WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Глава 5 посвящена вызовам политического насилия, стимулам такого насилия (террора) и возможным стратегиям блокирования и слома таких стимулов.

Среди детонаторов социальной напряженности, угрожающих порой разрушением или существенным ослаблением институтов частной собственности, нельзя не выделить финансовые кризисы с разорениями банков, инвестиционных фондов и т.п., потерей сбережений миллионами агентов (включая тех, кто не делал рискованных вложений). В Главе 6 анализируются институты финансового рынка и их связи с экономическим ростом. Следует оговориться, что в общем случае такие шоки не обязательно имеют внешнее происхождение, в особенности для больших экономик.

В Главе 7 рассматриваются ситуации, при которых демократическое государство становится экономически независимым от избирателя и потому теряет стимулы защищать его. В Главе 8 проанализированы проблемы, связанные с адаптацией мигрантов, с акцентом на стимулах новых граждан демократических стран принимать, поддерживать эффективные институты правовых демократий или подрывать и коррумпировать их.

Третий раздел посвящен некоторым возможным следствиям кризисных явлений, рассмотренных во втором разделе, а также кризису института семьи.

Раздел начинается с важного странового наблюдения – модернизации Китая и ее перспектив, динамики делового климата и надежности долгосрочных его гарантий в этой стране. В Главе 9 показана принципиальная неустойчивость институтов авторитаризма и их ограниченная эффективность во всем, кроме обеспечения кратко- и среднесрочной политической стабильности.

Анализ идеологических вызовов тоталитаризма начала XXI в. показывает, как новые идеологии (феминизм, мультикультурализм и т.п.) влияют на институты, благодаря которым западный мир стал богатым и свободным (Глава 10).

Глава 11 посвящена анализу феномена ограниченной («закрытой») демократии, т.е.

демократии со значительно ослабленной политической конкуренцией, при которой избиратель может выражать недовольство властью, но бессилен заставить власть отказаться от ее политики (поменять власть на выборах). В ней показано, что ослабление политической конкуренции связано с ослаблением конкуренции на медиарынке. В частности, подтверждается предположение, высказанное в Главе 2, о преимуществе  конкурирующих частных СМИ над паллиативом обеспечения свободы слова посредством создания «общественных» теле- и радиоканалов.

В главе 12 данного раздела рассматривается кризис института семьи как одного из главных объектов атаки этатистских групп (во главе с «левыми» политиками) современного Запада и их союзников в других странах. Здесь показано, как кризис семьи подрывает возможность воспроизводства спроса на институты правовой демократии и поддержания доверия в экономике.

Четвертый раздел призван обосновать рекомендации преодоления кризисов и укрепления институтов, обеспечивших современный экономический рост. Эти рекомендации нацелены на предотвращение, насколько это возможно, новых угроз и вызовов устойчивости упомянутых институтов.

Глава 13 анализирует роль «неформальных» институтов и прежде всего морали. В этой главе на исторических примерах показана роль морали в поддержании основных институтов капитализма. Здесь рассматриваются актуальные примеры сообществ, поддерживающих внутри себя нормы библейской морали и обеспечивающих такой уровень доверия, который дает важное преимущество лицам, придерживающимся определенных моральных норм и сигнализирующим об этом.

Стимулы избирателя вести себя ответственно и ограничивать безответственную экспансию государства связаны с фундаментальным выбором между демократией всеобщего избирательного права и демократией налогоплательщика. Глава 14 показывает, какие стимулы возникают в обоих случаях. В главе показано, что фундаментальное, конституционное ограничение функций государства поставкой «чистых общественных благ» является важным направлением защиты институтов капитализма.

Основные выводы и рекомендации повторяются в заключении. Здесь подчеркивается взаимосвязь предлагаемых рекомендаций и важность пакета мер, предотвращающих блокирование преобразований.

К Главе 1 – Отсутствующее государство: провалы правовой системы, зависимые и коррумпированные суды, полиция и спецслужбы Глава 1 посвящена провалам государства с переходной экономикой и слабой демократической традицией при поставке «чистых общественных благ», к каковым относят оборону, безопасность и правосудие. Иными словами, тема этой главы – институты, создающие (или не создающие) саму возможность существования реальной, а не только номинальной частной собственности, т.е. существования таких гарантий  частной собственности, которые начинаются с самого частного собственника, распространяются на его достоинство и имущество. Гарантий, при которых у частного собственника нет необходимости «прижиматься» к государству и соответственно открывается возможность для четкого определения границ собственности.

