WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 85 | 86 || 88 | 89 |   ...   | 117 |

Доля невозобновляемых источников в структуре совокупных доходов от приватизации (продажи) и использования государственного имущества в 2011 г. по сравнению с предыдущим годом возросла более чем в 2,5 раза (до 56,7%), превысив их половину впервые за 7 лет. Указанная величина сопоставима с результатами 2000 и 2004 гг., несколько уступая итогам 2003 г. (69,5%). Удельный вес доходов от использования государственного имущества, напротив, сократился примерно с 79% в 2010 г. до 43,3% в 2011 г. В то же время по абсолютной величине этот результат 2011 г. является максимальным, превосходя итоги 2007 г. на 30%, тогда как доходы от приватизации (продажи) имущества превысили предыдущий максимум (2003 г.) на 45%.

Такие итоги 2011 г. в сфере приватизации позволяют предположить, что «новая приватизационная политика», обсуждаемая в 2009–2011 гг. и подкрепленная рядом нормативно-правовых новаций, имеет – при прочих равных условиях – шансы для полноценной реализации в последующие годы.

6.2. «Новая приватизационная политика»: риски, группы интересов, ограничения, возможные новации Глобальный кризис конца первого десятилетия XXI в. привел к социальноэкономическим изменениям, радикальность которых мы будем осмысливать еще достаРаздел Институциональные проблемы точно долго1. Но уже сегодня очевидно, что обе ведущие системы функционирования рыночных институтов западного мира – система США, основанная на идеологии свободной рыночной конкуренции, и социально ориентированная система Европы – не смогли предложить адекватные меры противодействия в начальной фазе кризисных явлений. Тем не менее государства, имеющие более мощные рычаги воздействия на экономику, в условиях кризиса оказались, по сути, единственным действенным барьером развертыванию финансово-экономического коллапса. Среди этих стран – с некоторыми оговорками – была и Россия.

Однако эффект масштабной государственной интервенции в экономику, позитивный в кризисной фазе, становится зачастую негативным в фазе стабильного долгосрочного экономического роста.

6.2.1. Предпосылки «новой приватизационной политики» Более чем 20-летний опыт проведения политики разгосударствления в России и ряде стран с переходной экономикой свидетельствует о сложности и длительности этого процесса2. Динамика процессов разгосударствления в России в 2000-е годы характеризовалась двумя разнонаправленными тенденциями.

С одной стороны, с разной степенью интенсивности продолжился процесс приватизации. Российское правительство ежегодно утверждало обширные прогнозные планы (программы) приватизации федерального имущества, включающие сотни ФГУПов и пакетов акций (долей) в хозяйственных обществах различной отраслевой принадлежности. Как видно из предыдущего раздела, в 2007–2010 гг. общее количество федеральных государственных унитарных предприятий и акционерных обществ с участием государства сократилось примерно на 40%. Однако этот тренд характерен преимущественно для федерального уровня. С учетом регионального и местного уровней изменение числа унитарных предприятий было разнонаправленным. Даже формальное сокращение числа госпредприятий на федеральном уровне во многом связано с формированием «интегрированных структур» и госкорпораций.

После 2005 г. темпы приватизации пошли на спад, что наглядно продемонстрировали итоги 2006–2008 гг. Возобновление позитивной динамики началось только в 2010 г.

Об этом свидетельствуют не только количественные показатели по объектам, но и бюджетные доходы. По данным Минэкономразвития РФ, сумма средств от продажи приватизируемого федерального имущества в 2010 г. составила 22,67 млрд руб.3, что многократно превысило поступления в федеральный бюджет от приватизации государственной собственности в 2008 г. (7,19 млрд руб.) и 2009 г. (1,93 млрд руб.), обеспечив Используются материалы экспертной группы «Управление государственной собственностью и приватизация», созданной в январе 2011 г. в рамках обновления Концепции долгосрочного социальноэкономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. («Стратегия 2020»).

О первых этапах приватизации в России см., в частности: Радыгин А.Д. Реформа собственности в России: на пути из прошлого в будущее. М.: Республика, 1994; Радыгин А.Д., Энтов Р.М. Институциональные проблемы развития корпоративного сектора: собственность, контроль, рынок ценных бумаг. М.:

ИЭПП, 1999; Radygin A. Privatization, Ownership Redistribution, and Formation of the Institutional Basis for Economic Reforms. In: The Economics of Russian Transition. Ed. by Y.Gaidar. Foreword by S.Fischer. The MIT Press, Cambridge, Massachusetts, 2003. Chapter 14. P. 395–459.

