WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Антимонопольная политика Две пары концепций  хотел бы начать обсуждение  Дональд БУДРО работы Фрэнка Истербрука  Ph.D., директор Центра по изучению «общественного выбора» Я«Пределы антимонопольно­ при Университете Джорджа Мейсона го правоприменения» на основе  подхода, который я бы назвал «две  пары концепций», где первый на­ бор связан с политикой, а второй —  с экономикой. Начнем с политики.  Одна из концепций здесь заклю­ чается в том, что политическими  процессами движут исключительно  идеи — особенно в демократичес­ ком обществе, где идеи избирателей  и идеи избранных чиновников во  многом определяют политические  шаги. Скажем, избиратели выступа­ ют за те или иные меры — принятие  законов о минимальной зарплате,  ограничение торговли или, наобо­ рот, ее либерализацию. Все это —  отражение их идей, их убеждений,  и именно они определяют действия  политической системы.  Противоположная точка зрения  на политический процесс — так  называемая теория общественного  выбора — заключается в том, что  результат в этой сфере зависит от  соотношения групповых интере­ сов, а не идей; последние значения  не имеют. Иными словами, «отмо­ билизованная» группа, способная  повлиять на политический процесс  в своих интересах, добивается нуж­ ного результата, даже если он проти­ воречит превалирующим в обществе  идеям. Я, хотя и занимаю пост ди­ ректора Центра по изучению обще­ ственного выбора (Center for Study of  Public Choice) в Университете имени  Джорджа Мейсона и вроде бы дол­ жен во многом разделять эту кон­ Easterbrook F.H. The Limits of Antitrust //  Texas Law Review. 984. Vol. 63. P. —4 (рус. пер.: Истербрук Ф. Пределы антимоно­ польного правоприменения // Экономическая  политика. 20 0. № 5—6).

O I K O N O M I A • P O L I T I K A µ • Plt 106 Две пары концепций цепцию, не согласен с теорией общественного выбора в ее узком понимании.  На мой взгляд, идеи имеют значение. Мне кажется, что в любой конкретный  момент времени групповые интересы на короткий срок оказываются сильнее  идей, но в долгосрочной перспективе значение последних неуклонно воз­ растает. Как это происходит, я постараюсь объяснить на примере истории  антимонопольной политики в США.  Еще одна пара концепций касается экономики. Первая из них гласит:  конкуренция — явление весьма непрочное. Она напоминает нежный цветок,  требующий постоянного ухода, заботы опытного садовника, — иначе он либо  погибнет, либо выродится неизвестно во что. То есть его надо постоянно  удобрять, поливать, беречь от холода, жары и насекомых. Согласно другой  концепции, конкуренция — отнюдь не «оранжерейный цветок», а весьма  выносливое растение, которое очень трудно, а точнее почти невозможно,  загубить, по крайней мере в условиях рыночно ориентированного общества.  Поэтому для поддержания конкуренции особого надзора не требуется —  более того, любая попытка ее защитить вредна, поскольку это «растение»  нуждается в свежем воздухе и в пространстве для роста. Соответственно  чрезмерная опека приводит к ослаблению конкурентного процесса.  В том, что касается политики, с 920 по 960 год подавляющее большин­ ство экономистов и правоведов, занимавшихся проблемами антимоно­ польной политики, придерживались мнения о том, что конкуренция — это  нежный цветок. Все ее разнообразные виды, утверждали они, нуждаются  в постоянном поливе и в стеклянном колпаке. Почти никто не пытался  поставить этот тезис под сомнение. Немногочисленные представители авст­ рийской школы — Людвиг фон Мизес, Фридрих фон Хайек и особенно  (применительно к данной теме) Йозеф Шумпетер — несомненно его оспа­ ривали, но в то время к ним не прислушивались. Превалировало мнение  о том, что поддержание конкуренции требует прямого, жесткого, постоян­ ного регулирования со стороны антимонопольных органов.  Однако начиная примерно с 960 года в издаваемом Чикагским универ­ ситетом журнале The Journal of Law and Economics стала печататься серия ста­ тей, где формулировалась противоположная точка зрения. При этом данные  работы были убедительны в теоретическом плане и содержали огромный  эмпирический материал. Их авторы наглядно демонстрировали, что конку­ ренция не нуждается в надзоре регулирующих органов. Они доказали, что  методы ведения бизнеса, прежде считавшиеся нарушением конкуренции,  на деле ей способствуют или по крайней мере не препятствуют. Попытки  антимонопольных ведомств руководить процессом конкуренции приводят  к обратному результату — в действительности они снижают, а не повышают  уровень конкуренции, нанося ущерб интересам потребителей, а не способст­ вуя их благосостоянию.  