WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |

Согласно требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» (ст.71), члены советов директоров акционерных обществ (равно как и единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), управляющей организации или управляющего) при осуществлении своих прав и исполнении Применяется по истечении шести месяцев с момента допуска акций к торгам на РТС или ММВБ. При этом, для членов Совета директоров, избранных ранее истечения указанного шестимесячного периода, но полномочия которых прекращены после истечения такого шестимесячного периода, началом периода (п. 4.3.1.) для целей расчета вознаграждения является первый день торгов на РТС или ММВБ, следующий за истечением указанного шестимесячного периода Www.omz.ru обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

Эти критерии аналогичны принципам, принятым в англосаксонской системе права, особенно в США, и составляющими концепцию фидуциарной ответственности, предусматривающую создание системы взаимоотношений лиц, входящих в органы управления, и акционеров /или общества/ на основе принципов равенства акционеров корпорации, управления корпорацией в интересах всех акционеров (без выделения привилегированных групп). Однако на сегодняшнем этапе развития корпоративного управления, в условиях коррупции и неэффективности административного контроля за деятельностью акционерных обществ, закреплённые принципы в значительной степени являются декларативными. Поведение значительного круга лиц, входящих в органы управления акционерных обществ, в том числе в советы директоров, направлено на использование их положения в личных целях, для удовлетворения своих личных интересов или интересов третьих лиц, в том числе чиновников и осуществляемых ими политических проектов.

Согласно существующему гражданско-правовому регулированию (ст. 71 ФЗ «Об АО»), лица, осуществляющие руководство компанией несут по общему правилу ответственность перед обществом только в том случае, если убытки причинены обществу их виновными действиями (бездействием). Это означает, что лицо, осуществляющее руководство компанией (например, член совета директоров), совершая какое-либо действие, в результате которого обществу были причинены убытки, «не приняло всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нём обязанностей и конкретным условиям оборота»(посмотреть другие определения вины)74.

Основная сложность применения такой нормы об ответственности лиц, входящих в органы управления связана с необходимостью определения допустимости либо чрезмерности предпринимательского риска, без которого ведение бизнеса не возможно.

При этом, если предприниматели и экономисты в пределах своей сферы деятельности имеют практический опыт и/или методики его оценки, юристы, осуществляющие применение этой нормы права таковым не располагают, а догматический подход в данном случае будет способствовать вынесению необоснованных решений.

В западных компаниях члены советов директоров нередко защищены презумпцией, согласно которой в случае, если они действовали добросовестно и, по их мнению, в соответствии с интересами общества, они не могут нести ответственность за убытки, причинённые обществу их решением. Данная норма называется «правило делового суждения». В соответствии с ним в суде не рассматривают сущность и не оценивают целесообразность решения, принятого директорами75.

Аналогичную норму содержит и Кодекс корпоративного поведения, рекомендующий при определении виновности действий члена совета директоров, считать его действующим разумно и добросовестно, «если он лично не заинтересован в принятии конкретного решения и внимательно изучил всю информацию, необходимую для принятия решения; при этом иные сопутствующие обстоятельства должны свидетельствовать о том, что он действовал исключительно в интересах общества» (абз.п.6.1.1. Кодекса корпоративного поведения).

Согласно российским нормам права, члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) не несут ответственности, если они голосовали против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

Гражданское право/ отв. Редактор Е.А. Суханов. т.1, с.См. Макарова О.А. Корпоративное право. М., Волтерс клувер, 2005, с. С иском к вышеуказанным лицам о возмещении причинённых обществу убытков вправе обратится в суд общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества (п.5 ст.71 ФЗ «Об акционерных обществах»). На практике иски о взыскании убытков, с членов советов директоров, заявляются акционерами достаточно редко, чаще требования на основании п.5 ст.71 ФЗ «Об акционерных обществах» адресованы генеральным директорам акционерных обществ. Рассмотрим единственный пример, имеющийся в общедоступных источниках:

Акционер ОАО «Квант» обратился с иском к членам совета директоров о взыскании солидарно в пользу ОАО «Квант» 38 999 820 рублей убытков, причинённых обществу вследствие принятия решения о продаже нежилого помещения по заведомо заниженной цене. По мнению истца, передача права собственности ОАО «Квант» на нежилое здание в равнодолевую собственность физических лиц, осуществлённая по договору купли- продажи, на основании решения совета директоров была осуществлена “по цене, не являющейся рыночной, и в ущерб интересам ОАО “Квант”, что повлекло причинение убытков ОАО “Квант”.

