WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |

Еще более проблематичным для банков было то, что их обязательства, деноминированные в иностранной валюте, резко возросли после девальвации. Таким образом, баланс банков подвергся сжатию как со стороны активов, так и обязательств – стоимость активов падала, тогда как стоимость обязательств возрастала. Если же банки предоставляют долларовые кредиты, то они, таким образом, просто конвертируют рыночный риск в кредитный и возникает риск дефолта со стороны заемщиков банка.

Кроме того, долги, деноминированные в долларах, были краткосрочные, так что возникла проблема их скорого возврата. При таких обстоятельствах банковские системы подверглись панике и коллапсу в отсутствии официальной поддержки извне. В некоторых случаях МВФ желал помочь правительствам СФР защитить депозиты и избежать банковской паники. Однако, учитывая потерю банковского капитала и необходимость со стороны правительства провести интервенцию, чтобы поддержать банки (даже с помощью МВФ), кредитные ресурсы банков резко сжались. Банки теряют свою способность играть роль финансовых посредников. Экономическая активность снижается.

Вставка 3.3. «Чаболи» из Южной Кореи ответственны за финансовый кризис Очень показательный пример того, как интересы всесильного бизнеса извратили процесс финансовой либерализации/глобализации показала Южная Корея. «Чаболи» —огромные конгломераты, которые доминируют в экономике Кореи (продажи первых пяти «чаболей» составляют порядка 50% от ВВП) — имеют политическую силу и оказывают значительное влияние на правящую партию. В 1990-е годы у них были проблемы с ликвидностью. С 1993г. по 1996г. рентабельность активов для 30 крупных «чаболей» не превышала и 3% (по сравнению с американскими корпорациями, у которых эта рентабельность составляла 15-20%.). А накануне кризиса в 1996г. норма прибыли от активов упала до 0.2%. С такой прибыльностью и значительным левереджем любой банкир не стал бы кредитовать эти конгломераты, если бы не получил определенных гарантий от правительства. Но поскольку банки были уверены, что правительства компенсируют потери в случае дефолта, они продолжали кредитовать «чаболи» (так называемые «вечнозеленые» займы). Причем это касалось самых больших и старых банков Кореи, таких, как Korea First, Seoul, Hanil and Commercial Bank of Korea. Естественно, что они испытали сильный удар во время кризиса 1997г. и были взяты на поруки правительством.

Даже при том, что «чаболи» имели хорошее финансирование от коммерческих банков, этого было не достаточно, чтобы утолить их возросший аппетит. Их рост нуждался в массированном финансировании. Даже баснословные сбережения (а их уровень в Южной Корее превышал 30%), не могли обеспечить необходимую экспансию корпораций. Поэтому они обратили взор на зарубежные рынки.

Чтобы получить доступ к средствам, необходимым для их роста, «чаболи» требовали от правительства получение доступа к иностранному капиталу. В 1993г. правительство Кореи обеспечило такую возможность: оно разрешило привлекать из-за рубежа неограниченные краткосрочные займы, но оставила ограничения на долгосрочные займы как способ управлять потоками капитала в страну. Но это было ошибкой, поскольку усилило хрупкость развивающейся экономики: краткосрочный капитал улетучивается чрезвычайно быстро, если существует хоть малейшее предчувствие кризиса. Но в этой политике был свой смысл, поскольку «чаболи» нуждались в деньгах, а краткосрочные кредиты, полученные из-за рубежа, стоили достаточно дешево. Сохраняя ограничения на долгосрочные заимствования, правительство Кореи провозглашало, что оно выступает за постепенный допуск иностранного капитала.

| Банк Кореи, который был регулятором коммерческих банков и был относительно независим от правительства, не позволял «чаболям» иметь в своей структуре коммерческие банки, которые полностью бы финансировали их займы, в которых они нуждались. Но у них был другой канал — торговые банки, которые не достаточно контролируются регулятором. Они представляют тип оптовых финансовых институтов, которые занимаются андеррайтингом, лизингом и краткосрочным кредитованием корпораций. Они обладают фондами для этих займов, выпуская бонды и коммерческие бумаги и привлекая еврокредиты. Торговым банкам было позволено не только заимствовать за границей, но они были фактически вне контроля. «Чаболи» использовали эти возможности. Они заставили правительство разрешить многим финансовым компаниям (некоторые из которых принадлежали «чаболям») и которые не имели доступа к заграничным рынкам, преобразоваться в торговые банки, которые такой доступ имели. В 1990 г. было всего только 6 торговых банков (все они были аффелированны с иностранным капиталом), но уже к 1997 было 30 таких банков, 16 из которых находились в собственности «чаболей».

