WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 86 | 87 || 89 | 90 |   ...   | 113 |

Третье – риск того, что при приватизации собственности крупных компаний сохранится или даже «национализируется» контроль над их управлением. Это может проявляться как напрямую, через «приглашение» представителей государственных органов власти различных уровней к участию в советах директоров, так и опосредованно, например, через представительство подконтрольных государству структур, в частности финансовых, в советах директоров. Главная проблема в этом случае – еще большая непрозрачность публичных интересов в отношении таких компаний, появление еще большего количества предпосылок для подмены общественных интересов узкоспециальными (как ведомственными, так и частными) по сравнению с вариантом прямого участия государства в капитале.

Четвертое – риск расширения государственных и квазигосударственных структур в ходе приватизации на основе внесения государственного имущества в уставные капиталы открытых акционерных обществ.

Заметим, что внешне это будет выглядеть как приватизация государственного имущества, сокращение перечня стратегических предприятий и обществ, уменьшение количества объектов государственной собственности, но реально может привести к усилению прямого участия государства в управлении экономической деятельностью в отдельных секторах вследствие расширения масштабов и областей деятельности оставшихся компаний с государственным участием.

Хотя законом о приватизации установлен запрет на участие в приватизации в качестве покупателей государственного имущества юридических лиц, доля государства в уставном капитале которых превышает 25%, однако это ограничение не распространяется на такой вид приватизации, как внесение государственного имущества в качестве вклада в уставные капиталы ОАО. Кроме того, механизмы отчуждения государственных активов по решению правительства РФ и передачи имущества государственным корпорациям не подпадают под действие приватизационного законодательства, поэтому данное ограничение не распространяется на них.

Действия властей в данной сфере довольно противоречивы. С одной стороны, нормативно облегчаются условия создания и расширения интегрированных структур гос РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы сектора на основе внесения в качестве вклада федерального имущества в уставные капиталы открытых акционерных обществ, при этом необходимость проведения и завершения интеграционных процессов используется в качестве основания для откладывания приватизации отдельных крупных компаний на длительный срок.

С другой стороны, предпринимаются усилия по выводу непрофильных активов из госкомпаний, ограничению их способностей к расширению. Так, обсуждается необходимость продажи крупнейшими государственным компаниями («Газпром», РЖД, «Ростехнологии» и т.д.) непрофильных активов1. Предполагается, что в 2010 г. компании подготовят планы продажи таких активов2, а с 2011 г. начнут их реализацию3. В дополнение к этому рассматривается возможность ограничения права государственных компаний создавать дочерние структуры (путем внесения соответствующих норм в их уставы).

По нашему мнению, в ряде случаев завершение процессов формирования крупных интегрированных структур является важным элементом повышения их эффективности, однако при этом важно изначально устанавливать четкие ориентиры по срокам и пределам последующего разгосударствления таких интегрированных структур.

Пятое – риск ограниченного привлечения частных ресурсов, сокращения «горизонта планирования» со стороны новых собственников и менеджеров и использования в приватизации государственных ресурсов, госбанков, включая ранее выделенных в ходе проведения антикризисных мероприятий.

В условиях ограниченности частных ресурсов у потенциальных инвесторов «ближнего круга» вероятным представляется административное подключение крупных государственных банков для поддержки соответствующих сделок. При таком развитии событий существенно ограничивается интерес новых собственников к развитию приватизированного бизнеса, определению четких условий его деятельности, при этом ими в основном реализуются операторские функции по принципу «поведение в соответствии с неформальными ограничениями и требованиями в обмен на дополнительную государственную поддержку». Как следствие, возможно расширение круга крупных, формально частных компаний, которые тем не менее будут восприниматься как нуждающиеся в безусловной государственной помощи и постоянной опеке4.

Шестое – риск возникновения на уровне власти конкуренции различных подходов к приватизации и расширения условий для «теневой» борьбы интересов.

Можно предположить, что одна часть представителей государства (политической элиты) сосредоточится на использовании приватизации для структурной перестройки экономики, другая – на увеличении бюджетных доходов от приватизации, а третья – на расширении возможностей для контролируемых государством компаний для упрощения возможностей прямого государственного воздействия на отдельные сектора. Соперничество этих групп может привести к формированию плохо нормативно урегулиПодобного рода действия формально не являются приватизацией, поскольку активы государственных компаний (кроме унитарных предприятий) не принадлежат государству.

