WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 113 |

Россия 10,0 5,1 4,7 7,3 7,2 6,4 8,2 8,5 5,2 –7,9 3,8 0,США 4,1 1,1 1,8 2,5 3,6 3,1 2,7 1,9 0,0 –2,6 2,7 0,Канада 5,2 1,8 2,9 1,9 3,1 3,0 2,8 2,2 0,5 –2,5 3,0 1,Великобритания 3,9 2,5 2,1 2,8 3,0 2,2 2,8 2,7 –0,1 –5,0 1,8 –3,Франция 4,1 1,8 1,1 1,1 2,3 2,0 2,4 2,3 0,1 –2,5 1,6 –0,Германия 3,5 1,4 0,0 –0,2 0,7 0,9 3,6 2,8 0,7 –4,7 3,5 –0,Греция 4,5 4,2 3,4 5,9 4,4 2,3 4,5 4,3 1,3 –2,3 –3,9 –4,Испания 5,0 3,6 2,7 3,1 3,3 3,6 4,0 3,6 0,9 –3,7 –0,2 –3,Япония 2,9 0,2 0,3 1,4 2,7 1,9 2,0 2,4 –1,2 –5,2 3,7 –2,Мексика 6,0 –0,9 0,1 1,4 4,0 3,2 4,9 3,3 1,5 –6,6 5,0 –0,Китай 8,4 8,3 9,1 10,1 10,1 11,3 12,7 14,2 9,6 9,1 10,3 31,Euro area 4,0 1,9 0,9 0,8 1,9 1,8 3,1 2,8 0,3 –4,1 1,7 –2,Total OECD 4,2 1,2 1,7 2,0 3,2 2,8 3,1 2,7 0,3 –3,4 2,8 –0,* Предварительная оценка.

Источник: OECD.

Решение сложных экономических проблем, с которыми столкнулся мир (и прежде всего развитые страны), требует глубоких структурных реформ, преодоления накопившихся в мире дисбалансов – и появления новой модели роста. Именно в 2010 г. в мире начались и набрали силу дискуссии об этой новой модели, а в США появился даже специальный термин для обозначения предмета дискуссии – New Normal1.

Предстоит разобраться в вопросах соотношения и взаимосвязи экономик Запада и Востока (прежде всего США и Китая), Севера и Юга (особенно в рамках ЕС). Это предполагает урегулирование глубоких макроэкономических (и особенно платежных) дисбалансов.

Предстоит выработать адекватную модель глобального финансового регулирования, поскольку всем стало очевидно, что именно из финансовой сферы исходит основная угроза стабильности. А в условиях глобализации регулирование финансовых потоков не может быть ограничено национальными юрисдикциями.

Предстоит реструктурировать мощные социальные сектора развитых стран (включая Россию) – прежде всего пенсионные системы и системы здравоохранения, которые были сформированы в условиях индустриальной эпохи и которые оказываются неэффективными в условиях постиндустриальных вызовов (как демографических, так и собственно экономических).

Предстоит сформировать новую международную валютную систему, понять, какие валюты будут играть роль мировых. Причем, определяясь с этим вопросом, необходи См.: Юдаева К. New Normal для России // Экономическая политика. 2010. № 6.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы мо будет избежать валютных войн и гонки девальваций, на грани чего мир оказался осенью 2010 г.

Решение всех названных проблем требует времени. Времени не только и не столько на принятие решений, сколько на их интеллектуальное осмысление и выработку вариантов действия. Именно эти вопросы будут стоять в центре внимания нового этапа кризиса – этапа, в который мир вступил в 2010 г. и который будет продолжаться и в 2011 г.

1.1.2. Экономическая политика России между кризисом и модернизацией В 2010 г. в России в основном продолжалась экономическая политика предшествующего года. Однако акцент теперь был сделан не на спасение отдельных экономических агентов (предприятий, банков), а на поддержание условий для обеспечения экономической и социальной стабильности. Банки и фирмы стали возвращать долги государству и одновременно вновь начался рост внешних заимствований большого бизнеса (в отличие от предыдущих лет, теперь кредиты брали преимущественно предприятия нефинансового сектора).

В России восстановился экономический рост, хотя темп роста был существенно ниже, чем в 2000–2007 гг. Как и в предыдущие годы, рост был выше, чем в развитых странах, но ниже, чем в других странах БРИК – в Китае, Индии и Бразилии. Правда, из-за существенного спада в разгар кризиса (9% ВВП и почти 15% в промышленности) задача восстановления экономики теперь стоит гораздо более остро. Существенно более сложной стало и решение задачи вхождения России в пятерку самых крупных по ВВП стран к 2020 г.

Ниже остановимся на проблемах, которые были наиболее важными в экономическом развитии России в минувшем году и которые соответственно должны будут находиться в центре экономической политики настоящего времени и ближайшего будущего.

