WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 117 |

Третий этап – реализация проектов НИОКР, представляемых технологическими платформами. Этот этап еще не наступил, поскольку в ходе формирования техплатформ выяснилось, что есть нерешенные проблемы.

Первая проблема – методическое обеспечение формирования технологических платформ. Его обеспечивают два министерства – Министерство экономического развития и Министерство образования и науки. Однако для координаторов техплатформ нет полной ясности в том, какое ведомство за что отвечает и куда надо обращаться, чтобы выяснить порядок действий. В частности, нет четкой адресности по вопросу о том, кто будет учитывать предложения техплатформ по формированию тематики будущей государственной программы по развитию науки и технологий.

Согласно поручению президента РФ по результатам работы Комиссии при президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России (№ Пр-22 от 4.01.2010 г., пункт 5 «б») 47 компаний с государственным участием, разрабатывающих программы инновационного развития, должны участвовать в формировании и деятельности технологических платформ.

Климов А.А., Фрумин И.Д. и др. Краткий отчет об исследовании лучших практик развития системы управления научными исследованиями и инновационной деятельностью в российских высших учебных заведениях. Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Центр социологических исследований МИЦАР. М., 2011.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы Вторая проблема – неопределенность источников финансирования проектов технологических платформ. В настоящий момент нет четко прописанных процедур финансирования технологических платформ. Предполагается, что финансирование проектов будет идти из максимально возможного числа источников – федеральных целевых программ, средств РОСНАНО, госкорпораций, программ фундаментальных исследований РАН, финансирования, выделяемого в рамках разных инициатив Министерства образования и науки по кооперации вузов и предприятий и т.д.

По данным на декабрь 2011 г., финансировать даже организационно-техническую работу техплатформы (куда отнесено и написание стратегической программы развития, и составление «дорожной карты») Минобрнауки и МЭР не готовы. Более того, аргументом против специально выделенного финансирования служит то, что участие бизнеса в платформах и других организаций, располагающих собственными финансовыми ресурсами, должно позволить изыскать средства на организацию работы техплатформы.

В дальнейшем поддержка проектов технологических платформ, судя по всему, будет осуществляться на общих основаниях. Несколько более благоприятный режим может сложиться только потому, что коллективные проекты, разработанные в рамках техплатформ, окажутся более проработанными и потому будут иметь наивысшие шансы получить финансирование.

В целом можно прогнозировать два сценария развития поддержки проектов технологических платформ:

1) технологические платформы – это определенный статус, предполагающий более высокое качество проектов. Их тематика, кроме того, будет считаться приоритетной. В этих условиях проектам техплатформ будет легче получать финансирование в рамках существующих финансовых инструментов;

2) технологические платформы – это сочетание статуса и дополнительного бюджетного финансирования, которое будет выделяться в рамках скорректированной государственной программы развития науки и технологий на 2013–2020 гг. Оператором распределения финансовых средств в этих условиях может выступить РФТР.

За 2011 г. отобранные платформы прошли некоторую эволюцию – более сбалансированным стал состав участников платформ за счет некоторого притока представителей бизнеса, хотя в 11 платформах отмечается пока низкий уровень участия компаний.

Среди платформ определились «лидеры», т.е. те, кто больше продвинулся по всем названным этапам формирования и начала работы. Особое место занимает технологическая платформа «Медицина будущего», которая с самого начала процесса формирования техплатформ стала неформальным лидером. По ее структуре и результатам работы можно судить о том, как далеко могла продвинуться наиболее эффективно работающая структура. Данная платформа представляет собой консорциум из 160 организаций, среди которых половина – представители бизнеса, 25% – образовательные организации, 20% – научные1. Эволюционным путем сформировались 9 научно-технических советов – по более детальным направлениям исследований в рамках тематики платформы. Бо Все данные по технологической платформе «Медицина будущего» цитируются по презентации:

В.И. Довгий «Российская технологическая платформа «Медицина будущего»: опыт развития и новые возможности», представленной на международном семинаре «Российские и европейские технологические платформы: развитие сотрудничества». Москва. НИУ ВШЭ. 7 декабря 2011 г. http://issek.hse.ru/ announcements/38687293.html Раздел Социальная сфера лее того, уже есть база, содержащая 120 проектов, из которых 35 получили поддержку в рамках ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2013 годы» и «Фарма-2020».

Примечательно то, что работа данной платформы действительно направлена на реализацию кластерной политики: созданы рабочие группы по развитию инновационных кластеров в ряде регионов, в том числе в Москве, Петербурге, Самаре, Екатеринбурге и др.

