WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 41 |

- Правилами подведомственности дел об административных правонарушениях: так дела, связанные с ненадлежащим управлением юридическим лицом, рассматриваются судом. Дела, связанные с совершением сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий, - судом и ФСФР (помимо основных для него составов по ценным бумагам). Такая подведомственность дел об административных правонарушениях исключает возможность их эффективного выявления априори.

В целях более эффективного применения мер административной ответственности к лицам, входящим в органы управления акционерных общества, в том числе к членам совета директоров, размеры штрафов, определённые законодателем, должны быть сопоставимы с незаконно полученными суммами, и исчисляться, исходя из стоимости предмета административного правонарушения, аналогично тому, как это предусмотрено в отношении неуплаченных налоговых и таможенных платежей.

Более эффективной мерой наказания, предусмотренной за совершение административных правонарушений, является дисквалификация лица, занимающего руководящие должности в исполнительном органе и совете директоров, применение которой предусмотрено ч.1 ст.3.11 КоАП. Однако, ряд исследователей77 отмечают как недостатки самой формулировки указанной статьи, так и нормы (ст.32.11 КоАП), См. подробнее: Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М, Волтерс Клувер, 2006 г., с. 169- регламентирующей порядок исполнения постановления о дисквалификации. Так, в частности, в абз. 1 ч.2 указанной статьи определено, что исполнение постановления о дисквалификации производится путём прекращения договора (контракта) с дисквалифицированным лицом на осуществление им деятельности по управлению юридическим лицом. Однако действующее законодательство не предусматривает обязательного заключения договора с членом совета директоров, следовательно, решение о его дисквалификации не может быть исполнено способом, предусмотренным кодексом об административных нарушениях. Аналогичная проблема возникает при применении абз.

2 ч.2 ст.32.11 КоАП, предусматривающей обязанность получения информации о наличии дисквалификации физического лица перед заключением контракта на осуществление деятельности по управлению юридическим лицом.

Изменение вышеуказанных норм, безусловно, придаст стройность правовому регулированию в этой сфере и облегчит их применение. Однако, предпринимательская деятельность в настоящий период, характеризуется совершением значительного количества действий, подпадающих под признаки уголовно наказуемых преступлений, однако, меры уголовной ответственности за их совершение применяются избирательно, нередко, преследуя одновременно и политические цели. В таких условиях административные меры ответственности не могут быть эффективны.

Что касается уголовной ответственности лиц, входящих в органы управления акционерных обществ, то статьи о злоупотреблении при эмиссии ценных бумаг (ст.УК РФ) и злостном уклонении от предоставления инвестору или контролирующему органу информации (ст. 185.1 УК РФ) на практике не применяются. А ответственность за злоупотребление полномочиями в коммерческой организации (ст.201 УК РФ), применяемая достаточно часто, даже при наличии тяжких последствий предусматривает максимальное наказание- лишение свободы на срок до пяти лет (то есть преступление средней тяжести), что не сопоставимо с мерами наказаний преступлений в сфере экономики. (Например, максимальное наказание за растрату, мошенничество составляет 10 лет лишения свободы и может быть совершено лицом, не наделённым административно- хозяйственными и организационно- распорядительными функциями, то есть преступление менее общественно опасное). На практике преступления членов советов директоров акционерных обществ чаще квалифицируются как мошенничество (ст.159 УК РФ), либо растрата (ст.160 УК РФ), совершённые лицом с использованием своего служебного положения и причинившие крупный ущерб обществу.

В целом ситуацию в сфере привлечения к ответственности лиц, входящих в органы управления акционерных обществ, в том числе советов директоров, можно расценить как попустительство власти и её неспособность на текущий момент выполнять функцию обеспечения соблюдения законности в сфере предпринимательской деятельности. В значительной степени это связано с коррупцией и снижением в 2000-е гг. качества принимаемых нормативных актов, имеющих как дефекты формы, так и некорректные цели. Кроме того, государственный механизм по выявлению отношений, нуждающихся в урегулировании, функционирует кране неэффективно, в результате нормы, на которые существует объективный спрос, принимаются либо со значительным запозданием, либо не принимаются вообще.