Первое. Существенное обострение финансовой (бюджетной) ситуации. В Россию вновь вернулся бюджетный дефицит, которого страна не знала на протяжении почти десятилетия. После финансового кризиса 1989–1998 гг., достигшего острейшей фазы дефолта в 1998 г., правительство стало очень чутко относиться к бюджетным проблемам и добивалось балансирования бюджета. Этому способствовал и рост цен на нефть.

Сбалансированный бюджет стал на какое-то время символом посткоммунистической России и предметом почти консенсуса новой элиты. Интенсивное погашение внешнего долга сделало к началу кризиса Россию страной с одной из самых низких в мире долговых нагрузок. Разумеется, были политические силы, которые настаивали на росте бюджетных расходов, однако они не имели политического влияния.

Теперь ситуация изменилась. Страна попробовала жить с дефицитом в 2009 г., и никакой катастрофы не произошло. Элита поняла, что она может получить доступ к гораздо большим денежным средствам, чем дают производительность труда и благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. В результате возникла парадоксальная ситуация: мы имеем дефицитный бюджет при среднегодовой цене на нефть почти в 80 долл./барр., тогда как еще несколько лет назад и цена в 30 долл. позволяла сводить федеральный бюджет с профицитом.

Формально ситуация не выглядит тревожной. Уровень государственного долга остается низким, и страна имеет широкие возможности для заимствований – как в рублях, так и в иностранной валюте. Бюджетный дефицит не очень велик по сравнению с разРаздел Социально-политический контекст витыми странами – 3,5–4% ВВП. Однако при выведении из расчетов рентной составляющей бюджетный дефицит оказывается на уровне 13% ВВП. То есть страна оказывается в исключительной зависимости от колебаний мировых цен на энергоресурсы – т.е.

от факторов, от России ни в коей мере не зависящих.

Ситуация вполне сопоставима с началом 1980-х годов. Тогда советская система казалась исключительно устойчивой, экономика медленно, но росла (на 2–3% в год). Государственный долг был невысоким. Доходы от продажи энергоресурсов расходовались на покрытие текущих потребностей бюджета (в основном шли на военные расходы, на закупку продовольствия и товаров народного потребления, а также импортного оборудования для дальнейшего развития нефтегазового сектора). Эта модель казалась устойчивой надолго, если не навсегда – советское руководство, основываясь на доступном ему историческом опыте, было уверено, что цены на нефть могут только расти. Но, когда цены на нефть упали в шесть раз, пяти лет хватило для перехода от стабильности к финансовой катастрофе. Эти риски вполне реальны и в наше время – с той лишь разницей, что в отличие от начала 1980-х годов мы сейчас хорошо знаем, что цены на нефть могут изменяться в обоих направлениях.

Второе. После снижения инфляции в 2009 г. и в первой половине 2010 г. индекс потребительских цен вновь начал расти, достигнув по итогам года 8,8%. Иными словами, инфляция остается одной из самых высоких в странах «двадцатки», сопоставимой только с инфляцией в Индии и Турции (табл. 2).

Таблица Индекс потребительских цен, % к предыдущему году 2007 2008 2009 Россия, по данным OECD 9,0 14,1 11,7 … Россия, по данным Росстата 11,9 13,3 8,8 8,G7 2,2 3, –0,1 … Турция 8,8 10,4 6,3 8,Индия 6,4 8,3 10,Китай 4,8 5,9 –0,7 4,6 (РБК) Бразилия 3,6 5,7 4,9 5,Испания 2,8 4,1 –0,3 1,Греция 2,9 4,2 1,2 4,США 2,9 3,8 –0,4 1,Великобритания 2,3 3,6 2,2 3,Канада 2,1 2,4 0,Франция 1,5 2,8 0,1 1,Источник: OECD, IMF, РБК, Росстат.

Отчасти это вполне естественный процесс, сопровождающий возобновление экономического роста. На волне экономического спада динамика цен стала тормозиться, однако российская экономика все равно оставалась высокоинфляционной – на минимуме инфляция снизилась до 8,8% в годовом исчислении. От этого уровня и начался ее рост по мере преодоления рецессии.

Однако есть и два других – так сказать, негативных – источника раскручивания инфляции. С одной стороны, это фактор засухи и исключительно низкого урожая зерно РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2010 году тенденции и перспективы вых, что отражается на всем индексе сельскохозяйственного производства, с другой стороны – фактор бюджетной политики, поскольку мощное наращивание бюджетных расходов не может не сказаться на ценах. Можно говорить и о монетарных факторах инфляции, поскольку происходило эмиссионное финансирование бюджетного дефицита – за счет Резервного фонда и валютных интервенций в период притока капитала в начале года. Свою роль играют и инфляционные ожидания, которые экспансионистская бюджетная политика естественным образом порождает.

Рост инфляции в российской ситуации является фактором гораздо более проблематичным, чем в развитых странах. Там инфляция стала бы фактором (и показателем) оживления производства, и даже следующее за инфляцией ужесточение денежной политики будет оставаться в пределах нескольких процентных пунктов. У нас инфляция должна привести к повышению процентных ставок и к сохранению их на двузначном уровне, что является серьезным фактором, препятствующим экономическому росту.