По имеющейся информации, открытое акционерное общество «Российские железные дороги» уже подготовило и представило на согласование заинтересованным ведомствам такого рода план. (См., например: Товкайло М., Непомнящий А. Отдадут в одни руки// Ведомости от 3 марта 2010 г.) Зыкова Т. Госпродажа. Российская газета от 29 июля 2010 г.

Яркой иллюстрацией четвертого и пятого типа рисков является продажа без конкурса близкого к контрольному пакета Банка Москвы ВТБ в феврале 2011 г.

Раздел Институциональные проблемы рованных компромиссов, которые расширяют возможности принятия индивидуальных решений. Тем самым борьба групп с различными взглядами на роль приватизации может оказаться еще более непрозрачной.

Весьма существенным также представляется риск чрезмерной «фискализации» приватизации, чрезмерной ее подчиненности краткосрочным интересам обеспечения поступлений в бюджет, в результате чего более важные на долгосрочном «горизонте» задачи приватизации (структурные преобразования, стимулирование развития предприятий и отраслей) неизбежно отойдут на второй план.

Идеология новой приватизации: «структурный» и «бюджетный» подходы Масштабность планов приватизации на среднесрочную перспективу делает принципиально важным выбор основной «идеологемы» данного процесса. Анализ совокупности ключевых событий, так или иначе связанных с формированием государственной политики в сфере приватизации, позволяет выделить два системных приоритета:

1) «структурный» – использование приватизации в качестве инструмента сокращения прямого участия государства в экономике, структурных преобразований в секторах, развития конкуренции, стимулирования развития компаний, привлечения стратегических инвесторов;

2) «бюджетный» – использование приватизации для расширения дополнительных доходов бюджета, сокращение госсектора как «потребителя» государственных ресурсов.

Строго говоря, выделенные приоритеты не являются полностью «антагонистичными», каждый их них имеет свои преимущества и недостатки с позиций развития российской экономики, в «разрезе» раннее рассмотренных возможных рисков.

В рамках первого, «структурного» приоритета ключевое значение имеют соображения целесообразности нахождения тех или иных компаний в государственном либо частном секторе с позиций развития самих компаний, а также соответствующих отраслей и рынков. Данный приоритет предъявляет жесткие требования к составу приватизируемых компаний, величине выставляемых на продажу пакетов акций, их приобретателям и особенно – к дальнейшим их действиям в отношении приватизированных компаний. В рамках этого подхода необходимы тщательная селекция возможных приобретателей, преимущественная ориентация на продажу компаний стратегическим инвесторам, заинтересованным в их долгосрочном развитии; возможно предъявление покупателям требований, связанных с функционированием и развитием приватизируемых компаний.

Данный приоритет ориентирован на среднесрочную перспективу, сочетается с созданием условий для развития приватизируемых компаний, их реформированием, существенным снижением доли государства в экономике. Однако его реализация может сочетаться с существенными рисками, связанными с недостаточной прозрачностью процессов продажи имущества стратегическим инвесторам, нечеткостью взаимных обязательств государства и покупателей, неясностью механизмов обеспечения выполнения таких обязательств. В перспективе опять может сложиться впечатление о «дешевой» приватизации и о невыполненных обязательствах.

Второй, «бюджетный» приоритет предусматривает максимизацию бюджетных доходов от продаж федерального имущества, причем в достаточно короткие сроки. При его реализации выбор приватизируемых компаний определяется прежде всего их ры РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы ночной стоимостью. Ключевое значение имеет точность оценки активов, а также выбор «удачного момента» приватизации, для чего необходимо тщательно отслеживать рыночную конъюнктуру и прогнозировать ее развитие, поэтому к проведению продаж целесообразно привлекать специализированные организации. В то же время предъявление каких-либо требований к покупателям имущества (кроме своевременного исполнения своих обязательств по оплате приватизируемых активов) в этом случае нерационально, поскольку ограничение круга потенциальных приобретателей способно снизить поступления в бюджет. По этой же причине нецелесообразным в рамках данного приоритета становится и определение каких-либо условий (особенно инвестиционного характера), касающихся дальнейших действий покупателя в отношении приватизируемого имущества.

