WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 41 |

Если по данным Концепции управления государственным имуществом и приватизации в РФ 1999 г. примерное число представителей, назначенных Правительством РФ, составляло в то время 2000 человек, из них 92% – работники федеральных органов исполнительной власти, их территориальных органов, 8% – работники министерств государственного имущества, по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, финансов Российской Федерации и РФФИ, то в 2000 г.

общее количество представителей РФ увеличилось более чем на 1200 лиц, достигнув человек113 (для сравнения укажем, что на рубеже 1995-1996 гг. в советы директоров АО, имеющих долю государства, входило 2500 государственных чиновников, а к началу г. корпус представителей государства в хозяйственных обществах сократился до человек).

Из указанного количества 1178 (или 36,6%) были федеральными госслужащими, а 1677 (или 52,1%) – госслужащими субъектов РФ. Параллельно произошли определенные подвижки и в плане привлечения менеджеров из частного сектора, которое в конце 90-х гг. носило единичный характер. Если в вышеупомянутой Концепции 1999 г. указывалось, что институт представителей государства на 99% состоит из государственных служащих, а привлечение профессиональных менеджеров к управлению государственными пакетами акций носит единичный характер, то уже в 2000 г. среди них насчитывалось 362 лица, осуществляющих представление интересов РФ в советах директоров по договорам (или 11,3% от общего количества представителей государства). Практика передачи федеральных пакетов акций в доверительное управление, когда права акционера осуществляют отобранные по результатам конкурсного отбора физические и юридические лица, как и в 90-е гг., распространения не получила. Попутно отметим, что с 2002 г.

расходы, связанные с деятельностью по управлению находящимися в федеральной Мигранов С. Д. Недействительность сделок приватизации государственного и муниципального имущества. М., Логос, 2005, с. 164-165.

Низкая эффективность контроля. – В: Финансовый контроль, декабрь 2006, N 12 (61), c. 107.

Газетов А., Дитрих Е., Котлярова А., Скрипичников Д. Доклад по корпоративному управлению государственными предприятиями в России // Круглый стол России по корпоративному управлению, 2-июня 2005 г. (в рамках программы ТАСИС и Глобального форума по корпоративному управлению).

собственности акциями ОАО, стали выделяться отдельной строкой в законах о федеральном бюджете.

4.2. Участие государства во внутренних механизмах корпоративного управления и его влияние на деятельность акционерных компаний Как хорошо известно из зарубежного опыта и отечественной практики, основными органами управления в акционерных обществах являются общее собрание акционеров и совет директоров, деятельность которых дополняется усилиями ревизионной комиссии, осуществляющей контрольно-проверочные функции. Природа института собрания акционеров такова, что позволяет последним реализовывать свое непосредственное право на участие в управлении пропорционально своей доле в капитале лишь эпизодически в момент ежегодного проведения данного мероприятия или в случае определенных обстоятельств, побуждающих к созыву внеочередного собрания. Поэтому гораздо большую роль для организации функционирования компании играет деятельность совета директоров, являющегося связующим звеном между акционерами и исполнительным менеджментом.

Поскольку основным содержанием приватизационного процесса (сначала ваучерной, а затем и денежной приватизации) стала продажа принадлежавших государству пакетов акций, то естественным отражением сокращения доли государства в капитале АО явлилась и нисходящая тенденция по участию представителей государства в органах управления акционерных обществ.

Если по данным «Российского экономического барометра»114 в июле 1994 г. (т. е.

сразу после окончания ваучерной приватизации) местные фонды имущества имели своих представителей в Советах директоров 34% предприятий-респондентов, являясь держателями акций 28% АО, то по данным опроса 312 предприятий 12 отраслей в 19951996 гг.115 государство, как акционер, участвовало в Советах директоров и исполнительных дирекциях 14-15% АО, в ревизионных комиссиях - 3,4% АО (в работе органов управления еще около 13% АО наблюдалось активное участие представителей государства без формального представительства). При этом на 9% предприятий представительство государства в органах управления имело место без его участия в капитале, на 11,2% предприятий – обратная ситуация.

Без учета двух последних групп предприятий, то по соотношению представительства в управлении и участия в капитале (отношения соответствующего количества предприятий выборки) государственные органы имели величину данного показателя (1,5), такую же, как банки, большую, чем инвестиционные фонды и рабочие, но меньшую, чем частные лица и другие промышленные предприятия. С учетом же количества предприятий, где имело место представительство в управлении без участия в капитале и участие в капитале без представительства в управлении величина соотношения представительства в управлении и участия в капитале для государственных органов сокращалась до 1,22, что было больше, чем для инвестиционные фондов, частных лиц и рабочих, но меньше, чем для промышленных предприятий и банков, для которых величина указанного соотношения выросла116.