Решением от 31 мая 2005 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17 августа 2005 года, в удовлетворении исковых требований было отказано. Арбитражный суд Красноярского края также отказал в удовлетворении заявленных требований. Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа согласился с выводами Арбитражного суда Красноярского края и пришёл к выводу об отсутствии оснований для отмены принятых по делу судебных актов в связи с отсутствием в действиях членов Совета директоров противоправности, необходимой для применения гражданско-правовой ответственности в виде убытков.

Как следует из Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.12.05 по делу №А33-6285/05-ФО2-5960/05-С2, перед принятием советом директоров решения о совершении сделки была произведена оценка рыночной стоимости здания, составившая по состоянию на 01.09.2000 г. 1000000 рублей. В последующем 21.09.2000 на заседании Совета директоров ОАО “Квант” было принято решение о продаже нежилого здания…, за 1000180 рублей в равную долевую собственность физическим лицам.

Согласно протоколу заседания Совета директоров ОАО “Квант” от 09.10.2000, Советом директоров принято решение об одобрении сделки купли-продажи ОАО “Квант” с физическими лицами нежилого здания (лит. Б, Б1, Б2) площадью 7226,3 кв.м, расположенного по адресу: г. Красноярск, ул. Красной Армии, 10, по цене не ниже 1000180 рублей.

11.10.2000 между ОАО “Квант” и гражданами Гриненко Н.А., Телятниковой Т.Т., Глушковым Д.В., Старцевой А.А., Николаевой О.И., Петращук И.Н., Бутузовым С.В.

Заключен договор купли-продажи, согласно которому ОАО “Квант” продало перечисленным гражданам нежилое здание (лит. Б, Б1, Б2), находящееся по адресу: г.

Красноярск, ул. Красной армии, 10, за 1000180 рублей в равную долевую собственность.

Со стороны покупателей договор подписан Гриненко Н.А., Телятниковой Т.Т., Глушковым Д.В., Старцевой А.А., Николаевой О.И. (являлась членом Совета директоров ОАО “Квант”), действовавшей от себя лично, а также от имени Петращук И.Н. (на основании доверенности от 05.04.2000) и от имени Бутузова С.В. (на основании доверенности от 05.04.2000).

30.10.2000 переход права собственности на нежилое здание был зарегистрирован.

Основные доводы ФАС Восточно-Сибирского округа, изложенные в Постановлении сводятся к следующему: истец – акционер ОАО «Квант» обладал правом обращения в суд с иском о взыскании убытков на основании п.5 ст.71 ФЗ «Об акционерных обществах». При этом под убытками согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Под утратой имущества по смыслу пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации следует понимать лишение имущества в результате неправомерных, противозаконных действий.

Отчуждение имущества на основании гражданско-правовой сделки, не признанной в судебном порядке недействительной, нельзя расценивать как утрату этого имущества продавцом.

Договор купли-продажи от 11.10.2000, на основании которого было отчуждено нежилое здание (лит. Б, Б1, Б2), находящееся по адресу: г. Красноярск, ул. Красной армии, 10, в установленном порядке не признан недействительным.

По договору купли-продажи от 11.10.2000 покупатели приобрели имущество в равную долевую собственность. Николаева О.И. (член совета директоров) осуществляла правомочия покупателя в отношении трех долей продаваемого имущества. Таким образом, заинтересованность Николаевой О.И. Имелась в отношении трех долей из семи в праве долевой собственности.

Соотношение стоимости отчуждаемого имущества общества по сделке в части трех долей (в отношении которых имелась заинтересованность) к балансовой стоимости активов общества составляет менее 2%. Следовательно, решения общего собрания акционеров ОАО “Квант” для заключения оспариваемого договора не требовалось.