В то же время, по предварительным данным Отчета об исполнении федерального бюджета на 1 января 2011 г., www.roskazna.ru совокупный объем доходов федерального бюджета от приватизации и продажи имущества (включая земельные участки) составил 18,68 млрд руб.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы перевыполнение планового задания, чего не наблюдалось несколько лет подряд. В 2011 г. эта тенденция, с некоторыми оговорками, стала гораздо более явной (121 млрд руб., по данным Отчета об исполнении федерального бюджета на 1 января 2012 г. – 126 млрд руб.).

С другой стороны, по сравнению с 1990-ми годами возросло влияние государства. В 2000–2003 гг. его усилия преимущественно были направлены на оптимизацию прямого участия в экономике, сохранившегося после реализации программ чековой (1992– 1994 гг.) и денежной (1995–1999 гг.) приватизации. Последующие 5 лет (2004–2008 гг.) характеризовались расширением масштабов такого присутствия посредством активизации деятельности компаний с долей государства в капитале, вставших на путь расширения масштабов и диверсификации своего бизнеса путем участия в слияниях и поглощениях. В 2006–2007 гг. вновь активизировалась политика укрупнения разрозненных активов, остававшихся в собственности государства, в интегрированные структуры.

Новым аспектом имущественной политики государства стало создание государственных корпораций, среди которых появились охватывающие целые отрасли (авиационная и атомная промышленность, судостроение), включая выпуск гражданской продукции.

Расширение участия государства в экономике нашло отражение и в программных документах. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. (принята в 2008 г.) отмечается органичность государственного сектора для российской экономики и признается роль государственного предпринимательства. Однако в части управления государственной собственностью (отдельными категориями объектов) этот документ содержит в основном те же подходы, что и предыдущие правительственные программы 2000-х годов. Важным отличием можно считать обязательное соответствие состава государственного имущества не только полномочиям и функциям государства, но и структурным изменениям в тех или иных секторах экономики.

Кризис 2008–2009 гг. формально не привел в России к прямому масштабному росту государственного сектора, поскольку приоритеты государства в антикризисной политике были ориентированы на минимизацию прямого расширения его участия в капитале проблемных частных компаний и банков. Более того, официальные данные Росстата (не учитывающие пирамидальные владения в смешанном секторе) свидетельствуют о продолжающемся и в 2008–2010 гг. уменьшении доли госсектора в экономике. Тем не менее большинство экспертных оценок свидетельствует о росте прямого участия государства в экономике России вследствие как действий компаний смешанного сектора на рынке корпоративного контроля, так и косвенных антикризисных мер государства. В частности, усилилось косвенное влияние контролируемых им банков и структур, выступивших в качестве его агентов при реализации антикризисных мероприятий.

По данным ЕБРР, к 2009 г. доля госсектора российской экономики в ВВП возросла с 30 до 35%. Эти данные весьма показательны с точки зрения динамики, однако применительно к масштабам госсектора представляются заниженными. По имеющимся оценкам («Тройка Диалог», 2008), федеральные и региональные власти в конце 2007 г. контролировали примерно 40% рыночной капитализации российского фондового рынка по сравнению с 24% в 2004 г. К началу 2008 г. «глубина концентрации собственности» в руках государства в рамках базы «Эксперт-400» составила примерно 40–45%, а в 2009 г. этот показатель различными экспертами оценивался в пределах 50%.

Раздел Институциональные проблемы Поворот к активной «структурной» приватизационной политике произошел в конце 2009 г., когда российская экономика начала выходить из острой фазы кризиса. В 2006– 2008 гг. «типовыми» задачами приватизации были следующие: формирование доходов федерального бюджета, приватизация имущества, не задействованного в осуществлении государственных функций, акционирование унитарных предприятий. В сентябре– октябре 2009 г. в официальных выступлениях высших представителей правительства РФ впервые было отмечено проведение «структурной» приватизации, направленной на снижение масштабов прямого участия государства в российской экономике, на развитие конкуренции в отраслях, на привлечение инвестиций для долгосрочного развития компаний, на повышение эффективности крупных компаний с государственным участием.

