные акционеры смогли провести в совет директоров 7 представителей, тогда как государство было представлено только 2. В надежде сорвать внеочередное собрание Минимущество не участвовало в нем, также инициировав иск о недействительности результатов закрытой подписки, которая была проведена с нарушениями. Определение Домодедовского горсуда запрещало реестродержателю проводить какие-либо сделки по отчуждению акций и голосование акциями, распределенными по закрытой подписке. Однако поскольку определение суда было адресовано Laymont Investments, а не ДАЛ, внеочередное собрание акционеров все же состоялось, позволив частным акционерам избрать устраивающий их состав совета директоров и назначить нового (третьего по счету за апрель 2002 г.) директора, бывшего вице-президента Московской нефтяной компании А. Водолазского. В ситуации, когда судебный иск не достиг цели, представители Минимущества покинули собрание акционеров, заявив о нарушениях при его проведении. Ведомство объявило о легитимности прежнего состава совета директоров, где большинство составляли чиновники, который объявил о проведении нового собрания акционеров. Решения предыдущего такого собрания были опротестованы. Большие надежды Минимущество связывало с вступлением в силу 26 апреля 2002 г. нового закона о приватизации, который ликвидировал различия в статусе принадлежащих государству акций, в результате чего привилегированные акции ДАЛ (16% общего количества) становились голосующими и позволяли государству обрести контроль над авиакомпанией134.

В итоге решительная позиция Минимущества РФ во время конфликта с негосударственными акционерами компании «Домодедовские авиалинии» (ДАЛ) в 2002 г.

позволила сохранить государственный контроль над компанией, хотя противостояние приняло весьма жесткие формы (проведение двух собраний акционеров, существование двух советов директоров, взаимные протесты, привлечение судов для блокирования решений противоположной стороны и т. д.).

Имеются и случаи, когда государство договаривалось с частными акционерами по спорным вопросам развития компаний. Так, в ноябре 2002 г. «Национальная авиационная компания», входящая в холдинг «Новые программы и концепции», владея 54,86% акций «Северо-Западного пароходства», договорилось с Минтрансом (доля государства – 25,5%) о единой позиции на собрании акционеров, когда прежний совет директоров готовился к проведению дополнительной эмиссии в дочерних компаниях с целью размывания долей материнской компании и вывода активов135.

Помимо классического противостояния с представителями коммерческих структур для смешанных компаний был характерен и другой тип конфликтов, связанный с противоречиями между представителями государства и менеджерами. В этом случае речь вполне может идти как о коммерческих структурах, пытающихся получать конкурентные преимущества через организацию неформальных связей между властью, менеджментом и бизнесом.

Весьма показателен в этом отношении пример НГК «Славнефть», где весной 2002 г.

в период подготовки к продаже в конце года федерального пакета акций, государство как крупнейший акционер компании (Минимущество РФ управляло пакетом в 55,27% акций, РФФИ – 19,68%) обеспечило смену ее руководства в целях обеспечения прозрачности и роста продажной цены. Компанию возглавил Ю. Суханов, вице-президент компании по коммерции, получивший при голосовании 89,04% голосов при 10,96% голосов против.

Альтернативной кандидатурой был А. Барановский, выдвинутый Беларусью, которая владела 10,8% акций компании. Такому развитию событий предшествовало отстранение прежнего руководителя компании М. Гуцериева по распоряжению премьер-министра РФ, назначение А. Барановского исполняющим обязанности, многочисленные иски миноритарных акционеров в суды Уфы, Волгограда, Москвы, Кемеровской области с разнонаправленными требованиями и противоположными решениями, возбуждение уголовного дела против Ю. Суханова. По сообщениям в СМИ в конфликте вокруг кадрового вопроса в «Славнефти» помимо собственно позиций государства и прежней команды менеджеров пересеклись интересы таких компаний, как «Сибнефть», ТНК, Хикматов Т. Сплошные перемены // Известия, 15 апреля 2002 г., с. 5.

Парфенов М. Конфликт вокруг пароходства близок к развязке // Известия, 15 ноября 2002 г., с. 6.

Межпромбанк136. Напомним, что в конце 2002 г. весь госпакет акций был продан, покупателем стала структура, аффилированная с «Сибнефтью».

Схожая ситуация возникла совсем недавно в отношении Международного аэропорта Уфы, где государство в лице ФАУФИ владело всеми 100% акций137. На протяжении последних лет собственник дважды увольнял генерального директора А. Привалова, который, однако, оба раза восстанавливался в должности одним из районных судов города. Причиной увольнения стало одобрение сноса объектов недвижимости, находящихся в федеральной собственности, без согласия Росимущества. Представители его Территориального управления по Республике Башкортостан столкнулись с отказом в доступе в здание аэропорта, что вынудило их обратиться в органы прокуратуры.

Интересно, что акции ОАО «Международный аэропорт Уфа» обозначены, как один из крупных объектов федерального имущества, подлежащих приватизации в 2007 г. согласно Прогнозному плану (программе) приватизации федерального имущества на 2007 год и основным направлениям приватизации федерального имущества на 2007-2009 годы, утвержденному распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2006 г. N 1184-р.

В определенном смысле можно говорить о том, что именно в таких компаниях классическая проблема взаимоотношений между принципалом и агентом и проблемы корпоративного управления проявились в наиболее явном виде, поскольку в большинстве прочих акционерных обществ (без доли государства в капитале), острая борьба за корпоративный контроль, характерная для 90-х гг., в основном завершилась, произошла консолидация собственности, следствием которой стало довольно широкое распространение практики совмещения функций мажоритарного акционера и высшего менеджмента.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.