Политические шаги всегда следуют за развитием идей — и никогда их  не предвосхищают. Идеи экономистов и правоведов находили отражение  в антимонопольной политике: с 920 года до начала 970­х годов ее пред­ посылкой был тезис о необходимости активного, решительного и посто­ янного государственного вмешательства в конкурентный процесс. Однако  к середине 970­х годов идеи, высказанные пятнадцатью годами раньше,  наконец оказали влияние на позицию властей. С этого момента уровень  вмешательства американских антимонопольных органов в конкурентный  процесс резко изменился — как в количественном, так и в качественном  плане. В 960­х годах произошел нашумевший случай, когда Верховный суд  не допустил слияния двух сетевых супермаркетов, совокупная доля рынка  Дональд БУДРО которых составляла менее 4%2. С середины 970­х годов подобного прямого  вмешательства больше не было. Не наблюдаем мы этого и сегодня. Кроме  того, если прежде какая­либо фирма обвиняла конкурентов в попытке мо­ нополизации рынка за счет чрезмерного снижения цен, — так называемого  хищнического ценообразования, — суды и чиновники регулирующих ор­ ганов относились к ее позиции благожелательно. Сегодня этого также не  происходит. Конечно, из этого правила существуют исключения — самым  известным примером в этой связи можно считать проходивший в 998 году  процесс против Microsoft по обвинению в нарушении антитрестовского за­ конодательства. В целом за последние 30 лет качество антимонопольной  политики в США существенно повысилось.  Конечно, эту точку зрения разделяют не все. Некоторые по­прежнему  относятся к конкуренции как к тепличному цветку, нуждающемуся в по­ стоянном внимании и помощи, и эти люди наверняка не считают снижение  уровня государственного вмешательства на антимонопольном фронте бла­ гом. Однако, поскольку я являюсь сторонником второго из «пары» тезисов,  связанных с экономикой, то есть считаю конкуренцию крайне мощным,  динамичным и созидательным явлением, которое жесткое государственное  вмешательство способно не защитить, а лишь удушить, то, на мой взгляд,  изменение политики в этой области в последние 35 лет принесло весьма  полезные результаты.  Повторюсь: идеи играют важную роль. Серия статей, опубликованных  в основном в The Journal of Law and Economics, в конечном счете побуди­ ла руководство антимонопольных ведомств и американские суды пере­ смотреть свое мнение о необходимости государственного вмешательства,  и это отразилось в конкретном изменении политики в сфере конкуренции.  Позднее появились пять фундаментальных трудов, способствовавших за­ креплению понимания того, что резкое, постоянное и мелочное вмеша­ тельство регулирующих органов не только не нужно, но и контрпродук­ тивно. Остановимся на этих пяти работах более подробно. Большинство  из них вышло уже во второй половине 970­х годов, и все они очень  сильно повлияли на мышление людей. Первой назовем вышедшую  в 976 году книгу Ричарда А. Познера «Антитрестовское законодательс­ тво», затем — труд Роберта Борка «Антимонопольный парадокс», третья  и четвертая — две работы самого Фрэнка Истербрука: вышедшая в году статья о «хищническом ценообразовании»3 и «Пределы антимоно­ польного правоприменения», обсуждаемая нами. Также следует упомянуть  опубликованную в 985 году книгу недавно получившего Нобелевскую  премию по экономике Оливера И. Уильямсона «Экономические институты  капитализма». Все перечисленные работы представляют собой научные  исследования высочайшего уровня, чьи авторы терпеливо и подробно объ­ ясняют то, что подытожено в заголовке статьи Истербрука — «Пределы  антимонопольного правоприменения».  Лично я хотел бы проанализировать вопрос об этих пределах во многом  так же, как это сделал Истербрук в 984 году: в форме аналогии с правила­ ми уличного движения. До 960­х годов экономисты, юристы и политики  Речь идет о деле US v. Von’s Grocery Co. 384 U. S. 270 ( 966). — Прим. ред.

