WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 113 |

Подобная ситуация была достаточно редкой для последефолтного периода: предприятия все-таки предпочитали иметь небольшой излишек готовой продукции на складах для удовлетворения незапланированных заказов. В середине 2010 г. доля ответов «выше нормы» опустилась до исторического минимума, а доля ответов «нормальные» достигла исторического максимума (см. рис. 18). Это стало результатом интенсивного снижения объемов (не путать с оценками!) запасов во II квартале. В III квартале промышленность планировала, несмотря на прогнозы Минэкономразвития, продолжить снижение объемов своих запасов, причем – самое интенсивное в 2010 г.

Слабый спрос начал сильнее сдерживать рост выпуска в российской промышленности. В III квартале его упоминание как помехи росту выпуска увеличилось на 9 пунктов и достигло 61%. На втором месте оставался недостаток оборотных средств, но распространенность этой помехи снизилась до 30%, что стало абсолютным (!) минимумом всего периода мониторинга с 1993 г. Дополняет картину 5%-ное упоминание нехватки кредитов, которое регистрировалось опросами уже два квартала подряд. Третье место недостатка кадров (от этого фактора на протяжении двух кварталов страдала четверть предприятий) свидетельствовало не столько о текущих проблемах промышленности, сколько о высокой готовности предприятий отреагировать на расширение спроса и о том, что предприятия прекрасно помнят о кадровых проблемах предкризисных лет.

После пяти месяцев стабильного и относительно высокого (по кризисным меркам) роста отпускных цен предприятия в июне – июле предприняли попытку активизировать спрос на свою продукцию за счет более умеренного их увеличения. Если в январе – мае 2010 г. цены росли с темпом 11 балансовых пунктов, то в июне – июле темп снизился до 4 б.п. Однако такая корректировка ценовой политики не была плановой. Об этом говорят ценовые планы предприятий. Они до июля включительно сохраняли высокий предполагаемый темп роста цен.

Кадровая политика предприятий в середине 2010 г. формировалась под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, отсутствие роста спроса заставляло предприятия быть осторожными при найме работников. С другой – это же отсутствие роста спроса с каждым месяцем увеличивает вероятность его оживления в следующем месяце. Последнее заставляло все сильнее сжиматься пружину готовности промышленности к посткризисному рывку и накапливать для него ресурсы (скорее даже – резервы), причем в первую очередь – самые дефицитные. А таковым в предкризисные годы были кадры. В результате в начале III квартала предприятия вновь вернулись к прежним (как в марте – мае) темпам увеличения численности работников (см.

рис. 8).

Оценки текущей численности работников подтвердили подготовку предприятий к росту выпуска. В III квартале в промышленности увеличились масштабы нехватки персонала в связи с ожидаемыми изменениями спроса. Впервые нехватка (т.е. преобладание оценок «менее чем достаточно») была зарегистрирована опросами во II квартале 2010 г. Дефицита же мощностей для посткризисного роста производства в промышленности не было. Баланс оценок мощностей был положителен, т.е. преобладали ответы «более чем достаточно». В III квартале навес избыточных мощностей даже увеличился Раздел Реальный сектор экономики по сравнению со II кварталом 2010 г., когда надежд на скорый выход из кризиса было больше.

Борьба за дефицитные кадры заставляла предприятия увеличивать зарплаты. В III квартале 2010 г. нормальный (правда, по оценкам руководителей предприятий) уровень оплаты труда был достигнут на 56% заводов (см. рис. 3). В предкризисном 2007 г.

этот показатель поднимался до 60%, а в кризисном 2009 г. – падал до 37%. В середине 2010 г. соотношение оценок зарплат работников вышло на предкризисный уровень. Заметим, что именно оценок, а не абсолютных размеров зарплат.

В августе российская промышленность хотя и сохранила прежние темпы роста выпуска, цен, занятости, но ухудшение прогнозов спроса, оценок продаж, планов выпуска и набора персонала, крайне осторожная политика управления запасами свидетельствовали о растущей неуверенности предприятий.

Снизившиеся темпы роста спроса в августе не вышли за пределы коридора около нулевого уровня, в котором пребывали с февраля 2010 г., т.е. роста спроса предприятия не регистрировали уже семь месяцев и привыкли к такой ситуации. Последнее заставило более реалистично оценивать продажи – в августе 63% предприятий посчитали свои объемы сбыта нормальными (рост по сравнению с июлем на 13 пунктов). Впрочем, оценки продаж оставались самым неустойчивым показателем в 2010 г. Прогнозы спроса тоже демонстрировали в августе негативную динамику. И исходные, и очищенные от сезонности ожидания свидетельствовали о готовности промышленности к нулевым темпам роста спроса осенью 2010 г., тогда как в I квартале предприятия ожидали роста продаж с темпом +10...+13 балансовых пунктов. Таким образом, оптимизм начала года постепенно сошел на нет. В августе второй месяц подряд предприятия сообщали об отсутствии на складах излишков запасов готовой продукции в целом по промышленности. Баланс оценок начинал закрепляться в отрицательной зоне, что свидетельствовало о растущем преобладании оценок «ниже нормы» над оценками «выше нормы» и о неуверенности в росте спроса.

