WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

Конституционный строй России по Конституции 1993 года ближе всего к конституционному строю Франции. Однако российский Президент по сравнению с французским имеет более обширные полномочия. Например, во Франции акты Президента должны контрассигновываться главой Правительства (ст.19 французской Конституции), в России же Президент, как указывалось, может издавать нормативные акты только от своего имени.

Французский Президент имеет лишь право отлагательного вето на законы (ст.Конституции Франции).

Благодаря отмеченному сосредоточению полномочий в руках исполнительной власти и ослаблению роли парламента новая Конституция создала необходимые предпосылки для проведения стабилизационного курса при наличии у Правительства соответствующей политической воли, несмотря на то, что большинство в Государственной Думе созыва 1993 и 1995 годов по-прежнему принадлежало левым силам.

С нашей точки зрения, сосредоточение обширных полномочий в руках главы государства в кризисные моменты жизни нации, когда необходимы целенаправленные, последовательные и безотлагательные усилия по преодолению кризиса, является благоприятным условием для проведения реформ. Однако сохранение такого конституционного устройства в течение длительного времени таит в себе угрозу авторитаризма. В случае победы на президентских выборах антидемократических сил (что вполне вероятно, учитывая низкий уровень парламентской культуры в России) положение может стать просто опасным.

Исходя из этого, представляется целесообразной постепенная демократизация конституционного строя России путем некоторого сужения президентских полномочий.

Препятствием этому является крайняя жесткость процедуры изменения Конституции. В соответствии со статьей 136 Конституции, поправки к ней принимаются по решению трех четвертей членов Совета Федерации и двух третей членов Государственной Думы и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Противоестественное отчуждение между Правительством и Центральным банком также преодолено в Конституции 1993 года. В соответствии с п. “г” ст.83 Конституции Председатель Центрального банка назначается и освобождается от должности Государственной Думой по представлению Президента. Несмотря на это, двусмысленность правового статуса ЦБ сохранялась вплоть до принятия в 1995 году новой редакции закона о Центральном Банке. В этом Законе появилась специальная статья о взаимодействии между ЦБ РФ и Правительством (ст.19). В соответствии с этой статьей ЦБ участвует в разработке экономической политики Правительства. Председатель Банка России участвует в заседаниях Правительства Российской Федерации. В свою очередь, Министр финансов и министр экономики Российской Федерации участвуют с правом совещательного голоса в заседаниях Совета директоров ЦБ. Банк России и Правительство информируют друг друга о предполагаемых действиях, имеющих общегосударственное значение и координируют свою политику.

Важным моментом новой редакции Закона о ЦБ является создание при Банке России Национального банковского совета, состоящий из представителей палат парламента, Президента и Правительства Российской Федерации, Банка России, кредитных организаций и экспертов. Статья 21 Закона относит к функциям Национального банковского совета, в частности: рассмотрение концепции совершенствования банковской системы и проектов основных направлений единой государственной денежно - кредитной политики, политики валютного регулирования и валютного контроля.

Утверждение основных направлений единой государственной денежно - кредитной политики после их рассмотрения Президентом и Правительством отнесено к компетенции Государственной Думы, однако зависимость ЦБ от парламента ослаблена. Во-первых, в статье 12 установлен исчерпывающий перечень оснований для досрочного освобождения Председателя ЦБ РФ от должности, во-вторых, такое освобождение возможно только по представлению Президента.

Еще одна существенная новация Закона - введение запрета на кредитование Центральным банком Правительства за исключением случаев, когда это прямо предусмотрено Законом о бюджете на текущий год. Ранее действовавшая редакция закона допускала предоставление Банком России кредита Министерству финансов сроком не более чем 6 месяцев на покрытие внутригодовых разрывов между текущими доходами и расходами бюджета.

Однако практически такие кредиты широко использовались как способ покрытия бюджетного дефицита. С нашей точки зрения, и нынешняя редакция закона в этой части несовершенна, так как запрет на прямое кредитование Банком России Правительства должен носить абсолютный характер.

2.2. Политика сокращения расходных обязательств государства после разрешения конституционного кризиса Радикальное изменение баланса политических интересов и сфер влияния после роспуска Президентом Б.Ельциным Верховного Совета и Съезда народных депутатов в сентябре года позволило резко изменить бюджетную политику (Второй год экономических реформ..., 1994). Это проявилось и в назначении Е.Т. Гайдара первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации, осуществленное несколько ранее.