Источник: Hahm, Joon-Ho. “The Government, the Chaebol and Financial Institutions Before the Economic Crisis,” in Stephan Haggard, Wonhyuk Lim and Euysung Kim, eds., Economic Crisis and Corporate Restructuring in Korea (Cambridge University Press: Cambridge, UK), 2003, pp. 79-101.

3.3. Риск инфекции в условиях открытой экономики Мы рассмотрели шоки финансовой системы, которые происходят в результате действий или событий внутри страны. Однако не все финансовые кризисы имеют «местное» происхождение: кризис из одной страны может распространиться на другую.

Этот процесс называется инфекцией.

Исследования по инфекции кризисов показали, что особенно опасным является ситуация, когда после большой волны притоков капитала они внезапно прекращаются.

Тогда неизбежен кризис, который не ожидался [17]. В 1997 г. финансовый кризис в Восточной Азии первоначально начался в Таиланде (тайский бат был девальвирован в июле). Участники финансового рынка признали, что в финансовом секторе этой страны не все было благополучно и свои ожидания распространили на другие страны Восточной Азии. После чего последовала спекулятивная атака на валюты в других странах этого региона. Восточно-азиатский финансовый кризис имеет внутреннее происхождение, но время его начала находилось под влиянием инфекции, пришедшей из Таиланда.

В Южной Корее, Малайзии, Филиппинах, Индонезии наблюдался кредитный бум, и уязвимость их банковских систем возрастала. Наплыв предложений на продажу валюты был настолько большим, что их валюты также рухнули. Хотя спекулятивное давление на эти валюты было спровоцировано успешной спекулятивной атакой на тайский бат, но причины у всех кризисов все-таки были общие — все страны имели схожие проблемы в своем банковском секторе. Хотя спекулятивные атаки предпринимались также в Сингапуре, Гонконге, Тайване, но эти страны были способны справиться с атаками, поскольку сильное пруденциальное регулирование защитило их банковские системы. Их правительства успешно защитили свои валюты от девальвации и не допустили финансового кризиса.

Финансовая глобализация может играть важную роль, поощряя развитие институтов, а финансовые рынки могут эффективно выполнять свою важнейшую функцию — доставлять капитал тем, кто его более эффективно использует — как ключ к экономическому росту и сокращению бедности. Но та же самая глобализация может идти не должным образом, если она плохо управляется. Поскольку страны, открывая свои рынки иностранному капиталу, затем проходят полосу финансовых кризисов, становится ясным, почему нет вразумительного объяснения, почему финансовая глобализация не всегда приводит к росту.

Искажения финансовой глобализации вызывают негативную реакцию и число её противников растет. Это наблюдалось в Аргентине, где поддержка глобализации ослабла после финансового кризиса. Именно неправильная политика является причиной того, что | финансовое развитие тормозится и часто случаются финансовые кризисы. Вместо того, чтобы выступать против финансовой глобализации, необходимо создать условия для экономического роста, проводя соответствующую политику.

Какие факторы повышают уязвимость РС к финансовым кризисам Риск прекращения притока капитала или его отток представляет реальную угрозу, поскольку многие эти страны сильно зависят от внешних займов или портфельных инвестиций. Эти потоки капитала чувствительны не только к внутренним условиям в странах-реципиентах, но и к макроэкономическим условиям в развитых странах. Например, Mody and Taylor (2002), используя эконометрическую модель нарушения равновесия, обнаружили случаи “краха международного рынка капитала”— когда потоки капитала в СФР сократились вследствие изменения условий в развитых странах. Эти финансовые связи между Севером и Югом представляют еще один канал, через который различные макроэкономические шоки распространяются на СФР.

Макроэкономические условия в развитых странах, включая стадии бизнес- циклов и уровни процентных ставок, по разному влияют на различные типы потоков капитала в СФР. Reinhart and Reinhart (2001) подтвердили, что чистые притоки ПЗИ в СФР сильно положительно коррелируют с бизес-циклом в США, а банковские займы– отрицательно.

Edison and Warnock (2001) обнаружили, что портфельные потоки из США в основные СФР негативно коррелируют как с процентными ставками, так и темпами роста производства в США. Особенно это подтверждается на примере стран Латинской Америки и, в меньшей степени, – на примере стран Азии. Таким образом, приток капитала (особенно в БФО- экономики) очень уязвим к изменениям в экономике развитых стран.