Страхование ответственности директоров Страхование ответственности директоров (D&O — directors and officers liability insurance) — сравнительно новый вид страхования. Только в США его история насчитывает около века, в остальных странах она заметно короче — в Западной Европе, например, это всего несколько десятилетий. В России первый подобный договор был заключен в 1997 году, страхователем тогда стала компания «Вымпелком». Она выходила на Нью-Йоркскую фондовую биржу, а приобретение страховой защиты D&O в таких случаях обязательно. Позже ответственность руководства застраховали «ЛУКойл», «Вимм-Билль-Данн», «Норильский никель», МТС, ТНК-BP. Весной 2005 года, перед проведением IPO, к ним присоединилась АФК «Система»78.

Договоры страхования ответственности совета директоров на год в 2006 году был заключен компанией ОАО “СУЭК” на $10 млн. По условиям договора, полис должен покрыть убытки, связанные с исками, предъявляемыми к членам Совета директоров в связи с их профессиональной деятельностью. В случае, когда убыток члену Совета директоров возмещается компанией, франшиза составит $100 тыс. В настоящее время, по оценкам, полис страхования ответственности имеют примерно 95% российских компаний, разместивших свои ценные бумаги на европейских и североамериканских фондовых биржах.Основной спрос на страхование ответственности директоров сегодня предъявляют либо крупные публичные компании, либо компании, имеющие экспортную направленность и открывающие представительства и филиалы за рубежом. Таких фирм с каждым годом все больше, а значит, рынок страхования ответственности директоров будет расти. Правда, пока его объемы невелики: по оценкам директора департамента рейтингов финансовых институтов рейтингового агентства “Эксперт РА” П. Самиева, объем российского рынка по страхованию ответственности директоров D&O составляет на начало 2007 года 20-40 млн долларов.80 Подобная неоднозначность оценок связана с малой прозрачностью этого рынка. Только десять из тридцати российских компаний, завивших о наличии полиса D&O, застрахованы на самом деле. По мнению П. Самиева, для большинства из них это на самом деле “имиджевый момент”, связаный с тем, что “многие компании, заявляющие о выходе на IPO, на самом деле занимаются поиском стратегического инвестора”.

«Страхование ответственности руководителей и директоров за принятие неверных решений на российском рынке пока относится к области экзотики. Даже в портфелях известных компаний подобные договоры можно пересчитать по пальцам, — отмечает заместитель руководителя управления страхования крупных проектов Группы ‘АльфаСтрахование’ И..Алпатова. — Однако в последние годы в связи с укрупнением российского бизнеса, его выходом на мировую арену интерес к этой услуге становится все более значительным». По мнению гендиректора компании «Межрегионгарант» Е.Потапова, «надо страховать не только топ-менеджмент, но и управленцев среднего звена — именно в этой категории чаще всего бывают нарушения и умышленные ошибки.

Топ-менеджеры высшего звена, как правило, имеют долю в бизнесе и заинтересованы в процветании компании, а вот менеджеры среднего звена, включая начальников отделов, иногда заинтересованы совершить ошибку с целью личного обогащения»81.

По прогнозу председателя совета директоров страхового брокера “Малакут” А.

Долгополова, объем страхования по D&O в России может составить через три года млн. долларов82. «Оплаченных убытков (по договорам страхования ответственности директоров) пока нет, но известно об исках, заявленных к руководителям российских предприятий. Процедура их рассмотрения, как правило, продолжительна. Обычно в нее входит рассмотрение спора судами всех инстанций, что может занять несколько лет, — отмечает начальник управления страхования ответственности и финансовых рисков ОСАО ‘Ингосстрах’ А.Домбровский. — В случае удовлетворения этих исков выплаты составят несколько десятков миллионов долларов. Подобные выплаты станут серьезным стимулом к развитию этого вида страхования».

См.: Самиев П. Особо опасная персона.// Эксперт, № 39, 17.10. Тарасенко Е. Ответственность директора: о чём следует задуматься – В: Современная практика корпоративного управления в российских компаниях. М., 2007,с. Www.utrade, 13.04.2007 г.

Самиев П. Особо опасная персона.// Эксперт, № 39, 17.10. Www.utrade, 13.04.2007 г.

Однако, будучи рекомендованным ФСФР как средство повышения эффективности гражданско-правовой ответственности, этот механизм нередко используется крупными компаниями, но не в целях возмещения убытков, причинённых обществу, а в целях возмещения убытков, причинённых обществом третьим лицам, то есть с целью снижения ответственности руководителей. Тем не менее, в далёкой перспективе введение норм об обязательном страховании ответственности руководителей компаний перед акционерами, будет содействовать защите прав последних.