Указанное изменение затронуло не кассовое исполнение бюджета (дефицит федерального бюджета в четвертом квартале сохранялся на уровне 8% ВВП), а сокращение расходных обязательств Правительства. После роспуска Парламента у Правительства появилась реальная возможность привести расходную часть бюджета в соответствие с поступлением доходов и установленными лимитами кредитования Правительства Центральным Банком России. Был принят ряд решений, связанных с сокращением непосильных для государства расходов.

В первую очередь, это касается: отмены индексации цен на зерно и другие сельскохозяйственные культуры, поставляемые государству; отмены дотаций на хлеб (с введением пособия на хлеб малообеспеченным гражданам); окончательной отмены импортных субсидий; отмены льготных кредитов Центрального банка (льготные кредиты сохранились только в виде бюджетных); повышения ставки рефинансирования ЦБ. Было произведено серьезное сокращение объемов государственных капитальных вложений и двадцатипроцентное секвестрирование всех расходных статей федерального бюджета на IV квартал 1993 года. Пенсионный и другие внебюджетные фонды были подчинены Правительству, которое получило возможность использовать их свободные средства для финансирования дефицита федерального бюджета.

Несмотря на принятые достаточно жесткие меры осенью 1993 года, инерция предыдущих расходных решений продолжала определять высокий уровень расходов и дефицита бюджета [1].

Примечательно, что описанное ужесточение бюджетной политики было осуществлено непосредственно перед выборами в Государственную Дума России. Такое развитие событий, по-видимому, не укладывается в закономерности стандартного цикла экономической политики (political business cycle) [2]. Последний предполагает предвыборное ослабление финансовой политики, благодаря которому находящиеся у власти политические силы стараются повысить свою популярность, увеличивая тем самым вероятность победы на выборах. Тяжелая и политически крайне болезненная процедура сокращения расходных обязательств государства не замедлила сказаться на итогах парламентских выборов декабря 1993 года, когда блок “Выбор России”, руководимый Е.Т. Гайдаром и включавший многих реформаторски ориентированных членов правительства, потерпел неудачу, уступив множество голосов коммунистам, аграриям и либерально - демократической партии В.

Жириновского. Однако благодаря сокращению невыполнимых обязательств дефицит федерального бюджета в 1993 году удалось удержать на уровне 7,8% ВВП (по статистике Минфина РФ) и не только не допустить финансовой катастрофы, но и заложить основы для постепенного снижения уровня инфляции.

2.3. Замедление темпов преобразований в финансовой сфере.

После разрешения конституционного кризиса и парламентских выборов в декабре 1993 года перед Россия открылась реальная возможность осуществления финансовой стабилизации.

Новая конституция создала устойчивый баланс между исполнительной и законодательной властью, устранив тем самым возможность противостояния ветвей власти, разрушительным образом отражающееся на финансовой системе. Выборы в Государственную Думу, хотя и не дали реформаторам большинства голосов, позволили путем создания временных коалиций решать необходимые вопросы.

Таким образом, в начале 1994 года существовало две возможности развития страны. Первая заключалась в том, чтобы, воспользовавшись возможностями, предоставляемыми новой Конституцией России, ускорить процесс реформ и осуществить в 1994 - начале 1995 года финансовую стабилизацию. Для этого следовало бы продолжить бюджетную политику, проводимую в четвертом квартале 1993 года [3], путем принятия жесткого бюджета и ограничительной денежной политики. Второй путь в краткосрочной перспективе был более легким и заключался в продолжении политики раздачи обещаний бюджетной поддержки всем заинтересованным силам и балансировании между на грани между экстремально высокой инфляцией (порядка 10% - 12% в месяц) и гиперинфляцией без всякой перспективы выхода на траекторию устойчивого экономического роста.

Серьезным аргументом в пользу реализации первого пути были соображения о необходимости координации политики финансовой стабилизации с политическими процессами (Гайдар, 1994). Прошедшие выборы в Государственную Думу 1993 и 1995 годов, а также Президентские выборы 1996 года показали всю серьезность последствий такой несогласованности.

При ориентации на жесткую политику позитивные результаты финансовой стабилизации могли начать проявляться через год - полтора, т.е. к середине - концу 1995 (Calvo, 1986;

Kiguel, Liviatan, 1991; Drazen, 1990; Rebelo, Vegh, 1993). Такое развитие событий, с точки зрения дальнейшего развития демократических процессов, было бы крайне благоприятным для проведения парламентских выборов декабря 1995 года и президентских выборов июня 1996 года. Однако события пошли по другому пути, и в течение большей части 1994 года исполнительная власть не имела четко выраженной позиции по вопросу финансовой политики. Тем самым курс на финансовую стабилизацию был взят лишь в конце 1994 года.