В Приложении 1 предпринята попытка оценить по статистике ВВП начиная с 1820 г.

влияние таких гарантий на экономический рост. Государство, власть которого ограничена независимым судом (наличие/отсутствие учитывается как логическая переменная) и может проигрывать в нем дела, лучше защищает права собственника. На исторически продолжительных интервалах этот фактор обеспечивает стабильность темпов роста, что отличает рывки вдогонку, совершаемые под руководством государства и приводящие сначала к заметному ускорению развития, а затем к тяжелому и продолжительному кризису, «съедающему» все достижения. Так, подушевое ВВП России на исторически длительном интервале не приближается к странам-лидерам. Отношение ВВП России к аналогичному показателю Великобритании в 1820 г. превышало 40% (по паритету покупательной способности – см. табл. 1). В дальнейшем, несмотря на все отчаянные попытки и невероятно высокую цену индустриализации, отставание на 186-летнем интервале не сократилось. Аналогична ситуация и для Китая.

Таблица Отношение ВВП России и Китая к ВВП стран-лидеров (в %, по паритету покупательной способности) 1820 (Великобритания) 1900 (США) 1913 (США) 2006 (США) Россия 40,5 30,2 28,1 22,Китай 35,3 13,3 10,4 19,Источник: Мэддисон, 2009 http://www.ggdc.net/maddison/Historical_Statistics/horizontal-file_09-2008.xls.  В известном смысле, само современное представление о полноценной частной собственности включает предпосылку о неприкосновенности собственника. Без нее отличие формального титула собственности от средневекового «условного держания» становится малозаметным.

Такая неприкосновенность обеспечивается поставкой государством трех классических «чистых общественных благ»:

оборона (защита собственника от внешней агрессии), безопасность, правосудие (защита собственника от произвола и насилия внутри страны).

 Создание и поддержание боеспособной армии, некоррумпированной полиции и независимого, подчиненного только закону суда являются задачами первостепенной важности при проведении реформ. Их вклад в саму возможность стабильного долгосрочного экономического роста трудно переоценить.

К сожалению, качество судебной системы и правоохранительных органов в России остается удручающе низким. И это несмотря на целый ряд попыток реформ и на отдельные несомненные достижения. В первой половине 1990-х годов, в том числе в короткий период «окна возможностей», основное внимание реформаторов было приковано к экономическим реформам – финансовой стабилизации и приватизации, т.е. к проблемам, угрожавшим немедленным взрывом или (как в случае с приватизацией) имевшим какие-то варианты решений, апробированных постсоциалистическими странами, приступившими к реформированию раньше.

В международном экспертном сообществе понимание важности реформ судебной системы и правоохранительных органов пришло существенно позднее. Ярким примером является А. Шляйфер и его коллеги – авторы серии признанных работ в сфере экономического значения судебных институтов. Большинство этих работ приходится на конец 1990-х – начало 2000-х годов и не имеет почти никакого отношения к России и к ее опыту, несмотря на работу самого А. Шляйфера в России в качестве советника.

Между тем, значимые и прочные достижения в создании благоприятного делового климата оказываются невозможны без создания независимого суда и некоррумпированной полиции, т.е. без проведения реформ, основанных на использовании доказавшего эффективность опыта, как отечественного, так и других стран. В Главе 1 обосновывается выбор набора институтов, как судебных, так и правоохранительных, на основе институтов стран обычного права. Тем более что часть из них была впервые заимствована еще в ходе реформ Александра II и успешно работала в России в течение десятилетий.

При проведении таких реформ необходимо быть готовым к подавлению окрепших за последние 15–20 лет групп специальных интересов. Проблемы, связанные с деятельностью таких групп, а также политические риски при проведении реформ рассмотрены далее в Главах 2–4.

К Главе 2 – Кривое зеркало Могут ли отсутствие свободы слова, монополизированный медиарынок и политизированное образование воспрепятствовать экономическому росту По всей  видимости, да и весьма существенно. Управляемые или даже пристрастные СМИ и превращенное в канал пропаганды образование не только наносят урон воспроизводству качественного человеческого капитала. Они ослабляют гарантии неприкосновенности личности, без которых, как мы показали в Главе 1, невозможно надежно защитить частную собственность.

