WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 113 |

Во второй половине 2010 г. вера в скорое восстановление докризисного роста, наоборот, начала снижаться. Это заставляло все больше предприятий минимизировать свои запасы готовой продукции относительно нормального уровня. В результате роста доли оценок «ниже нормы» и снижения доли оценок «выше нормы» баланс (т.е. их разность) снизился в октябре до –12 пунктов и достиг 10-летнего минимума. Отрицательные балансы были зарегистрированы во всех отраслях, что говорит о повсеместной неуверенности предприятий в начале промышленного роста.

Динамика выпуска в октябре, по оценкам предприятий, тоже не претерпела принципиальных изменений. Баланс остался в коридоре +11...+16 пунктов, в котором пребывал уже восемь месяцев. Производственные планы предприятий сохранились на уровне кризисного максимума. Промышленность еще окончательно не рассталась с надеждами на возобновление более существенного промышленного роста.

Основной помехой росту выпуска оставался низкий спрос, но его упоминание значительно снизилось как после кризисного максимума в январе 2009 г. (69%), так и после III квартала 2010 г. (55%). В конце 2010 г. только 43% предприятий спрос мешал увеличивать выпуск. Недостаток оборотных средств достиг исторического минимума своего сдерживающего влияния на выпуск российской промышленности в III квартале 2010 г., когда, вероятно, скромная вера в рост выпуска сошлась в одной точке с неплохой обеспеченностью собственными ресурсами и ростом доступности банковских кредитов. В IV квартале частота упоминания этого фактора возросла на 5 пунктов.

Самые сильные колебания претерпела в ходе текущего кризиса нехватка кадров. Перед кризисом (в III квартале 2008 г.) от недостатка кадров страдала половина российской промышленности. Затем, во II и III кварталах 2009 г., частота упоминания этой помехи упала до 14%, а к IV кварталу 2010 г. поднялась до 32%. Таким образом, предприятия столкнулись с кадровым голодом уже на этапе стагнации. Сочетание нехватки кадров с динамикой занятости (прекращение найма и намерения перейти к сокращению персонала) свидетельствует о структурных проблемах на рынке труда и о росте аккуратности кадровой политики предприятий.

Неплатежи, которых так опасались в начале кризиса, снижали свое негативное воздействие на российскую промышленность. В конце 2010 г. их влияние упало до 17% после 41% на пике кризиса. А вот импорт, наоборот, постепенно, но пока очень медленно восстанавливает влияние на отечественных производителей. В апогее текущего кризиса сдерживающее влияние импорта упало до 13% после 31% (абсолютный максимум всего мониторинга) в середине 2008 г. За семь кризисных кварталов импорт сумел уже отыграть 10 пунктов и в IV квартале 2010 г. стал мешать 23% предприятий. Заметим, что результатом дефолта и обвальной девальвации рубля 1998 г. было снижение Раздел Реальный сектор экономики негативного влияния импорта на российскую промышленность до 3% (III квартал 1999 г., абсолютный минимум).

Ценовая политика предприятий претерпела в октябре существенные изменения. Вопервых, промышленность продемонстрировала самый значительный темп роста цен в ходе текущего кризиса. После сохранения относительно умеренного увеличения цен в июне – сентябре с темпом 4–8 балансовых пунктов октябрьский рост достиг 13 пунктов. Во-вторых, ценовые прогнозы предприятий тоже значительно выросли в октябре после семи месяцев постепенного замедления роста.

Отсутствие позитивных изменений в динамике спроса и выпуска заставило предприятия остановить набор персонала. В октябре темп роста занятости в промышленности уже определенно утратил положительные значения, но пока не стал отрицательным:

наем явно прекратился, существенные увольнения еще не начались. Однако планы предприятий свидетельствовали о высокой вероятности сохранения негативных тенденций в динамике занятости. Баланс ожидаемых изменений численности работников в результате семимесячного снижения стал определенно отрицательным и худшим в 2010 г. (см. рис. 8).

В ноябре опросы зарегистрировали положительные сигналы из российской промышленности при сохранении ряда негативных факторов. Продолжился рост спроса и выпуска, прогнозы этих показателей остались на кризисном максимуме. Изменение оценок запасов готовой продукции показало подготовку предприятий к более масштабному росту спроса. Но ускорение роста цен и ожидания интенсивного роста издержек (скорее всего – из-за увеличения страховых взносов) должно негативно сказаться на продажах. Замедлилась положительная динамика в доступности кредитов.

