WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Как показано ранее (Мау, Яновский, Жаворонков и др., 2003), отсутствие мощной и устойчивой прореформистской коалиции, как правило, парализует реформы в урбанизированной среднеразвитой стране. Сравнительный анализ переходных экономик 1990-х годов, включая статистический, показал, что страны, в которых такие коалиции сложились еще на этапе антикоммунистической революции, преодолели постреволюционный спад за несколько лет и ныне развиваются относительно стабильно и успешно (Польша, Чехия. Словакия, Словения, Эстония). В странах, где такие коалиции не сложились либо оказались неустойчивыми (Болгария, Молдавия, Россия, Румыния, Украина), переход оказался сопряжен с большими потерями, а экономический рост не отличается устойчивостью.

Это объясняется тем, что институты, обеспечивающие наилучший деловой климат, если они не унаследованы от многих предшествующих поколений, не успевают сложиться и начать эффективно функционировать в условиях отсутствия политического давления, иными словами, в условиях отсутствия спроса на такие институты.

Напротив, если группы, заинтересованные в перераспределительных практиках в установлении барьеров для предпринимательской деятельности (так как без таковых не в состоянии выжить в конкурентной борьбе), успешно мобилизуют политическую поддержку, они способны заблокировать реформы, закладывающие основы дружественных рынку институтов.

Если же такие группы изначально имеют поддержку в СМИ и (или) в судебной системе, в правоохранительных органах, им несложно заблокировать реформы, даже поддержанные большинством избирателей. Как показывает опыт ряда стран, включая отдельные развитые (Глава 10), несколько уголовных дел в сочетании с мощной кампанией в прессе, как правило, в состоянии сломить волю реформаторов и предотвратить либо выхолостить предлагаемые реформы.

Хотя бы и мнимые – исключительно в отображении СМИ.

 К Главе 4 «Современные разбойники – группы специальных интересов и торможение экономического роста» Богатство конкретного индивида далеко не всегда прирастает его трудолюбием и талантами, проявляющимися в нахождении платежеспособного спроса на товары и услуги на свободном рынке. Сильный, жестокий и не обремененный ограничениями (правовыми и моральными) субъект может просто отобрать силой приглянувшееся добро. Ключевое значение сохранности собственника на свободе, живым и здоровым для успешного ведения дел и, соответственно, благоприятного бизнес-климата мы уже подчеркивали выше, в Главе 1. На некоторых особенно опасных в силу ряда институциональных особенностей современного постиндустриального общества технологиях такого отбора мы подробнее остановимся в следующей главе.

В государстве, правительство которого ограничено законом и которое в состоянии выполнять государственные, в узком смысле слова, функции – поддержание закона и порядка – «бродячий бандит» в классическом виде не выживает. Если, конечно, не в состоянии завоевать такое государство. Даже если собственно полицейские функции даются государству с трудом (пример Калифорнии периода «Золотой лихорадки»), возможности насильственного перераспределения имущества весьма ограничены.

Результаты эмпирических психологических исследований отношения людей к риску и неопределенности, полученные Канеманом и его коллегами (Kahneman, Slovic, Tversky, 1982), предопределяют «несоразмерно большую» склонность подавляющего большинства рыночных агентов инвестировать в защиту своей собственности.

Это значит, что склонный к риску представитель меньшинства имеет выбор – использовать свою склонность и предприимчивость (если таковая имеется) для удовлетворения потребностей окружающих либо попытаться отнять себе их собственность в ситуации, когда они будут этому сопротивляться. Причем сопротивление свободных рыночных агентов будет достаточно эффективным. Это обусловлено институциональными возможностями свободного человека в свободной стране (организовать полицейские силы, нанять охранную фирму, приобрести оружие и укрепить свой дом).

Однако применять силу для обогащения перераспределением можно и, не вынимая меча из ножен. Наиболее распространенный способ – использование в качестве меча всего государственного аппарата, а в качестве прикрытия процесса – заботу о нуждающихся,  защиту уязвимых, малоинформированных, слабых, больных, недостаточно развитых и ответственных экономических агентов (сограждан) от всевозможных угроз.