Начало нового этапа приватизации можно связать с утверждением правительством РФ (30 ноября 2009 г.) очередного Прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества на 2010 г. и основных направлений приватизации федерального имущества на 2011–2012 гг. Отличительные особенности этого плана – определение в качестве приоритетных задач привлечения внебюджетных инвестиций в развитие приватизируемых компаний; существенного расширения перечня секторов (отраслей), в рамках которых планируется приватизация; ориентации на приватизацию ряда крупнейших (бюджетообразующих) компаний. Это позволяет говорить о начале с 2010 г. в России политики «новой приватизации».

В целом можно выделить две группы предпосылок в переходе к «новой приватизации». Первая группа включает факторы, носящие фундаментальный характер и непосредственно не связанные с недавним экономическим кризисом:

– двойственность и противоречивость положения государства (как законодателя, регулятора и прямого участника крупных компаний);

– слабое развитие условий для справедливой конкуренции и повышения инвестиционной активности частного бизнеса в секторах с высоким прямым участием государства;

– активность крупных компаний с государственным участием по приобретению активов, в том числе расширению непрофильных активов;

– объективные ограничения в повышении качества корпоративного управления в компаниях госсектора;

– множественность субъектов госсектора, недостаточные возможности государства по эффективному управлению и контролю над их деятельностью.

Однако радикальное изменение содержания государственной приватизационной политики с 2010 г., акценты на ее структурной составляющей и разгосударствлении крупнейших компаний, отдельных секторов, по нашему мнению, в большей степени были обусловлены осознанием проблем, получивших в связи с недавним кризисом особую значимость (вторая группа предпосылок):

– расширение участия (влияния) государства в экономике в кризисный период и чрезмерный уровень его прямого участия;

– риск посткризисного усиления участия государства в экономике вследствие неопределенности дальнейшей судьбы пакетов акций компаний, переданных в залог при предоставлении государственной антикризисной поддержки, при возможном неисполнении этими компаниями своих обязательств по возврату кредитов;

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы – невысокая конкурентоспособность ряда крупных компаний, входящих в госсектор, необходимость их реструктуризации и технологической модернизации;

– потребность в привлечении значительных внебюджетных инвестиций, в том числе в развитие важнейших инфраструктурных секторов;

– усилившиеся сомнения в перспективах быстрого посткризисного роста российской экономики, расширение бюджетных расходов социальной направленности, как следствие – необходимость ужесточения бюджетных ограничений (поиска дополнительных бюджетных доходов).

В целом на первый план «государственной повестки» ставятся вопросы обеспечения структурного эффекта от приватизации для развития российской экономики. По нашему мнению, в пользу структурной направленности приватизационной политики свидетельствуют не только официальные декларации, но и практические действия государства последних двух лет по изменению регулирования приватизации, радикальному сокращению перечня стратегических предприятий, планированию приватизации крупнейших компаний госсектора, совершенствованию корпоративного управления в компаниях с государственным участием.

Во-первых, целый ряд существенных изменений и дополнений был внесен в законодательство о приватизации1, в частности:

– переход на среднесрочное планирование приватизации федерального имущества, определение возможностей утверждения правительством РФ прогнозного плана (программы) приватизации на срок от 1 до 3 лет (ранее устанавливалось ежегодное формирование прогнозного плана) и дополнений приватизационных планов новыми субъектами;

– предоставление правительству РФ права принимать решения о приватизации государственного имущества вне рамок «стандартных» процедур, установленных законодательством о приватизации, в целях создания условий для привлечения инвестиций, стимулирования развития фондового рынка, а также модернизации и технологического развития экономики;

– определение возможности передачи правительством РФ функций продавца приватизируемого федерального имущества юридическим лицам;

– отмена института нормативной цены подлежащего приватизации имущества, определяемой в соответствии с установленным правительством РФ порядком минимальной цены, по которой возможно отчуждение этого имущества;

– упрощение условий приватизации некрупных объектов федерального имущества, расширение доступа потенциальных покупателей к участию в приватизации (определение возможности продажи государственного имущества в электронной форме; совершенствование ее процедуры посредством публичного предложения – «голландский аукцион»; уменьшение размера требуемого задатка для участия в аукционе или конкурсе);

– повышение требований к обеспечению прозрачности процедур приватизации.

Во-вторых, в контексте расширения базы для приватизации следует упомянуть кардинальное сокращение перечня стратегических предприятий и акционерных обществ2:

Федеральный закон от 31 мая 2010 г. № 106-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества».

Pages:     | 1 |   ...   | 85 | 86 || 88 | 89 |   ...   | 117 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.