WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 69 | 70 || 72 | 73 |   ...   | 113 |

http://mon.gov.ru/press/news/7876/ Распределение грантов по университетам свидетельствует о том, что наряду с относительно большим числом грантов, выделенных нескольким ведущим университетам, был также поддержан ряд проектов по созданию лабораторий в региональных вузах, не имеющих никаких статусов. В качестве примеров можно привести Пущинский государственный университет, Удмуртский государственный университет, Башкирский государственный университет. В группу вузов-лидеров вошли девять вузов, каждый из которых имеет какой-либо статус (особо ценного объекта; исследовательского или федерального университета): МГУ, СПбГУ, МФТИ, ГУ-ВШЭ, Сибирский федеральный университет, Новосибирский государственный университет, Нижегородский государственный университет, ЛИТМО, Томский политехнический университет.

После объявления итогов конкурса в научном сообществе развернулась дискуссия о том, насколько справедливым оказался выбор. Сам процесс экспертизы был хорошо организован – впервые примерно 2/3 экспертов, привлеченных к первичной оценке проектов, были ученые из-за рубежа1. По итогам экспертизы было отобрано 114 проектов-финалистов, из которых можно было выбрать 80 проектов. Наибольшие дискуссии вызвал тот факт, что Совет по грантам Правительства РФ, который принимал окончательное решение, выделил только 40 победителей без публичного объяснения причин такого выбора. Действительно, в ситуации, когда за один грант конкурируют 13 заявок (фактически получившийся уровень конкурса), выбор уже нельзя сделать только на основе результатов экспертизы. Это уже политический выбор, который оказался в пользу проектов, которые будут реализовываться под руководством представителей русскоязычной научной диаспоры.

Законодательные изменения, направленные на привлечение в страну высококвалифицированных специалистов Помимо грантовых программ, правительство предприняло и другие шаги, направленные на развитие взаимодействия с диаспорой, в частности, были введены нормы, облегчающие условия найма зарубежных специалистов для работы в России.

С 1 июля 2010 г. вступил в силу Федеральный закон от 19.05.2010 г. № 86-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"», согласно которому разрешение на работу иностранным гражданам, являющимся высококвалифицированными специалистами, теперь выдается сроком до 3 лет с возможностью его неоднократного продления. Им Согласно данным Министерства образования и науки РФ, из почти 1000 экспертов, оценивавших проекты, 600 – зарубежные ученые.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы также будет предоставлен налоговый режим резидента РФ, согласно чему налог на доходы физических лиц будет взиматься по ставке 13% (независимо от срока пребывания в России). При этом под высококвалифицированным специалистом понимается иностранный гражданин, имеющий опыт работы, навыки или достижения в конкретной области деятельности, если условия привлечения его к трудовой деятельности в РФ предполагают получение им заработной платы (вознаграждения) в размере 2 млн руб. и более за период, не превышающий одного года. Безусловно, новый закон будет полезным в первую очередь для тех иностранных граждан, которые получат гранты на создание лабораторий в вузах, а также для тех, кого планируется привлекать для участия в проектах «Сколково». Однако данный закон, как и многие вводимые в последнее время законодательные акты, не полностью совпадает с уже действующими законами и кодексами, а также содержит неоднозначные формулировки, приводящие к юридическим коллизиям. Проблемы с применением закона уже возникают, и самыми очевидными среди них стали следующие.

1. Размер заработной платы является единственным императивным критерием определения квалификации приглашаемого специалиста. В законодательствах ряда других стран, которые также регулируют привлечение квалифицированных кадров, обязательно наличие по крайней мере еще одного критерия – это либо стаж работы по специальности, либо диплом об образовании, по профилю которого нанимается специалист. Введение оценочных характеристик высококвалифицированного специалиста повышает престиж этой категории и ставит «фильтр» на пути найма тех, кто не является действительно высококвалифицированным работником.

2. Преференциальные режимы найма на работу и получения виз не распространяются на членов семей высококвалифицированных специалистов трудоспособного возраста. Разнообразие видов виз в России очень небольшое, поэтому члены семей – и соответственно работодатели высококвалифицированных специалистов – вынуждены проходить через все бюрократические этапы оформления и найма иностранного гражданина, являющегося членом семьи высококвалифицированного специалиста.