Лучше всего «продается» обществу защита детей, женщин (смотри подробнее Главу 11). Неплохо «идут» животные, национальные и иные меньшинства, неразумные потребители, больные физически и психически и т.д. Защита природы в целом, а также «от всеобщего потепления», защита от техногенных катастроф типа «проблемы года» или иной связанной с асимметрией информации и возможностью манипулирования проект – все это весьма удачное поле деятельности такого рода групп, поскольку за глобальностью проблем легко прятать плохо обоснованные расходы.

Среди наиболее бедных и нуждающихся в защите нередко оказывались и вполне богатые и сильные. К примеру, дружественные властям предприниматели. Среди последних часто были заметны банкиры (Де Сото Х.У., 2008). Уже с конца XIX в.

государство стало обещать, а впоследствии и оказывать помощь неудачникампредпринимателям под флагом борьбы за конкурентность рынков против монополий (Арментано, 2006).

Чем шире круг лиц, нуждающихся «по неразумности» в защите, тем легче обосновывать регулятивное вмешательство, рост государственного аппарата, увеличение государственных страховых программ, иных расходов бюджета. Инициаторами такой экспансии могут выступать предприниматели, пользующиеся административной защитой своего рынка и (или) поддержкой из бюджета, т.е. группы интересов могут включать наряду с бюрократами также и бизнесменов, журналистов, политиков, гражданских активистов. В странах, где существуют крупные государственные компании – монополисты, они также становятся отдельными акторами, несмотря на свою формальную подотчетность государству (здесь можно вспомнить примеры политической активности «Газпрома» во второй половине 1990-х годов).

Механизм воздействия экспансии групп специальных интересов на экономический рост описан М. Олсоном (Olson, 1982; Олсон, 1994). Предположим, существует принципиальная возможность перераспределительных инициатив либо «защиты потребителя» (естественно, ограниченно дееспособного). «Защита» осуществляется с помощью барьеров входа на рынок или регулирований. Такая возможность означает отсутствие запретительно-высоких издержек принятия соответствующих решений. Эти решения обременяют большинство рыночных агентов и дают выигрыш небольшой группе. Если группа сильно мотивирована (выигрыш достаточно большой), а большинство слабо (потери каждого от введения регулирования, барьера), стимулы  группы могут «перевесить» интересы большинства. Меньшинство сильно мотивировано и не несет значимых издержек по координации действий. Большинство слабо мотивировано и в силу многочисленности и отсутствия прямых личных связей несет весьма значительные издержки координации. Если издержки координации большинства агентов превышают потери каждого из них, коалиция большинства не складывается, и шанс на принятие решения, ущемляющего большинство, становится реальным. Успех каждого из проектов групп интересов стимулирует другие группы пытаться продвигать свои проекты.

Рост и накопление таких проектов (регуляций и перераспределения доходов) размывают стимулы стремления к успеху, делают все большее число проектов нерентабельными.

Обычно среди участников таких групп логично встретить относительно слабых предпринимателей и заинтересованных в расширении сфер ответственности и полномочий чиновников.

Олсон отметил, что именно так и происходит в обычной ситуации. Среди факторов, способствующих формированию групп интересов (на примере США), он отметил, в частности, урбанизацию. При этом события, ведущие к разрушению государственных структур и соответственно к ослаблению связанных с ними групп интересов, иногда могут снизить барьеры для экономической активности. Если рухнувшие институты замещаются аналогичными не худшего качества, страна, даже пережившая войну и поражение, но избавившаяся на время от паразитизма групп интересов, может заметно прибавить в темпах экономического роста. Именно так Олсон объясняет успехи Германии и Японии после Второй мировой войны и Южных штатов после Гражданской войны в США. Олсон и его коллеги определяют уровень влияния групп интересов косвенно через факторы, благоприятствующие или не благоприятствующие их росту. После чего проводят несложный статистический анализ взаимосвязи средних темпов экономического роста в зависимости от факторов, влияющих на развитие групп интересов. Статистическая зависимость оказывается отрицательной и значимой (лучше условия для роста групп интересов – ниже темпы экономического роста).

К Главе 5 – Новые и старые стимулы к разбою Кроме тех групп, которые занимаются перераспределением внутри страны, существуют организации и даже целые государства, более или менее успешно занятые перераспределением от богатых и/или слабых стран себе. В отличие от внутренних «бандитов» «внешние» – суть классические «бродячие бандиты», по Олсону. Никакого  аргумента кроме насилия26 или обоснованной угрозы такового они не предлагают.