Государственные, «общественные» либо просто зарегулированные государством СМИ вместо системы конкурирующих источников информации превращаются в систему навязывания зрителю системы патерналистских взглядов (описанных нами во Введении как присущих идеальному «левому политику»). Государственная школа и политизированные профсоюзы учителей (это проблема развитых стран, но вполне следует ожидать, что и в России вслед за агрессивными профсоюзами на крупных предприятиях могут создаваться их аналоги и в системе образования) снимают с учителя ответственность за образование как таковое. Зато возлагают на учителя обязанность подвергать учеников идеологической индоктринации того же идеологического направления под видом «социализации».

Разрушение конкурентного медиарынка ослабляет демократические институты и принципы, что размывает политическую конкуренцию и разделение властей. Ослабление политической конкуренции и разделения властей22, в свою очередь, ведет к ослаблению гарантий частной собственности. Последствия слабости таких гарантий описаны выше и в Приложении 1.

Кроме того, несовершенный медиарынок не обеспечивает прозрачности как государственных, так и частных учреждений и организаций, а потому ведет к снижению уровня доверия рыночных агентов друг к другу, переоценке в сторону повышения рисков сделок, следовательно, к отказу от значительной части потенциально прибыльных сделок.

Отставание стран ЕС по темпам роста от США в последние десятилетия отчасти объясняется именно худшим качеством медиарынка, а не только более изощренным регулированием и тяжелым налоговым прессом. В ряде исследований и на примере России показано, что существует заметная положительная корреляция экономического роста на региональном уровне и наличия свободных СМИ в регионе23.

Во многих молодых демократиях относительно слабой является судебная власть. В некоторых из старых, напротив, она открыто стремится к гегемонии при поддержке доминирующих медиахолдингов – холдингов, чье доминирование строится либо на принудительном финансировании («общественные» СМИ Европы и Канады), либо на ограничении конкуренции на медиарынке в пользу группы телеканалов (США).

В. Мау, К. Яновский, С. Жаворонков и др. Политические и правовые источники инвестиционных рисков в российских регионах (ИЭПП, CEPRA, 2002). Анализ не включал в себя регионы со столичной рентой  Искажение функций школы ведет, кроме описанных эффектов размывания демократии, к очевидному снижению качества рабочей силы. Соответственно – к отказу от части проектов в силу нехватки специалистов должной квалификации (что то же самое – «завышенной» по сравнению с нормальной ситуацией ценой на услуги соответствующих специалистов). Безусловное лидерство США в науке и технике, в динамике и объемах продаж интеллектуальной собственности, по всей видимости, может быть в значительной мере объяснено преимуществами медиарынка этой страны.

К Главе 3 – Проблемы спроса на институты: как удержать открытым окно возможностей Недостаточно иметь хорошо продуманную программу экономических реформ. При минимальной политической поддержке можно быстро либерализовать цены. При формировании сбалансированного бюджета требования к уровню и продолжительности политической поддержки реформаторов значительно выше. Для проведения комплекса мер, не сводящегося к финансовой стабилизации, для строительства институтов, дающих возможность защитить частную собственность, требуется долговременная и относительно стабильная политическая поддержка. При демократии – своя надежная электоральная опора, база реформ. Глава 3 посвящена анализу последствий провалов в поиске политической поддержки, в формировании электоральной базы и тому, что можно попытаться сделать для «расширения окна политических возможностей» при проведении реформ.

Неудачи многих попыток преобразования в странах с переходной экономикой и в некоторых странах «закрытой ("полуторапартийной") демократии» по строительству нормального, дееспособного24 государства имеют среди прочих относительно простое политико-экономическое объяснение.

Попытки частичных и ограниченных реформ легко блокируются теми, кто контролирует судебную систему, правоохранительные органы и медиарынок, а также крупные государственные компании, становящиеся донорами антиреформаторских коалиций. Даже уникальный лидер с выдающимися волевыми качествами не способен (Москва, Санкт-Петербург) или сверхвысокой долей сырьевой ренты (Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий округа).

Критерием «нормальности» и дееспособности является выполнение основных функций – обеспечения безопасности граждан-налогоплательщиков, нанимающих государственных служащих для решения, прежде всего, этой задачи. В экономической терминологии – государство должно обеспечить поставку гражданам «чистых общественных благ» (public goods) – оборона, безопасность и правовой порядок по разумной цене (т.е. при умеренных налогах и сбалансированном бюджете).

 продлить свой мандат, регулярно терпя неудачи25 и испытывая давление судебной системы и полиции. Обычный лидер, преследующий вполне легальный интерес, чтобы продлить свой мандат еще на 1–2 срока, вынужден будет искать компромиссы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.