Белянова Е. Поведение и мотивация российских предприятий // Экономическая политика переходного периода. Научные доклады Московского центра Карнеги. Выпуск второй. М., 1995, с. 35.

Афанасьев М., Кузнецов П., Фоминых А. Корпоративное управление глазами директората (по материалам обследований 1994-1996 гг.). – В: Вопросы экономики, 1997, N 5, с. 93, 97.

Афанасьев М. П. Корпоративное управление на российских предприятиях. М., АО «Интерэксперт», 2000, с. 423-424.

В целом же по данным опроса 312 предприятий по сравнению с другими группами внешних акционеров выявленное небольшое формальное представительство государства в органах управления было максимальным (за исключением ревизионной комиссии), а по активному участию без формального представительства находилось примерно на одном уровне с участием частных лиц и других промышленных предприятий, хотя по данным ФКЦБ и опросам исследовательской группы Дж. Блази117, относящимся к середине 90-х гг. в составе типового Совета директоров из 7 членов государство представлял лишь 1.

О маргинальном характере представительства государства в советах директоров АО и его дискриминации как акционера свидетельствовали и результаты исследования ИЭПП на основе анкетного опроса 201 АО по состоянию на конец 1999 г.118 Почти в 55% АО государство вообще не было представлено, что существенно больше доли предприятий, где отсутствует доля государства (менее 31%)119. Если же рассматривать только те АО, в советах директоров которых имелись представители государства, то в 55,3% из них оно было представлено 1 человеком, более чем в 30,3% - двумя, в 6,6% - тремя, и только менее чем в 8% - имелось 4 или 5 представителей, что исходя из среднего размера совета директоров позволяло государству оказывать решающее влияние на работу этого органа управления АО.

Увеличение количества представителей государства в органах управления компаний с его участием, произошедшее после утверждения Концепции управления государственным имуществом и приватизации в РФ 1999 г. нашло свое отражение в последующих эмпирических исследованиях. Так, в докладе Т. Г. Долгопятовой и Б. В.

Кузнецова «Факторы адаптации промышленных предприятий» на IV Международной научной конференции ГУ-ВШЭ «Модернизация экономики России: социальный контекст» (2-4 апреля 2003 г.) сообщалось о том, что доля органов власти в агрегированном составе совета директоров в 2001 г. составила 6,4% против 5,2% в г.120 А по данным исследования «Структурные изменения в российской промышленности» доля органов власти в агрегированном составе совета директоров выросла с 5,1% от общего количества членов на конец 1998 г. до 6,7% на начало 2002 г.121.

Можно также констатировать, что в начале 2000-х гг. при уменьшении среднего размера совета директоров (до менее 7 человек)122 и постепенном падении представительства инсайдеров представительство органов власти в них росло быстрее других категорий акционеров, что можно рассматривать как следствие усиления государственного контроля после 1999 г. При всем этом по размеру своего представительства с чисто количественной точки зрения органы власти в 2001-2002 гг., как и в 1998 г., уступали большинству групп акционеров (кроме некоммерческих организаций и независимых директоров). Хотя роль органов власти в структуре контроля выросла, они по-прежнему остаются «дискриминируемой» стороной в реализации своих прав собственности через универсальные внутренние механизмы корпоративного контроля. Диспропорции между представительством органов власти в уставном капитале и советах директоров хорошо видны при сопоставлении долей компаний с доминированием той или иной группы акционеров (табл. 2).

Радыгин А.Д., Энтов Р.М. Институциональные проблемы развития корпоративного сектора:

собственность, контроль, рынок ценных бумаг. М., ИЭПП, Научные труды N 12-р, 1999, с. 159-160.

Радыгин А., Энтов Р. Корпоративное управление и защита прав собственности: эмпирический анализ и актуальные направления реформ. ИЭПП, М., 2001.

34 АО (или 16,9% выборки) не ответили на вопрос о представителях государства в совете директоров.

Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 19982002. М., ИЭПП, 2003, с. 363.

Структурные изменения в российской промышленности. М., ГУ-ВШЭ, 2004, c. 225.

По результатам эмпирических исследований конца 90-х гг. состав совета директоров в среднем состоял примерно из 8 человек.

Таблица Роль органов власти как доминирующих собственников и при осуществлении корпоративного контроля в АО в 2002 г.