3. Заработная плата в 2 млн руб. не привязана к календарному году, что создает предпосылки для злоупотреблений со стороны работодателей (возможность расторгнуть договор раньше срока, не заплатив суммарные 2 млн руб.). Более эффективным был бы критерий помесячной оплаты труда, а не «за период, не превышающий года».

4. Льготное налоговое регулирование для высококвалифицированных специалистов не дает преимуществ специалисту в том случае, если он квалифицируется как нерезидент страны, поскольку недоплаченные в РФ налоги он должен будет выплатить в основной стране проживания согласно международным соглашениям об избежании двойного налогообложения. Таким образом, налоговая льгота не имеет большого значения для нанимаемого специалиста, а по сути, приводит к перемещению средств из российского бюджета в бюджеты других стран.

Список проблем не исчерпывается перечисленным выше. Есть целый ряд локальных и детальных проблем, с которыми начали сталкиваться и работодатели, и специалисты, желающие использовать статус высококвалифицированного специалиста.

Следует отметить необычную быстроту, с которой правительство отреагировало на возникшие проблемы: уже 23 декабря 2010 г. был принят Федеральный закон № 385-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которому ряд описанных выше проблем был устранен.

Раздел Социальная сфера Во-первых, появилось вариативное определение понятия высококвалифицированного специалиста. Теперь им признается иностранный гражданин, имеющий опыт работы, навыки или достижения в конкретной области деятельности, если условия привлечения его к трудовой деятельности в Российской Федерации предполагают получение им заработной платы (вознаграждения):

1) в размере не менее одного миллиона рублей из расчета за один год (365 календарных дней) – для высококвалифицированных специалистов, являющихся научными работниками или преподавателями, в случае их приглашения для занятия научноисследовательской или преподавательской деятельностью имеющими государственную аккредитацию высшими учебными заведениями, государственными академиями наук или их региональными отделениями, национальными исследовательскими центрами либо государственными научными центрами;

2) без учета требования к размеру заработной платы – для иностранных граждан, участвующих в реализации проекта «Сколково» в соответствии с Федеральным законом «Об инновационном центре «Сколково»;

3) в размере не менее двух миллионов рублей из расчета за один год (365 календарных дней) – для иных иностранных граждан.

Таким образом, закон выделил «Сколково» и сферу науки в отдельные категории, что, в принципе, является правильным.

Во-вторых, Федеральным законом закрепляется более либеральная и простая процедура выдачи членам семьи высококвалифицированного специалиста рабочих виз и их последующего продления.

Скорее всего, такая оперативность корректировки нормативно-правового регулирования объясняется высокой степенью заинтересованности правительства реализовать два успешных проекта – инновационного города «Сколково» и программы мегагрантов, предназначенной для приглашения в страну ведущих ученых мира.

5.5.3. Планы реформирования государственного сектора науки Принципы и методики организационного реформирования научных организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти и государственным академиям наук, разрабатывались с 2008 г. В апреле 2009 г. вышло постановление правительства РФ от 08.04.2009 г. № 312 «Об оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения». Согласно данному постановлению по итогам проведения оценки должна быть оптимизирована сеть научных организаций с соответствующим перераспределением объемов бюджетных ассигнований на НИОКР для подведомственных научных учреждений.

Все организации после проведения инвентаризации будут разделены на три категории: лидеры, стабильные организации и утратившие научный профиль и перспективы развития. Затем должны быть разработаны планы по укреплению лидерства организаций 1-й категории, программы развития организаций 2-й категории, составлены предложения по реорганизации или ликвидации, а в отдельных случаях – по замене руководителя научной организации – для организаций 3-й категории.

Несмотря на наличие типовой методики, утвержденной Министерством образования и науки РФ, главные распорядители бюджетных средств (министерства, а также РАН) имели право адаптировать типовой вариант критериев оценки с учетом специфики дея РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы тельности подведомственных организаций. В итоге в течение всего 2010 г. разные ведомства формировали собственные методики оценки результативности деятельности подведомственных им организаций1, и фактическая инвентаризация начнется только в 2011 г. Согласно планам правительства проведение комплексного научного аудита государственных организаций должно быть обеспечено не позднее 2012 г.2 Из всех организаций государственного сектора избежать всеобщей инвентаризации смогли только институты, подведомственные Росатому. Росатом юридически является корпорацией, а не ведомством, и на основании этого он отстоял право самостоятельно разбираться со своими институтами.