Выставляют попутно унизительные требования и претендуют даже не просто на дань, но едва ли не на власть над богатейшими и сильнейшими державами современности.

Насильственное перераспределение собственности с использованием государственного аппарата, к сожалению, было характерно для России на протяжении длительного периода ее истории (как и для большинства стран мира). Некоторые разновидности и технологии извлечения ренты путем насилия или угроз применения такового являются в наше время универсальными для всех индустриальных и более или менее богатых стран. В то же время, террор или угрозы его применения нередко являются поводом для чиновников шантажируемой страны инициировать сбор средств не только или даже не столько в оборону, сколько в оплату дани «бродячим бандитам».

Сама возможность получения доходов не созидательной деятельностью, находящей одобрение потребителя на рынке, а насильственным перераспределением, формирует систему стимулов, блокирующую возможности долгосрочного экономического роста (Мау, Яновский и др., 2003; Яновский, Затковецкий и др., 2005). Риски и угрозы человеческой жизни и свободе подрывают любые гарантии неприкосновенности частной собственности. Без последних, как признают практически все экономисты, устойчивый долгосрочный экономический рост невозможен.

Казалось бы, справиться с террористами легче, чем с защитниками «окружающей среды», «здоровья граждан» или «отечественного товаропроизводителя» внутри страны, потому что, в теории (увы, далеко не всегда на практике!), террористов можно физически уничтожать или лишать свободы. Однако терроризм уже многие десятилетия продолжает оставаться серьезнейшей угрозой. В Главе 5 мы анализируем стимулы, возникающие у политических лидеров, журналистов, генералов и избирателей богатых демократических стран, по защите своей страны от внешней угрозы или отказу от защиты.

Силовые (технические) возможности большинства старых демократий по борьбе с террором блокированы усилиями групп, заинтересованных в уплате дани «бродячим бандитам», а не в борьбе с террором. Мы обнаруживаем, что реакции всех игроков – лидеров террористов, политических лидеров демократических стран, журналистов, военных и избирателей вполне рациональны при текущем состоянии институтов. Во многих странах с молодой демократией нереформированность и коррумпированность Смысл которого для бандитов – сигнализировать о своей силе и обеспечить дальнейшие успехи: усилить власть над контролируемым, лояльным населением, запугать пока неподконтрольное.

 армии и правоохранительных органов препятствуют эффективному подавлению террористических группировок. Последние сами, без благоприятной для них конъюнктуры в развитых странах, отнюдь не представляют какой-то особенно серьезной угрозы нормальному развитию. В том числе экономическому.

Очевидно, что такое состояние политических, в частности, институтов, которое создает стимулы у значительных общественных групп капитулировать перед иноземными «бродячими бандитами», не может быть признано удовлетворительным и нуждается в реформировании. Немаловажной составляющей кризиса, приводящего к неспособности поставлять «чистые общественные блага», является кризис морали. В частности, попытка формулировать такие новые нормы, которые относят лидеров террористов к привилегированному меньшинству, подлежащему защите. Такого рода нормы активно продвигают и используют группы интересов и «левые политики».

В дальнейшем, в главах, посвященных связи делового климата, идеологии и морали, истоков кризиса демократического государства и института всеобщего избирательного права, мы снова вернемся к теме неспособности современного государства поставлять «чистые общественные блага».

К Главе 6 – Эффективность и качество институтов финансовых рынков М. Олсон (Olson, 2000) отмечал, что страны с наилучшим образом защищенной собственностью и эффективными институтами управления имеют наиболее очевидные преимущества при обеспечении сложных, с большим числом участников и продолжительных транзакций. Не случайно финансовый сектор «несоразмерно» высоко развит в странах со старыми и зарекомендовавшими себя в глазах собственников институтами.

В современных эмпирических исследованиях отмечается, что страны с более развитыми институтами обладают большей устойчивостью к внешним шокам. Д. Родрик (Rodrik, 1999) продемонстрировал этот эффект в исследовании связи между качеством институтов и успешностью преодоления странами последствий «нефтяного шока» 1970-х годов. Согласно его результатам, наиболее успешно противостоять шоку и реализовать эффективную антикризисную стратегию удалось странам с эффективными институтами и сплоченными обществами. И, наоборот, неразвитые институты и наличие внутренних социальных конфликтов осложняли преодоление экономического кризиса.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.