Растущая корреляция финансовых рынков между разными группами стран также указывает на риск возникновения финансовых «пузырей» (как это было в конце 1990-х годов). Это особенно касается неразвитых фондовых рынков некоторых СФР. Конечно, трудно сказать окончательно произошло бы это явление в отсутствии финансовой глобализации, поскольку либерализация фондового рынка в этих странах шла наравне со снятием ограничений на движение капитала.

Растущая глубина фондового рынка в СФР могла бы уменьшить эти риски и смягчить удары от различных шоков. Dellas and Hess (2002) обнаружили, что чем выше степень финансового развития, тем более устойчивы фондовые рынки к внешним потрясениям.

Трансмиссия через финансовые каналы происходит намного сильнее как по скорости, так и по степени воздействия, чем через торговлю. Растущие финансовые связи могут породить инфекцию. Этот эффект становится более значимым, когда финансовые связи растут и инвесторы в поисках путей для диверсификации своих вложений размещают средства за границей, а благодаря понижению информационных и транзакционных издержек получают доступ к более широким инвестиционным возможностям.

Как известно, в литературе определяют два типа инфекции — в основе которой лежат фундаментальные факторы и так называемая «чистая» инфекция. Первая относится к распространению шоков через национальные границы посредством реальных финансовых связей. Другими словами, при наличии слабого фундамента экономика может быть втянута в кризис вследствие переоценки инвесторами риска в этой стране или пересмотра структуры портфеля под влиянием кризиса в другой стране. Аналогично, банковские займы могут привести к такой инфекции, когда кризис в одной стране, по отношению к которой банк имеет значительные требования, вынуждает его пересмотреть свои позиции в отношении займов другим странам.

Банковский канал трансмиссии, рассмотренный в работах Van Rijckeghem и Weder (2000), Kaminsky и Reinhart (2001), может быть особенно мощным, поскольку значительная часть таких займов представлена в форме краткосрочных займов. Хотя инфекция, в основе которой лежали фундаментальные факторы, была в основном | распространена на региональном уровне, российский кризис продемонстрировал её более широкое распространение [Kaminsky and Reinhart 2002].

С другой стороны, чистая инфекция, представляет еще один вид риска и она не обусловлена влиянием внутренней политики в краткосрочном периоде. Резкие колебания потоков капитала, очевидно, не связаны с изменениями фундаментальных условий..

Поведение инвесторов (которое часто характеризуется как «стадное» или импульсивная торговля) трудно объяснить при наличии полной и общедоступной информации.

Информационная асимметрия, что особенно характерно для СФР, играет важную роль в происхождении этого феномена. Соответствующая литература утверждает, что «чистая» инфекция может отражать перемену настроения инвесторов («аппетита» к риску), но это довольно трудно отделить от других типов рисков [Kumar and Persaud, 2001].

Эффект «заражения» в результате кризисов был более значительным и сложным, чем это случалось ранее. Частично эта инфекция была вызвана внешними шоками и явилась результатом внутренних слабостей и макроэкономических связей. Но финансовые связи стали гораздо более сильными и сложными, чем ранее, и они прогрессировали с той скоростью, с которой шоки отражались в ценах на активы. Кроме того, решения со стороны маркет-мейкеров и ведущих глобальных игроков, включая тех, которые действуют с высоким левереджем, часто играли ключевую роль в краткосрочных движениях цен на активы. Напротив, роль традиционных фундаментальных факторов при этом оказывалась подчас весьма скромной.

Общий вывод из анализа всех фактов, предшествовавших кризису в различных регионах мира и последующего бегства капитала, состоит в следующем. Страны, допустившие значительные отклонения валютного курса от его долгосрочного равновесия, как правило, привлекают краткосрочный капитал и обычно устанавливают высокие процентные ставки с целью защиты валюты. Когда на горизонте собираются тучи и инвесторы оценивают такую политику как неустойчивую, острой проблемой становится «бегство капитала» (как это было в случае мексиканского кризиса 1994 г.).

Кризис выявил риски устойчивости потоков, возникающих вследствие хрупких финансовых систем в странах-реципиентах, включая высокий уровень краткосрочного долга, нехеджированных обязательств в иностранной валюте и высокого левереджа корпоративного сектора. Сейчас существует осознание того, что неявные государственные гарантии, недостаток прозрачности и неадекватная законодательная основа не содействуют притокам капитала и принятию решений по инвестициям.

Соответственно, рынки капитала стали более настороженно относиться к огромным дефицитам текущих балансов, связанных с колебаниями притоков капитала.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.