* * * Анализ итогов развития сферы науки и инноваций за 2011 г. позволяет сделать следующие выводы.

1. В прошедшем году на правительственном уровне инновационная риторика и поддержка инноваций были очень интенсивными. Возросло бюджетное финансирование НИОКР, высокими темпами реализовывались инициативы в «Сколково», менялась нормативно-правовая среда для науки и инновационной деятельности, появились новые институты развития. Что существенно, был отмечен рост внимания бизнеса к финансированию НИОКР, и отчасти это может быть следствием государственных мер по развитию сотрудничества с государственной наукой, в первую очередь в вузах.

2. К концу года вступили в силу законы, устраняющие ряд ограничений общеэкономического характера на развитие инновационной деятельности, в том числе касающиеся возможных форм венчурного инвестирования.

3. В то же время в прошедшем году возрастала неравномерность распределения бюджетных средств. Главными приоритетами являются вузовская наука и мегапроекты, такие как «Сколково» и мегагранты на создание лабораторий под руководством ведущих ученых мира. Просматривается в будущем еще ряд финансовоемких приоритетов в виде подготовки кадров за рубежом, финансирования создания установок «меганауки». На фоне так и не реформированного государственного сектора науки это может привести к разбалансировке инновационной системы.

4. Все более распространенными становятся меры по «принуждению» бизнеса к инновациям. Их результативность неоднозначна. Сам феномен «принуждения» компаний к инновациям и к сотрудничеству с вузами вызывает в памяти аналогию с существовавшими некогда планами «принуждения» к отработке молодых ученых в науке в течение нескольких лет в обмен на полученные от государства определенные блага (например, ведомственное жилье либо оплата долгосрочной стажировки за рубежом и т.п.). Тогда эта идея существовала только в проектах стратегий и концепций и, к счастью, не была принята. Этой модели воспротивились в первую очередь сами ученые, потому что незаинтересованный работник в науке – это угроза поломки оборудования, недобросовестного выполнения эксперимента и т.д., т.е. некорректным «принуждением» может быть нанесен значительный урон.

5. Новые инициативы (мероприятия в «Сколково», формирование технологических платформ) во многом базируются на адаптации зарубежного опыта. Однако заимствованные инструменты трансформируются в российской экономической среде, что приводит к непрогнозируемым результатам. Вместе с тем в стране появляются собственные успешные практики, которые заслуживают изучения и более широкого распространения.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы 6. Государство остается главным контролирующим и регулирующим агентом. Инструменты, основанные на инициативе снизу (например, научные фонды), не развиваются. Следствие этого – слабость связей в инновационной системе. «Инновационный лифт» пока существует в виде разрозненного набора институтов развития.

7. В целом уровень участия государства в развитии науки и инновационной деятельности остается слишком высоким и даже возрастает. В итоге инновационная сфера ориентируется в первую очередь на государственное финансирование, и такая «уникальность» экономического устройства препятствует интеграции России в глобальную инновационную систему.

Раздел Институциональные проблемы Раздел 6. Институциональные проблемы 6.1. Состояние государственного сектора и приватизационный процесс 6.1.1. Масштабы государственного сектора в российской экономике Приводимые в официальных источниках данные1, характеризующие федеральную собственность с количественной стороны (табл. 1), позволяют уверенно говорить о том, что за 2011 г. общее количество объектов, учтенных в реестре федерального имущества, сократилось более чем на 12% по сравнению с пиком, имевшим место на начало 2011 г. (1,562 млн ед.). Тем не менее по состоянию на начало 2012 г. оно превосходит аналогичную величину двухлетней давности.

Таблица Количество организаций, использующих федеральное имущество, и объектов, учтенных в реестре в 2008–2011 гг. (ед.) Общее количество Хозяйственные общества (АО и ООО), объектов Федеральные где РФ является акционером (участнифедерального имущества, учтенных государственные ком) в реестре Дата* унитарные специальное право в Автоматизированпредприятия («золотая акция») на бумажных ной системе учета (ФГУП) всего без наличия пакета носителях федерального имуакций щества (АСУФИ) На 1 января 2008 г. 5709 3801/3647** 127 … … На 1 января 2009 г. 3765 3503/3338** 136 701325 (31 декабря 2008 г.) На 1 января 2010 г. 3517 3066/2920** 117 1276572 (31 декабря 2009 г.) На 1 января 2011 г. … 3077 120 1562018 (31 декабря 2010 г.) на 1 января 2012 г. … 2930*** 111 1371266 (31 декабря 2011 г.) * По количеству объектов федерального имущества, учтенных в реестре в АСУФИ на 31 декабря соответствующего года.