Рост выпуска продукции в августе, по оценкам предприятий, сохранился и не претерпел принципиальных изменений по сравнению с предыдущими месяцами 2010 г.

Однако в осенние месяцы предприятия планировали перейти к менее интенсивному росту выпуска. Предполагаемый темп роста производства снизился до годового минимума как по исходным, так и по очищенным от сезонности данным.

В августе промышленность еще продолжала удерживать рост своих цен на одном из самых низких в 2010 г. уровне и в целом еще не поддалась инфляционной лихорадке аномально жарких июля – августа. Но пищевая отрасль, отказывавшаяся от увеличения цен в мае – июле, в августе сообщила о самом интенсивном в 2010 г. их росте.

В августе промышленность вернулась к прежним (+5 пунктов, как в марте – мае) темпам набора работников. Таким образом, предприятия продолжали набор персонала даже при отсутствии роста спроса, при ухудшении прогнозов выпуска и продаж. Но в следующие месяцы эти позитивные процессы предполагалось остановить. Планы изменения занятости на сентябрь – октябрь снизились до годового минимума и стали нулевыми – промышленность планировала свернуть набор персонала.

Доступность кредитов после стабилизации в мае – июле на уровне 65% выросла в августе до 69% – банковская система вновь снизила планку требований к заемщикам из промышленности (см. рис. 12). В августе это коснулось главным образом машиностроительных заводов, у которых доступность увеличилась с 64 до 71%. Таков же уро РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы вень расположенности банков и к пищевым предприятиям. Но первое место попрежнему остается за металлургами (78%). Хуже всего относятся банки к легкой промышленности. Средняя минимальная ставка, по которой банки в августе предлагали рублевые займы, опустилась до 13,5% годовых, при нормальной (для предприятий) доступности кредитов она составляла 12,5%.

Способность обслуживать имеющиеся кредиты стабилизировалась в промышленности на уровне 80% (от числа предприятий, имеющих кредиты) с апреля 2010 г. Свою неспособность выполнять обязательства перед банками признавали в этот период 16– 19% предприятий. Таким образом, распространенность плохих долгов (заемщиков) в промышленности в целом стала устойчивой. Самый большой риск невозврата кредитов был зарегистрирован в стройиндустрии (31% предприятий), в легкой (29%) и в деревообрабатывающей (25%) отраслях.

Итоговые оценки предприятиями своего реального (не отчетного – для налоговиков) финансово-экономического положения стабилизировались во II и III кварталах 2010 г.

(см. рис. 19). Подавляющая часть (69%) производителей оценивала свое положение как удовлетворительное, причем доля таких оценок не менялась четыре квартала и вплотную приблизилась к средним значениям этого показателя в предкризисном 2007 г., когда он составлял 73%. Промышленность, таким образом, определенно выбралась с точки зрения финансов из кризисной ямы. Второе место по распространенности оценки предприятиями своего финансово-экономического положения занимали оценки «плохое». Они тоже стабилизировались и составляли в среднем 21% (до кризиса – 10%). В худшие кварталы кризиса доля таких оценок возрастала до 36%. Доля оценок «хорошее» во II и III кварталах 2010 г. вышла на кризисный максимум в 9%, но тоже далека от средних значений 2007 г. (17%).

В сентябре существенных положительных изменений в динамике большинства индикаторов промышленности не произошло. А оценки запасов готовой продукции и политика занятости показали растущую неуверенность предприятий в завтрашнем дне.

В сентябре фактические изменения объемов спроса на промышленную продукцию не претерпели принципиальных изменений. Таким образом, стагнация продаж (темп роста не выходит за пределы интервала –3...+3 пункта) сохранялась в российской промышленности с начала года. Перспективы роста спроса на продукцию тоже улучшились в сентябре по сравнению с августом и тоже не претерпели принципиальных изменений по отношению к предыдущим месяцам 2010 г. Предприятия по-прежнему не видели ощутимых возможностей увеличения продаж своей продукции. При этом удовлетворенность текущими объемами продаж снизилась в сентябре на 6 пунктов, что является скромным изменением после роста на 16 пунктов в предыдущие два месяца (см.