В целом данный приоритет органически предполагает открытость приватизации, привлечение широкого круга потенциальных покупателей, в том числе зарубежных, сокращение барьеров для участия в приватизации, существенное уменьшение масштабов «безденежной приватизации» (в частности, на основе внесения федерального имущества в качестве вкладов в уставные капиталы акционерных обществ). Этот же приоритет может оказаться значимым стимулом к запуску приватизационных процессов на уровне субъектов РФ. Однако для реализации этого же приоритета не столь важно, насколько реально сокращается уровень контроля со стороны государства за крупными компаниями (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), не столь значима приватизация множества небольших объектов государственного имущества. Данный приоритет носит больше краткосрочный характер, он плохо совместим с задачами реорганизации, санации крупных компаний, решение которых требует существенного времени, меньше связан с совершенствованием институциональных условий развития секторов и отраслей.

На уровне федеральных ведомств основным сторонником первого, «структурного» приоритета является Минэкономразвития России, а опорой для второго, «бюджетного», выступает Минфин России. Конечно, подобное разделение приоритетов «по ведомственному принципу» является условным: официальные лица, представляющие Минэкономразвития, неоднократно отмечали важность использования приватизации для пополнения бюджета1, тогда как чиновники Минфина временами упоминали приватизацию как инструмент развития бизнес-среды и привлечения частных инвестиций2.

В ходе формирования условий для «новой приватизации» значимость двух выделенных приоритетов существенно менялась. Если сначала (в конце 2009 г.) более значимым был «структурный» приоритет, то уже ко второй половине 2010 г. доминирующим в приватизации стал «бюджетный». Примечательно, что на данный подход был поддержан и представителями крупных бизнес-ассоциаций, которые рассматривали массо См., например: Редькина О. Правительство не отдаст «Роснефть». Infox.ru, 29 сентября 2009 г.

(http://www.infox.ru/business/finances/2009/09/29/Vlast_nye_otdast_R.phtml).

См., например: высказывания министра финансов А. Кудрина информационным агентствам по итогам заседания Российско-британского межправительственного комитета по торговле и инвестициям в Лондоне 5 ноября 2009 г. (http://www1.minfin.ru/ru/press/speech/index.phppg4=13&id4=8583).

Раздел Институциональные проблемы вую приватизацию государственных компаний в качестве альтернативы возможному повышению налогов как способу пополнения бюджета1.

Конечно, на практике в принятии решений по приватизации значимы и «структурный», и «бюджетный» приоритеты, однако компромиссы в борьбе двух идеологий пока достигаются ценой усиления нормативной неопределенности, повышения роли «волевых» решений и расширения малопрозрачной позиционной борьбы различных сторон.

По нашему мнению, при всей привлекательности «структурного» приоритета с позиций долгосрочного развития российской экономики для его практической успешной реализации наиболее значимым барьером станет отсутствие долгосрочных и прозрачных «правил игры» во взаимодействии государства и бизнеса. В этой связи более сбалансированным по преимуществам и рискам в краткосрочной перспективе представляется «бюджетный» подход.

Однако если будет обеспечен существенный прогресс в развитии институциональной среды, в гармонизации взаимодействия государства и бизнеса, то в среднесрочной перспективе появятся предпосылки для усиления структурной направленности приватизации. Заметим, что решение ряда принципиальных структурных задач в рамках приватизации (например, кардинальное сокращение масштабов госсектора, отказ государства от контроля на уровне отдельных крупных компаний) намечено на 2013–гг. и дальнейшую перспективу. В то же время важно нормативно установить возможности определения важнейших целей и задач приватизации, «судьбы» крупнейших компаний госсектора на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Основные выводы и рекомендации 1. В течение 2010 г. задача приватизации являлась одной из приоритетных в деятельности правительства РФ. В этот период была существенно расширена база для приватизации за счет как масштабного сокращения перечня стратегических предприятий и организаций, так и расширения прогнозного плана приватизации. При этом сокращение перечня стратегических предприятий и организаций в 2010 г. имело несколько иной характер, нежели в предыдущие годы: 1) формирование интегрированных структур не являлось основным «лейтмотивом» исключения организаций из перечня;

2) среди исключенных из перечня организаций заметно превалировали акционерные общества, причем в основной массе – с долей участия государства в капитале менее 50%; 3) значительная часть исключенных из перечня организаций связана с транспортом и соответствующей инфраструктурой.

Pages:     | 1 |   ...   | 86 | 87 || 89 | 90 |   ...   | 113 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.