Posner R. Antitrust Law. 2nd ed. Chicago: University of Chicago Press, 200 ; Bork R. The  Antitrust Paradox. N. Y.: Free Press, 978; Easterbrook F. Predatory Strategies and Counterstrategies //  University of Chicago Law Review. 98. Vol. 48; Williamson O. Economic Institutions of Capitalism.  Firms, Markets, Relational Contracting. N. Y.: The Free Press, 985. — Прим. ред.

108 Две пары концепций думали, что для функционирования конкуренции требуется не разработать  единые для всех правила движения, а напрямую регулировать транспортный  поток в каждом конкретном случае, определять количество машин на доро­ ге, расстояние между ними, скорость, места для поворота. Ясно, что любой  сбой в подобном управлении движением приведет к хаосу, массе аварий  и катастрофе. В статье Истербрука изложено совершенно иное понимание  ситуации. Он по сути говорит: все что вам нужно — это обеспечить хорошее  дорожное покрытие, составить четкие правила, чтобы все знали, по какой  стороне дороги следует ехать, и т.п., установить светофоры на крупных пе­ рекрестках, и ничего более. Другое вмешательство не желательно. Водители  вправе сами определять, с какой скоростью им ехать, — ведь в их личных  интересах двигаться настолько быстро, насколько позволяют соображения  безопасности, и не разгоняться сильнее. Они также знают, где им нужно  повернуть и куда они направляются, тогда как политики, чиновники и судьи  этого не знают и знать не могут.  Таким образом, правила движения на «дороге» конкуренции, по мнению  Истербрука и большинства ученых, должны попросту предотвращать сговор  и не допускать слияний, ведущих к монополии, там, где об этом можно  судить с уверенностью, например когда речь идет о фирмах, чья совокупная  доля рынка составляет 90—95%. Помимо этого — помимо этих простейших  правил, все остальное сделает сам процесс конкуренции. Более того, я, по­ жалуй, пошел бы даже дальше Фрэнка Истербрука и других представителей  чикагской школы (правда, здесь я оказываюсь в явном меньшинстве). На  мой взгляд, нет необходимости даже в правилах, предотвращающих сговор.  Мало того, я считаю, что они могут быть вредны. На мой взгляд, конку­ ренция — достаточно мощная сила, чтобы обезопасить себя от последствий  сговора, причем и сговор порой в конечном счете может быть выгоден по­ требителям. Тем не менее я был бы очень рад жить в мире, где существу­ ют жесткие правила против сговора, где строго следуют рекомендациям,  которые Истербрук дает в обсуждаемой сегодня статье и в других работах,  упомянутых мною выше.  В заключение позвольте привести один пример из истории, показываю­ щий, что даже в правилах против сговора нет особой необходимости и что  они иногда способны даже причинить вред. Один из знаменитых судебных  процессов в соответствии с американским антитрестовским законодатель­ ством имел место в 898 году: он получил название «дела Addyston-Pipe». Речь  шла о фирмах, изготавливавших водопроводные трубы: они время от времени  вступали в сговор, производя раздел рынков сбыта, и договаривались воздер­ живаться от конкуренции друг с другом. Подобный сговор был признан не­ законным. На мой взгляд, это легитимное решение — оно было правильным  в том смысле, что правовой акт, на основе которого оно принималось, — Акт  Шермана — четко объявлял противоправным сговор между конкурентами,  и суд постановил, что подобные соглашения картельного типа неприемлемы.  Вердикт, таким образом, полностью соответствовал букве закона.  Это антимонополистическое ограничение предлагает сохранить даже такой  рыночно ориентированный ученый, как Фрэнк Истербрук. Однако иссле­ дования близкого к чикагской школе экономиста Джорджа Биттлингмайера  продемонстрировали, что решение суда по этому делу если и было верным  юридически, то неоправданным в экономическом плане4. Его аргумент за­ См.: Bittlingmayer G. Competition and the Nature of Costs: The Cast Iron Pipe Industry, 890— 9 0, and the Case of Addyston Pipe: Dissertation / University of Chicago. 98. — Прим.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.