Таким образом, нарушений порядка заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, допущено не было, рыночная стоимость имущества и решение о его продаже в полном соответствии с нормами Федерального закона “Об акционерных обществах” были одобрены решением Совета директоров ответчика большинством голосов директоров, не заинтересованных в совершении сделки.

При рассмотрении дела N А33-30782/04-С1 о признании недействительным договора купли-продажи от 11.10.2000 вступившими в законную силу судебными актами также установлены изложенные выше обстоятельства. (Постановление ФАС Восточно- Сибирского округа от 01.12.05 по делу №А33-6285/05-ФО2-5960/05-С2).

Комментируя приведённый пример, важно отметить, что в Постановлении ФАС отсутствуют данные о том, представлялись ли истцом доказательства заниженной стоимости имущества, например, другая оценка рыночной стоимости проданного здания, доказательства, подтверждающие наличие заинтересованности в действиях членов совета директоров. Если такие доказательства не предоставлялись либо были отвергнуты судом как недопустимые, то можно говорить о том, что истец не доказал заявленные требования.

Кроме того, вынесение именно такого решения было в значительной степени предопределено наличием ранее вынесенного решения об отказе в признании заключённого договора недействительным, носящего преюдициальный, то есть обязательный характер.

Однако, даже достаточная доказательственная база и отсутствие ранее вынесенного судебного решения, являющегося обязательным, не способны обеспечить при наличии убытков, причинённых акционерному обществу, их возмещение. Что связано главным образом с понятием «убытков», закреплённым в статье 15 Гражданского кодекса РФ 76, а также массовым заключением, в том числе членами советов директоров, сделок с заинтересованностью, информация о которых не раскрывается и отсутствием эффективного механизма привлечения к ответственности за нарушение норм о раскрытии такой информации.

Кроме того, при рассмотрении исков акционеров в интересах акционерного общества сложности вызывает определение надлежащего процессуального положения См. подробнее: Рыночная дисциплина и контракты. М., ИЭПП, 2007.

акционерного общества, которые связаны со сложностями адаптации заимствованной нормы о косвенных исках к национальному арбитражно- процессуальному законодательству. Так, Постановлением ФАС Московского округа было отменено с направлением на новое рассмотрение решение Арбитражного суда г. Москвы от августа 2005 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 декабря 2005 г. N 09АП-12427/05-ГК по делу N А40-38436/04-102-245. Основной причиной отмены вынесенного решения о возмещении 5 545 000 рубле убытков, причинённых ЗАО «Десница» вследствие недобросовестных действий генерального директора стало «ненадлежащее определение процессуального положения ЗАО «Десница», иск в интересах которого был заявлен его акционером- ЗАО ИД «Экономическая газета». По мнению истца, генеральный директор произвел отчуждение принадлежащего обществу нежилого помещения площадью 77,7 кв. м, расположенного по адресу: г. Москва, пер.

Сивцев Вражек, д. 7/17, по цене более чем в 16 раз ниже рыночной стоимости данного помещения, определенной на основании данных независимой оценки. (Постановление ФАС Московского округа от 16.03.06, 14.03.06 №КГ-А40/1768-06-П, Постановление ФАС Московского округа от 31.05.05 №КГ-А40/4395-05 ).

Что касается предусмотренной сегодня административной ответственности лиц, входящих в органы управления, то к ней могут быть привлечены лица за - преднамеренное банкротство (ч.2 ст.14.12 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП);

- ненадлежащее управление юридическим лицом (ст.14.21. КоАП);

- осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом (ст.14.23 КоАП):

- нарушение требований законодательства, касающихся представления и раскрытия информации на рынке ценных бумаг (ст.15.19 КоАП);

- воспрепятствование осуществлению инвестором прав по управлению хозяйственным обществом (ст.15.20 КоАП).

Крайняя неэффективность применения этих норм обусловлена рядом факторов:

- неэффективностью деятельности административных органов, наделённых правом применения вышеуказанных норм;

- незначительным размеров штрафов ( максимальный размер для физических лиц – 25 МРОТ, для юридических- 50 МРОТ) и порядком их исчисления, исходя из суммы минимального размера оплаты труда (МРОТ), который на сегодня составляет 100 рублей.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.