Исходные (не очищенные от сезонности) данные о динамике спроса опять показали нулевой рост в ноябре. Такая ситуация со сбытом сохранилась в промышленности с августа. Однако после очистки от сезонного и календарного факторов темп роста продаж приобрел положительное значение: спрос рос, при этом темп роста в октябре и ноябре 2010 г. – максимальный для текущего кризиса. Аналогичная ситуация складывается и с прогнозами продаж. В преддверии новогодних каникул предприятия ожидали снижения продаж своей продукции, что становится привычным и для производителей, и для потребителей. Но очистка от сезонности показала сохранение в промышленности самого высокого для кризиса уровня оптимизма в прогнозах спроса. Положительная динамика фактических продаж и прогнозов стабилизировала оценки удовлетворенности спросом. После августовского взлета до 62% колебания доли нормальных оценок продаж постепенно стали затухать и закрепились на уровне 58% (см. рис. 7).

В ноябре предприятия отказались от минимизации запасов готовой продукции и вновь перешли к поддержанию их разумного избытка. В течение предыдущих пяти месяцев доля оценок «ниже нормы» медленно, но устойчиво росла за счет снижения доли ответов «выше нормы». В результате баланс оценок запасов стал отрицательным и снизился до десятилетнего минимума. Промышленность явно утрачивала веру в скорое восстановление роста спроса и минимизировала свои складские накопления, предназначенные для быстрого удовлетворения заказов новых покупателей. Такой политики управления запасами готовой продукции предприятии придерживались в 90-е годы ХХ века. А своего апогея она достигла после августа 1998 г., когда растущий спрос и отсутствие веры в устойчивость последефолтного восстановления промышленности довели баланс оценок запасов до рекордных –25...–21 пункта во второй половине 1999 г.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы В ноябре баланс оценок запасов стал нулевым после –11 пунктов в октябре. Сохранение этой тенденции в следующие несколько месяцев будет означать, что промышленность обрела веру в скорый выход из кризиса. Хотя нельзя исключить и того, что рост излишков запасов был связан с отказом от умеренной ценовой политики и с переходом (возможно – вынужденным) к более интенсивному увеличению цен.

Данные о динамике выпуска продемонстрировали увеличение темпа роста производства в ноябре еще на несколько балансовых пунктов и выход показателя на очередной кризисный максимум. Исходные планы выпуска перед Новым годом подверглись серьезной негативной корректировке, которая была сглажена очисткой от сезонности.

В результате планируемый темп роста выпуска остался одним из самых высоких для текущего кризиса.

Загрузка производственных мощностей свидетельствует о росте интенсивности использования станков и оборудования в промышленности. В IV квартале 2010 г. этот показатель вырос до 68% и вышел на уровень конца 2005 г. Впрочем, со II квартала 2010 г. загрузка увеличилась только на 3 процентных пункта (см. рис. 14).

В этот же период не менялись и оценки избыточности мощностей. В промышленности сохраняется навес излишнего по отношению к предполагаемому спросу оборудования на уровне 13 пунктов. При этом 71% предприятий имели нормальную, по их мнению, обеспеченность мощностями для возможного роста спроса на свою продукцию.

Последний показатель вышел на предкризисный уровень.

В ноябре темп роста цен увеличился еще на несколько пунктов и достиг кризисного максимума – так интенсивно отпускные цены предприятий не росли с августа 2008 г.

После относительно умеренного роста цен в июне – сентябре промышленность с октября демонстрировала их рекордный рост. А судя по прогнозам, предприятия были готовы и дальше увеличивать свои цены в ущерб, скорее всего, объемам сбыта. Действительно, темпы роста продаж были все еще крайне незначительны и не давали промышленности достаточных оснований для демонстрации своей рыночной силы. Более того, сравнение изменений спроса и цен показало, что в ноябре опережающий рост цен относительно роста спроса был зарегистрирован в промышленности уже на 29% предприятий, тогда в предыдущие (кроме первых – самых инфляционных) месяцы 2010 г.

такое соотношение изменений спроса и цен отмечалось только у 18–22% предприятий.

Поскольку традиционный новогодний скачок цен и тарифов должен был наступить только в январе 2011 г., остается предположить, что промышленность готовилась к росту тарифа страховых взносов (бывшего ЕСН). По данным специального опроса ИЭП им. Е.Т. Гайдара, проведенного в мае 2010 г., повышение отпускных цен будет самой распространенной реакцией предприятий на это налоговое нововведение. Так планировали поступить 70% ответивших. И, похоже, в ноябре предприятия уже начали превентивно увеличивать цены, снижая эффективность антиинфляционной политики властей.

Второй по распространенности реакцией на рост страховых платежей должно стать снижение прибыли предприятий, третьей – снижение социальных расходов на персонал.

Интенсификация фактического роста цен и намерение сохранить его подкреплялись прогнозами роста издержек. В ноябре в российской промышленности был зарегистрирован самый высокий предполагаемый рост издержек за последние семь лет. Баланс этого показателя вырос за квартал на 26 пунктов и достиг +50 (см. рис. 21).