рис. 7). Промышленность, таким образом, по-прежнему оставалась в некоторой неуверенности относительно того, какие объемы спроса являются адекватными текущей экономической ситуации.

А динамика оценок запасов готовой продукции все определеннее стала свидетельствовать о том, что уверенность предприятий в скором росте продаж с каждым месяцем 2010 г. снижается. Доля ответов «ниже нормы» достигла в сентябре 2010 г. семилетнего (!) максимума. А доля ответов «выше нормы» – абсолютного (1992–2010 гг.!) минимума.

В результате баланс опустился до –10 пунктов после –2 и –3 пунктов в предыдущие месяцы. То есть в промышленности преобладание оценок «ниже нормы» стало еще большим. Такого низкого значения баланса оценок запасов не было в российской проРаздел Реальный сектор экономики мышленности с 2000 г., когда предприятия поверили в устойчивость последефолтного роста и перешли от политики минимизации запасов к поддержанию их избытка. В III квартале ситуация развивалась в противоположном направлении. При этом никаких объективных ограничений на пополнение складов в промышленности не было: мощности простаивали, работников хватало, кредиты дешевели, объемы продаж были низкими. Запасы же нужны предприятиям для быстрого выполнения новых (незапланированных) заказов. Таким образом, снижение складских накоплений в 2010 г. – сознательная политика российских производителей, теряющих уверенность в появлении новых заказчиков и в скором переходе от стагнации к ощутимому росту спроса.

Промышленность в целом крайне осторожно реагировала до сентября на инфляционный ажиотаж, сгенерированный аномальной жарой. Баланс роста цен изменялся с +до +8 пунктов (см. рис. 16). Самой определенной была, конечно, реакция пищевых предприятий. Если в июне – июле доля сообщений о неизменности цен составляла в отрасли 92–95%, то в сентябре она опустилась до 62%, а доля сообщений о росте цен подскочила с 2 до 38%. Но планы изменения цен свидетельствовали о желании предприятий в дальнейшем погасить этот инфляционный импульс. В сентябре ценовые намерения не изменились и остались в рамках значений предыдущих семи месяцев. Кроме, естественно, пищевой промышленности, которая была намерена сохранить в октябре – ноябре высокий сентябрьский фактический темп роста цен.

В августе – сентябре промышленность практически свернула набор персонала. Темп роста численности работников снизился до +3 пунктов после +8 в июле и +5 в марте – мае. Предприятия весной и летом 2010 г. начали создавать резерв квалифицированных кадров в ожидании возможного роста спроса, но затягивающийся выход из кризиса заставил их приостановить этот процесс. А в последние месяцы года промышленность планировала вновь начать увольнения.

Одним из результатов активизации кадровой политики предприятий во II и III кварталах 2010 г. стало снижение склонности предприятий к повышению производительности труда. Этот показатель, рассчитываемый на основе планов изменения выпуска и планов изменения численности персонала, снизился до 25%, тогда как в I квартале он составлял 36%. Приведенные проценты можно интерпретировать как долю предприятий в промышленности, готовых увеличивать выпуск быстрее, чем наращивать численность занятых.

Осенью банки продолжили расширять возможности кредитования промышленности, но только за счет снижения предлагаемых предприятиям ставок по кредитам. В сентябре этот показатель снизился в целом по промышленности до 13,2% годовых в рублях после 13,7% в августе. Самые низкие ставки предлагались крупным (свыше 1000 чел.

занятых) предприятиям – 11,2%, малому и среднему бизнесу банки готовы были давать кредиты в лучшем случае под 15,7% годовых (см. рис. 20).

4.2.4. Четвертый квартал: что же происходит в российской промышленности В октябре существенных изменений в динамике спроса не произошло. Баланс показателя остался в коридоре –3...+3 пункта. Девять месяцев подряд темп роста продаж мало отличался от нуля – стагнация спроса продолжалась. Это обстоятельство заставило предприятия менее критично оценить сложившиеся объемы продаж. В августе – сентябре удовлетворенность спросом составляла в российской промышленности в РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы среднем 58%, что стало кризисным рекордом. Прогнозы спроса в октябре сохранились на сентябрьском уровне – на лучшем уровне предыдущих девяти месяцев. Промышленность сохранила некоторые надежды на рост спроса, но новогодние каникулы снизят оптимизм этих прогнозов.

Запасы готовой продукции в российской промышленности продолжили снижение. В октябре доля ответов «ниже нормы» увеличилась до 22% и в результате достигла максимума с мая 2001 г. (см. рис. 18). Тогда, в начале 2001 г., российская промышленность окончательно поверила в устойчивость последефолтного и – главное – небартерного роста спроса и перешла от политики минимизации запасов к поддержанию их избытка.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 113 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.