** В знаменателе – количество только АО.

*** На 28 декабря 2011 г., включая 2794 АО, 25 ООО и 149 АО, где имеется специальное право на участие РФ в управлении («золотая акция») (в 111 из них без наличия акций в федеральной собственности), 2822 АО с государственным участием находятся в управлении Росимущества.

Источник: Прогнозный план (программа) федерального имущества на 2009 г. и основные направления приватизации федерального имущества на 2010 и 2011 гг., Прогнозный план (программа) федерального имущества на 2010 г. и основные направления приватизации федерального имущества на 2011 и 2012 гг., Прогнозный план (программа) федерального имущества и основные направления приватизации федеВ 2011 г. при наличии утвержденного в конце ноября 2010 г. прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества на 2011–2013 гг. российское правительство не утверждало очередную годовую программу приватизации подобно тому, как это происходило в 2000-е гг. Между тем именно эти документы традиционно содержали данные о количестве унитарных предприятий федеральной собственности (ФГУПов) и акционерных обществ с участием РФ в капитале на начало календарного года.

Поэтому достаточной информации, чтобы объективно судить о динамике этих составляющих государственного сектора непосредственно в 2011 г., нет, хотя данные реестра федерального имущества позволяют оценить тенденции изменения общего числа учтенных в нем объектов и хозяйственных обществ с участием государства.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы рального имущества на 2011–2013 гг.; данные Минэкономразвития РФ на основе реестра федерального имущества, www.rosim.ru.

Также можно констатировать уменьшение совокупного количества хозяйственных обществ с государственным участием в 2011 г. на 4,8%, хотя в 2008 и 2009 гг. сокращение было более значительным, а в 2010 г. даже наблюдался небольшой рост. В результате их число на начало 2012 г. впервые опустилось ниже 3 тыс. ед.1 Также минимальным за весь период 2000-х гг. является количество АО, где государство использует специальное право на участие в управлении («золотая акция») (около 100 ед.).

Новым явлением в корпоративном секторе с участием государства в 2011 г. стал поворот вспять развивавшейся еще с середины 2000-х гг. тенденции увеличения доли пакетов, позволяющих государству осуществлять полноценный корпоративный контроль в компаниях (табл. 2).

Таблица Динамика и структура количества хозяйственных обществ с долей государства в капитале (без АО с использованием специального права «золотая акция» при отсутствии доли) в 2008–2011 гг.

Хозяйственные общества (АО и ООО), где РФ является акционером (участником) На 1 из них с размером доли государства в уставном капитале всего, доля, января 100% 50–100% 25–50% 2–25% менее 2% ед. % ед. % ед. % ед. % ед. % ед. % 2008 г. 3674 100,0 1989 54,1 269 7,3 645 17,6 421 11,5 350 9,2009 г. 3367 100,0 1850 54,9 202 6,0 503 14,9 305 9,1 507 15,2010 г. 2949 100,0 1688 57,2 167 5,7 377 12,8 296 10,0 421 14,2011 г. 2957 100,0 1840 62,2 136 4,6 336 11,35 265 9,0 380 12,2012 г.* 2819 100,0 1617 57,4 112 4,0 272 9,6 254 9,0 564 20,* На 28 декабря 2011 г.

Источник: данные Минэкономразвития РФ на основе реестра федерального имущества, расчеты ИЭП им. Е.Т. Гайдара.

По состоянию на конец 2011 г. государство могло осуществлять мажоритарный или полный контроль более чем в 61,4% всех компаний (уровень начала 2008 г.) против почти 67% годом ранее.

Такой сдвиг произошел за счет снижения в общей структуре федеральных пакетов акций (долей участия) долей как полных пакетов (все 100% акций) с 62,2 до 57,4%, так и мажоритарных (более 50%, но менее 100% капитала) пакетов с 4,6 до 4%. Существеннее (более чем на 1,5 процентного пункта (п.п.)) сократился удельный вес блокирующих (от 25 до 50% капитала) пакетов, тогда как доля миноритарных (до 25% капитала) пакетов значительно выросла (с менее чем 22 до 29%) за счет возрастания доли мельчайших (менее 2% капитала) (c менее чем 13% до 20%). Особо следует отметить удельный вес последней категории федеральных пакетов акций (долей участия) по сравнению с докризисным периодом более чем вдвое, тогда как из всех прочих категорий вырос лишь удельный вес полных пакетов акций (долей участия), но всего на 3,3 п. п.

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 117 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.