В ноябре промышленность в целом не ухудшила ситуацию на российском рынке труда за счет сокращения персонала. Темп изменения показателя не снизился, как можРаздел Реальный сектор экономики но было ожидать по октябрьским прогнозам, до явно отрицательных значений. Он остался в нулевой зоне, что показало прекращение найма, но не говорило о начале ощутимых увольнений. Предприятия, похоже, не могли определиться со своей кадровой политикой. Добавило неопределенности и отсутствие положительной динамики продаж. Если во II квартале 2010 г. промышленность избавилась (в результате как увольнений, так и роста надежд на рост спроса) от навеса избыточной рабочей силы, в III квартале определенно заявила о недостатке кадров, то в IV квартале эта положительная для периода кризиса тенденция было сломлена. Недостаток кадров снизился на 7 пунктов и почти исчез. Планы изменения численности работников вышли в ноябре на годовой минимум. Сокращения планировались во всех отраслях, кроме леспрома. Самые интенсивные – в стройиндустрии и машиностроении.

В конце года ситуация в российской промышленности формировалась под влиянием противоречивых тенденций. С одной стороны, очищенные от сезонности данные о динамике спроса и выпуска показали достижение очередных кризисных рекордов. Не ухудшилась (как ожидалось) ситуация с занятостью. С другой стороны, по-прежнему планировалось сокращение персонала. Прекратился рост доступности кредитов.

Исходные данные о динамике спроса в декабре не изменились: темп роста показателя остался в нулевой зоне. Таким образом, в целом по промышленности почти всё второе полугодие доля сообщений о росте продаж уравновешивалась долей сообщений об их снижении. Но формальные методы очистки от сезонности показали в декабре 2010 г.

увеличение темпов роста спроса. В результате этот показатель достиг кризисного максимума и вышел на уровень своих предкризисных значений.

Явное улучшение динамики спроса в декабре не сказалось на оценках его объемов.

Удовлетворенность спросом сохранилась на уровне предыдущих месяцев (см. рис. 7).

Это, впрочем, тоже неплохо, поскольку во II и III кварталах года доля нормальных оценок спроса была подвержена сильным колебаниям, что свидетельствовало о неуверенности предприятий в том, какие объемы продаж считать адекватными сложившимся экономическим условиям. В конце года ситуация для предприятий стала, похоже, более понятной.

Несмотря на то что темпы роста выпуска по исходным ответам предприятий демонстрировали во втором полугодии удивительную стабильность, пребывая с мая в коридоре +13...+20 пунктов (а исключив октябрь и ноябрь, получим уникальный коридор +18...+20), процедуры очистки от сезонности оживляли такую однообразную картину.

В результате в декабре были получены самые высокие темпы роста выпуска в ходе текущего кризиса.

С начала последнего квартала года промышленность принципиально изменила свою ценовую политику и перешла к стабильному увеличению отпускных цен. Если в III квартале баланс изменения цен составлял 6 пунктов, то в IV квартале этот показатель вышел в среднем на 17 пунктов. Лидером по интенсивности повышения своих цен в последние три месяца года стала не пищевая промышленность, а легкая и химическая отрасли.

Ценовые планы предприятий в декабре тоже принципиально изменились. Промышленность, как в докризисные времена, планировала значительный рост своих цен в первые месяцы нового года (см. рис. 16). Даже, наверное, в ущерб объемам сбыта. Но увеличение налогового бремени не оставляло, похоже, предприятиям другого выхода.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы Такого резкого пересмотра ценовых планов не было в российской промышленности с сентября 1998 г.

В конце года промышленность, несмотря на явное намерение в предыдущие месяцы сократить персонал, удержала в целом численность занятых на прежнем уровне – ни значительного найма, ни массовых увольнений не было. В декабре перестал увеличиваться и пессимизм планов. Если в ноябре он достиг годового (2010 г.) максимума (т.е.

ожидались самые значительные увольнения), то в декабре баланс планов улучшился на 5 пунктов, хотя и остался отрицательным: промышленность все-таки ожидает сокращения персонала.

В IV квартале 2010 г. оценки (не абсолютные размеры!) зарплат рабочих и специалистов вышли на докризисный уровень. 59% руководителей предприятий считали уровень оплаты труда своих работников нормальным, а 36% – «ниже нормы» (см. рис. 9).

Аналогичное соотношение было получено в 2007 г. и в начале 2008 г. На пике кризиса оценки поменялись местами: нормальной зарплату подчиненных признавали только 37%, «ниже нормы» – 59% руководителей.

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 113 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.