Как можно судить с позиций сегодняшнего дня, потеря этого года оказалась чрезвычайно серьезным политическим обстоятельством, т.к. самый трудный период финансовой стабилизации, когда бюджетные и монетарные ограничения вызывают весь спектр социально - экономически тяжелых последствий: усиление спада производства, снижение жизненного уровня, рост безработицы пришелся на период выборов 1995 и 1996 годов. В результате, нарушение закономерностей протекания предвыборной кампании, проведение финансовых рестрикций перед выборами, снизили популярность реформаторски ориентированных политиков и движений.

В январе 1994 года произошел очередной правительственный кризис. Его причиной стали многочисленные подготавливаемые правительством решения, требующие чрезвычайно больших затрат и разрушающие с трудом созданные предпосылки финансовой стабилизации. В качестве примеров можно назвать проект объединения денежных систем России и Белоруссии, проект строительства нового здания для Государственной Думы, подготавливаемые решения о финансировании аграрнопромышленного комплекса в году и другие. Продолжение практики увеличения правительственных обязательств могло привести либо к резкому нарастанию бюджетных расходов и, как следствие, к росту инфляции, либо, как это имело место в предшествующем 1993 году, к росту объема невыполненных обязательств. Катастрофические последствия первого варианта развития событий очевидны. Второй вариант - лишь немногим лучше: он позволяет несколько растянуть во времени конфликты, связанные с удовлетворением лоббистских требований, но в то же время, в большей степени дезориентирует экономических агентов. Высокие инфляционные ожидания, вызванные обещаниями, сосуществуют при этом с относительно ограничительной финансовой политикой, полностью препятствуя осуществлению производственных инвестиций, стимулируя рост неплатежей и т.д. Кроме того секвестрирование расходов при невозможности их финансирования в плановом объеме на практике вряд ли может быть алгоритмизировано, и обычно осуществляется пропорционально силе отдельных лобби. В результате чего структура расходов бюджета, как будет показано ниже, изменяется по сравнению с плановой структурой в пользу малоэффективных расходов на экономику, на национальную оборону за счет расходов социального характера.

Е. Гайдар (первый вице-премьер министр) и Б. Федоров (вице-премьер министр - министр финансов) выступили с заявлением о нежелании работать в составе правительства, идущего на поводу у лоббистских группировок и неспособным придерживаться четкого курса реформ. В конце января их отставка была принята.

В начале 1994 года произошло ускорение инфляционных процессов. Поэтому рядом политиков и журналистов в то время делалась попытка представить уход из правительства Е.

Гайдара и Б. Федорова как признание обоими этими политиками бесперспективности проводимой ими линии на финансовую стабилизацию после того как они набрали триллионные долги, оставленные теперь в наследство новому правительству (Шмаров, Привалов, 1994; Кириченко, 1994). Однако, как показано выше, рост расходных обязательств государства в 1993 году вряд ли может быть отождествлен с названными именами.

Первоочередными факторами всплеска инфляции в 1994 году явились предновогодние выплаты заработной платы, индексация оплаты труда в бюджетных отраслях, политические причины (отставка министров-реформаторов, проинфляционные намерения Правительства) и связанное с ними усиление инфляционных ожиданий агентов рынка и лишь в некоторой степени погашение бюджетной задолженности 1993 года (Обзор экономики России..., 1995).

Сейчас трудно сказать, что повлияло на Правительство, однако его позиция весной 1994 года была в целом преемственна по отношению к прошлому году. На наш взгляд, во многом это было обусловленно уходом из правительства Е. Гайдара и Б. Федорова. Их уход из правительства оказал серьезное влияние на увеличение ответственности В. Черномырдина за принимаемые финансовые решения. В отсутствие людей, имеющих имидж последовательных реформаторов и грамотных финансистов, главе правительства стало трудно принимать популистские финансово необоснованные решения, возлагая ответственность за неудачи в борьбе с инфляцией на так называемых монетаристов. Обещая и раздавая бюджетные средства, в 1994 году В. Черномырдину пришлось брать на себя весь груз ответственности за финансовые последствия, что безусловно серьезно укрепило финансовую дисциплину.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.