В этой ситуации следовало ожидать развертывания заимствований российских фирм на внешних рынках, предлагающих более дешевые финансовые ресурсы. Эти заимствования действительно в 2010 г. стали нарастать, причем особенно активны были здесь нефинансовые институты (в отличие от докризисного времени).

Третье. Россия столкнулась со значительным оттоком капитала. В этом отношении ситуация здесь диаметрально противоположна другим странам БРИК: в Бразилии, Индии и Китае наблюдается мощный приток капитала. В обоих случаях возникает вопрос о целесообразности ограничения свободы перемещения капитала и о введении контроля капитала, но только для решения противоположных задач – для ослабления стимулов притока для снижения волатильности (собственно, Бразилия уже ввела «налог Тобина») или для недопущения опасного оттока капитала.

Отток капитала происходил, несмотря на то что российский фондовый рынок был в мире одним из самых быстро растущих. Однако его небольшие масштабы (приток портфельных инвестиций составляет малую долю в динамике капитала), небольшая глубина, а также чрезвычайно высокая волатильность (колебания в несколько раз, а не на проценты) привели к ослаблению интереса к нему крупных международных инвесторов. Прямых же инвестиций в минувшем году было исчезающе мало.

По-видимому, существует несколько причин оттока капитала. Это и общая неопределенность перспектив развития экономического кризиса. Это и неопределенность, связанная с предстоящими в России выборами. Это и сохранение высокого уровня коррупции, когда часть расходуемых бюджетами всех уровней средств остается в руках «чиновников», которые предпочитают помещать накопленное в безопасные места (последнее подтверждается относительно небольшими суммами разовых переводов средств за границу, что стало характерно именно для минувшего года). Применительно к последнему явлению можно сказать, что коррупция из феномена микроэкономического становится на наших глазах макроэкономическим фактором.

Одновременно сокращается сальдо платежного баланса по счету текущих операций в связи со значительным ростом импорта, что, в свою очередь, является реакцией на рост социальных расходов бюджета. Больший платежеспособный спрос трансформируется в спрос на дешевые товары, которые в современной ситуации являются преимущественно импортными. Ситуация 1999 г., когда рост номинальных выплат населению обернулся ростом спроса на отечественные товары (импортозамещением), возможна, Раздел Социально-политический контекст как теперь уже очевидно, только при радикальной девальвации национальной валюты – в несколько раз (как это было в 1998 г.), а не на проценты (нынешняя ситуация)1.

Из сказанного можно сделать общий вывод: минувший год отчетливо продемонстрировал, что Россия перестала быть дешевой страной, какой она была в 1990-е и на протяжении части 2000-х годов. Это касается и стоимости активов, и стоимости товаров, и стоимости услуг. В условиях кризиса при относительной стабильности валютного курса соотношение доходности операций на рынке и страновых рисков (risk/return) существенно изменилось из-за сохранения высоких рисков и снижения доходности – другие развивающиеся рынки оказываются более надежными при сопоставимом уровне доходности. Отечественные потребительские товары по соотношению цена/качество (price/quality) также, как правило, не выдерживают конкуренции с импортом. Эти обстоятельства обусловили отток капитала и воздействовали в сторону понижения сальдо платежного баланса по счету текущих операций.

Опасения выхода текущего сальдо в отрицательные значения имеют под собой основания. Но такое развитие событий не является неизбежным, так как рост спроса на импорт привел к ослаблению курса рубля, что, в свою очередь, станет фактором ограничения импорта. Это будет зависеть как от действий денежных властей, так и от фискальной политики. Центробанк способен влиять на курсообразование, плавно ослабляя рубль, чтобы сдерживать приток импорта. Правда, это будет противоречить задачам таргетирования инфляции и вновь подчеркнет, что проблемы отечественного производства для Центробанка остаются более важными, чем обеспечение стабильности цен и валюты.

Перспективы платежного баланса зависят и от характера бюджетной политики. Неумеренная бюджетная экспансия (особенно в части социальных выплат) может стать фактором устойчивого роста спроса на импорт, т.е. появления двойного дефицита (бюджета и счета текущих операций платежного баланса).

Четвертое. Ситуация на рынке труда к концу 2010 г. оказалась значительно лучше, чем ожидалось в начале года. К декабрю 2010 г. общая численность безработных (по методологии МОТ) снизилась на 0,7 млн чел. и достигла 5,7 млн чел., численность официально зарегистрированных безработных снизилась на 183,1 тыс. чел. – до 1,9 млн чел. Можно сказать, что феномена jobless recovery (восстановления производства при отставании в восстановлении занятости), характерной для системных кризисов, в нашей ситуации не наблюдается. С точки зрения социально-политической стабильности такую ситуацию можно только приветствовать. Однако у нее есть два возможных объяснения, которые не позволяют оценивать восстановление рынка труда однозначно позитивно.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 113 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.