Российская практика заключения договоров страхования ответственности директоров имеет свои специфику. Во-первых – более узкий круг рисков, подлежащих страхованию. Так, например, в России в отличие от Запада, не страхуются риски, связанные с претензиями налоговых органов, что в значительной степени связано с массовыми налоговыми нарушениями либо использовании таких схем оптимизации налогообложения, которые признаются законными только при условии наличия мощной административной поддержки. Такие явления достаточно типичны для стран с переходной экономикой, однако, они существенно повышают риски страховых компаний и плохо прогнозируются.

Во-вторых, страхователем, как правило, выступает компания, а застрахованными лицами — перечисленные в полисе управляющие, поэтому эти полисы действуют ровно до момента их увольнения. На Западе распространена практика самостоятельного страхования топ-менеджером своей ответственности: тогда действие полиса не будет зависеть от смены места работы В-третьих, процедура заключения договора достаточно длительна и занимает несколько месяцев, иногда доходит до года. Страхуется только гражданская ответственность директоров, но не уголовная и не административная.

Тариф на страхование ответственности D&O определяется несколько иначе, чем в других видах страхования. Как правило, величина премии рассчитывается не как процент от лимита ответственности, а в виде определенного платежа за каждый «миллион долларов риска». В России стоимость колеблется от 10 тыс. до 100 тыс. долларов за каждый миллион риска. Однако для простоты страховщики иногда используют процент от лимита ответственности (обычно 1-10%) — так клиенту понятнее.

На тарифную ставку влияет множество факторов. Основные — размер активов компании, ее специализация, степень зависимости цены акций от действия менеджеров и спекулятивных или фундаментальных рыночных тенденций. Важны также история убытков и наличие в прошлом подобных исков к компании или ее директорам.

Дальнейшее развитие института страхования ответственности будет зависеть от целого ряда факторов, к числу важнейших из них следует отнести: рост иностранных инвестиций, рост числа российский предприятий, осуществляющих IPO либо выходящих на мировые рынки. Все эти факторы можно считать внешними, поскольку страхование ответственности директоров во всех перечисленных случаях, в значительной степени будет обусловлено необходимостью соответствия неким предъявляемым из вне критериям и соблюдения необходимых стандартов. Для этапа становления института такая тенденция является вполне приемлемой. Однако, более важной задачей является создание и обеспечение условий, способствующих реализации посредством исполнения договоров страхования возможности привлечения к ответственности руководителей акционерных обществ.

2.6. Выводы Проведённый анализ позволяет сделать следующие выводы:

1) Совет директоров в настоящее время не является самостоятельным институтом в системе корпоративных отношений. Он зависим от контролирующего акционера, нередко проводит исключительно его интересы, игнорируя интересы миноритарных акционеров.

Существующий порядок его формирования не содержит норм, обеспечивающих учёт интересов других заинтересованных лиц (миноритариев, зависимых обществ, работников), а также препятствующих злоупотреблению правами со стороны контролирующего акционера. Фактически институт совета директоров не выполняет свою основную задачу по обеспечению баланса интересов акционеров и иных заинтересованных лиц.

2) Структура советов директоров, некоторые его решения мотивированы извне (требованиями ФСФР, биржи и т.п), а не внутренними потребностями компании, а потому выполняются достаточно формально.

3) Советы директоров акционерных обществ со смешанной собственностью в ряде случаев подконтрольны государству, также нередко реализующему свои права в ущерб другим акционерам. Особенно это касается сырьевой сферы. Кроме того, существует неформальное влияние государства на политику большинства крупных компаний.

При этом государством проводится политика, направленная на сохранение существующего распределения наиболее крупных активов либо их объединения под контролем государства, что обусловливает сохранение системы корпоративного управления, при которой доступ к принятию наиболее значимых решений имеет минимальное количество лиц.

4) Права акционеров, в случае их нарушения, в том числе решениями советов директоров, в ряде случаев эффективно защищены и восстановлены быть не могут в силу целого комплекса причин: ограниченность прав акционера, вытекающая из закреплённого в ФЗ “О рынке ценных бумаг” понятия “акция”; формализм судебной системы;

неэффективность нормы о возможности взыскания акционером убытков с членов совета директоров, а также лиц, входящих в другие органы управления общества;

избирательность при применении мер ответственности к руководителям акционерных обществ.

В целях создания условий для полноценной и эффективной деятельности института совета директоров представляется необходимым принятие следующего комплекса мер:

1) Изменение состава совета директоров и порядка принятия им решений.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.