Скорее всего, проведение оценки организаций затянет реформирование науки в данной отрасли, поскольку, как показывает прошлый опыт, внутриведомственное реформирование постсоветского периода еще не давало серьезных положительных эффектов.

Методики разных ведомств практически повторяют типовую методику и соответственно «наследуют» все содержащиеся в ней проблемные критерии и показатели. Так, очень большое внимание уделяется оценке результатов на основе индексов цитирования и импакт-факторов. При этом предполагается использовать как подвергающийся резкой критике Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), который в настоящее время еще даже до конца не разработан, так и базу данных Web of Science. Чрезмерное увлечение индексами цитирования опасно, потому что основное их назначение – не оценка деятельности научных коллективов и институтов, а оценка изменений, происходящих в различных направлениях исследований, на основе составления карт развития науки. При оценке более мелких объектов – институтов – да еще и на кратком временном интервале (согласно постановлению правительства информация предоставляется за последние 5 лет) возникает множество искажений. Статья цитируется не только потому, что она важная и полезная, но и вследствие моды на определенное направление (теорию). Есть также такие проблемы, как самоцитирование, отрицательное цитирование, цитирование коллег и руководства. Существуют статистические методы, позволяющие очищать базы данных от таких «погрешностей», но крайне маловероятно, что кто-то будет этим заниматься в каждом отчитывающемся институте. В методике также обращает на себя внимание явное превалирование количественных показателей, которые не дают представления о фактическом состоянии объекта (машины и оборудование в стоимостном выражении, количество созданных малых инновационных фирм, число и доля исследователей).

Тема реформы привлекает внимание в первую очередь из-за многолетнего противостояния Министерства образования и науки и РАН. А между тем главным итогом должно стать реформирование еще оставшейся (хотя и стремительно сокращающейся по числу как организаций, так и исследователей) отраслевой науки. В государственных отраслевых НИИ, включая научные институты ВПК, работает 2/3 всех исследователей страны.

Так, Министерство образования и науки РФ утвердило типовую методику оценки Приказом от 14.10.2009 г. № 406, а, например, Рособрнадзор утвердил свою методику оценки приказом от 25.06. 2010 г. № 1756, Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации – Приказом от 26.08.2010 г. № 738н.

Проект стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г. Материалы Министерства экономического развития РФ. Раздел VI «Эффективная наука» (сентябрь 2010 г.).

Раздел Социальная сфера 5.5.4. Инновационная активность бизнеса В последние 6–7 лет инновационно-активными, согласно данным Госкомстата, являлись 9–11% промышленных предприятий, попадавших в выборку по исследованию состояния инновационной деятельности. В 2009 г., по данным Центра исследований и статистики науки, инновационно-активными было уже только 7,7% предприятий. При этом на фоне сокращения удельного веса инновационно-активных предприятий несколько выросли их затраты на инновационную деятельность, в том числе доля расходов на НИОКР (табл. 18).

Таблица Основные показатели инновационной деятельности организаций промышленности и сферы услуг Из них, % к суммарному объему затрат:

Число инновацион- Затраты на технологиГод но-активных ческие инновации, на исследования на приобретение машин организаций млн руб.

и разработки и оборудования 2006 2830 211392,7 17,8 55,2007 2828 234057,7 16.5 58,2008 2908 307186,9 14,1 59,2009 Нет данных 399122,0 24,9 51,Источники: Наука России в цифрах: 2009. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2009, табл. 8.1; Наука России в цифрах: 2010. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2010, табл. 8.1 (в печати).

Вместе с тем различные опросы, касающиеся инновационной активности промышленности, дают намного более оптимистичные оценки, в том числе и по затратам компаний на НИОКР, по сравнению с данными официальной статистики.

Опрос, проведенный в мае 2010 г. среди 100 крупных1 российских компаний, показал, что у половины из них расходы на НИОКР составляли от 3до 10% выручки, около 30% тратили на НИОКР менее 3% выручки. При этом среди частных компаний было примерно в 4 раза больше инновационно-активных, чем среди госкомпаний. Для сравнения: согласно данным ОЭСР, расходы крупных компаний на исследования и разработки составляют в среднем 5% выручки2. Однако около трети российских респондентов отметили, что их инновации были новыми только для их компаний.

Pages:     | 1 |   ...   | 69 | 70 || 72 | 73 |   ...   | 113 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.