Тип Долгопятова Т., Кузнецов Б. Факторы «Структурные изменения в доминирования адаптации промышленных предприятий. российской промышленности» Доклад на IV Международной научной конференции ГУ–ВШЭ «Модернизация экономики России:

социальный контекст», 2–4 апреля 2003 г количество АО, где количество АО, где отмечается доминирование отмечается доминирование ед. % от выборки ед. % от выборки в собственности … 8,6 25 8,(выборка – 243 ед.) (выборка – 290 ед.) в совете … 5,3 11 4,директоров (выборка – 202 ед.) (выборка – 269 ед.) Источник: Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 1998-2002. М., ИЭПП, 2003, с. 363; Структурные изменения в российской промышленности. М., ГУВШЭ, 2004, c. 244.

В качестве альтернативного результата (по отношению к вышеуказанным) можно указать на данные опроса ИЭПП, проводившегося в начале 2003 г. среди российских ОАО. При средней доле государства и местных органов власти в акционерном капитале 9,9 % (не менее чем у половины предприятий эта доля не превышает 0,6 %) средняя доля представителей государства в составе совета директоров, рассчитанная по всей выборке123, составила около 15 %, что позволяет говорить о большом значении коэффициента представительства, сопоставимом с аналогичной величиной для региональных и муниципальных органов власти по результатам исследования 1999 г.

Безусловно, структура акционерного капитала компании находит свое выражение в структуре ее совета директоров, как важнейшего органа управления. Однако при этом следует подчеркнуть, что взаимосвязь между ними не носит линейного характера, что хорошо видно на примере роли органов власти как акционеров и иллюстрируется величиной коэффициента представительства, определяемого как доля в совете директоров, приходящаяся на 1% акционерного капитала (табл. 3).

Таблица Индикаторы участия органов власти в совете директоров Источник и период, к которому % к общему числу членов Коэффициент относятся данные, совета директоров представительства размер выборки (ед.) ГУ-ВШЭ, осень 1999 г. (278 АО) Органы власти, всего 8,9 1,- федеральные 3,2 0,7/ 0,97* - региональные и муниципальные 5,7 1,5/ 1,75* БЭА, весна 2000 г.

Органы власти, всего 5,4 0,- федеральные 2,7 0,- региональные и муниципальные 2,7 1,ГУ-ВШЭ, осень 2002 г. (289 АО) Органы власти, всего 6,6 0,- федеральные 2,5 0,- региональные и муниципальные 4,1 0,ГУ-ВШЭ, весна-лето 2005 г. (822 АО) Органы власти, всего 5,0 0, Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 19982002. М., ИЭПП, 2003, с. 364.

- федеральные 2,2 0,- региональные и муниципальные 2,8 1,* - в знаменателе данные, встречающиеся применительно к той же выборке (278 АО) в других изданиях (например, Долгопятова, 2002).

Источник: Авдашева С. Б., Долгопятова Т. Г., Пляйнес Х. Корпоративное управление в АО с государственным участием: российские проблемы в контексте мирового опыта. Препринт WP1/2007/01.

Серия WP1. Институциональные проблемы российской экономики. М., ГУ-ВШЭ, 2007, c. 36-37;

Долгопятова Т. Г. Модели и механизмы корпоративного контроля в российской промышленности. В:

Предприятия России: корпоративное управление и рыночные сделки. М., ГУ-ВШЭ, 2002 (Серия:

Институциональные проблемы российской экономики. Вып. 1), с. 151. Dolgopiatova T. G. Corporate Control in the Russian companies: Models and Mechanisms. Препринт WP1/2002/05. Серия WP1. Институциональные проблемы российской экономики. М., ГУ-ВШЭ, 2002.

Как следует из табл. 3, с учетом изменений в структуре капитала сдвиги в представительстве органов власти в советах директоров не носят характер однозначного увеличения. Более того, величина коэффициента представительства для федеральных органов власти постоянно снижалась. В отношении региональных и муниципальных органов этого сказать нельзя, особенно в свете того, что величина коэффициента представительства для них, как правило, была большей, нежели для федеральных органов.

При этом еще со второй половины 90-х гг. наметилась тенденция включения в советы директоров представителей региональных и местных властей, которые не являются акционерами компаний124. В 2000-е гг. она получила дальнейшее развитие и распространилась на федеральные органы власти. Так, из 53 компаний, указавших на участие представителей федеральных органов власти, 17% не имели государственных пакетов. Из 69 АО, в советы директоров которых входят представители региональных органов власти и местного самоуправления, государственных пакетов не было уже в 44% компаний. В итоге доля таких предприятий в числе частных АО достигает 11% (по выборке из 822 АО, руководители которых опрашивались весной-летом 2005 г.)125.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.