WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 117 |

почти 20% окончивших учреждения НПО и более 70% выпускников учреждений СПО поступило в вузы. Концепция прикладного бакалавриата должна быть следующей: студент, отучившись два года в обычном – академическом – бакалавриате, осознает, что хочет быстро выйти на рынок труда. Тогда он за год проходит прикладную подготовку, получает диплом и идет работать, при этом сохраняется возможность вернуться в вуз, окончить академический бакалавриат за счет бюджета, а потом пойти в магистратуру.

Другая проблема, которая акцентирована в докладе экспертной группы, – псевдообразование, которое множество вузов сейчас дает своим выпускникам за счет бюджетных средств. Более половины студентов третьих курсов работают 22 часа и более в неделю – фактически полный рабочий день. Нормально учиться в такой ситуации они не могут. По мнению группы, в этом случае указанным студентам целесообразно дать практическую подготовку в прикладном бакалавриате, предоставить возможность выйти на рынок труда и при желании вернуться в систему высшего образования и доучиться.

Нам представляется, что помимо чисто правовых вопросов к статусу студентов и выпускников прикладного бакалавриата, которые, в принципе, могут быть решены, поскольку проект закона «Об образовании в Российской Федерации» еще находится в стадии обсуждения и, следовательно, в него можно вносить необходимые дополнения и изменения, возникают не менее острые проблемы, которые имеют экономическую и психологическую природу.

Выше мы уже указывали, что работодатели пока отрицательно относятся к выпускникам бакалавриата. Понятно, что различить академического и прикладного бакалавров им будет крайне сложно, поэтому они свои негативные оценки перенесут и на последних. Вузы, которые спокойно получают бюджетные средства за обучение студентов в то время, когда те работают, также не будут поддерживать данную меру, особенно в условиях быстрого сокращения студенческих контингентов по демографическим причинам (напряженно учить три года значительно менее выгодно, чем пять лет без особых трудов). Студенты, которые, в свою очередь, работают, накапливая профессиональный опыт, востребованный рынком труда, и получая заработную плату, а кроме того, и диплом специалиста, востребованный работодателями, еще более не заинтересованы в изменении ситуации.

Если при введении прикладного бакалавриата будет сохранена и система среднего профессионального образования (а экспертная группа предлагает ее сохранить), то путаница на рынке труда станет полной, поэтому работодатель, как нам представляется, по-прежнему предпочтет брать выпускников специалитета или магистров, в крайнем случае, привычных ему выпускников ссузов.

По мнению экспертной группы, необходимы законодательные изменения правил приема в вузы на бюджетные места. Сейчас вузы ограничены только минимальными баллами ЕГЭ по общеобразовательным предметам, подтверждающими, что абитуриент освоил школьную программу. В результате в инженерные вузы берут студентов с РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы 33 баллами ЕГЭ по математике. В связи с этим предложено ввести для желающих участвовать в конкурсе на бюджетные места минимальный порог качества знаний по профильным предметам, который должен варьироваться от году к году – в зависимости от результатов выпускников школ, но в любом случае отсекать наименее подготовленных.

По нашему мнению, данный подход ведет к утрате аттестатом зрелости хоть какогото значения, и, кроме того, нарушаются конституционные права выпускников школ, поскольку они заранее – до подачи документов в конкретный вуз – не допускаются к обучению на бюджетных местах. Следует также учитывать, что согласно действующему Закону «Об образовании» и проекту закона «Об образовании в Российской Федерации» не менее определенного числа студентов должно учиться в государственных и муниципальных вузах России на бюджетных местах. Однако группа считает, что минимальный порог качества знаний – это элемент конкурса, который не нарушает конституционных прав поступающих в вузы. При этом должен обеспечиваться контроль за качеством работы вузов, включая ведение независимой от вузов аттестации студентов, оценки прозрачности вузов, проведение других мониторингов, оценивающих качество студенческих контингентов, профессорско-преподавательского состава, условий обучения.

Кроме того, экспертная группа предложила создать условия для конкуренции вузов при распределении государственного задания, а именно не распределять контрольные цифры заранее, а распределять бюджетные средства по итогам зачисления. Далее группа поддержала давнее предложение, состоящее в том, чтобы студенты с высокими баллами ЕГЭ приносили своим вузам больше бюджетных средств, чем студенты с низкими. Фактически это означает возвращение к идее государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) в виде ГИФО-2, когда устанавливаются всего две их категории (в ГИФО-1 их было 5). Абитуриенты, которые набрали, например, от 85 до 100 баллов на ЕГЭ, приносят в вуз 200 тыс. руб., набравшие же от 60 до 85 баллов – 100 тыс. руб. Те граждане, которые получили на Едином экзамене ниже 60, но выше, скажем, 35 баллов, смогут учиться только за плату. А остальные вообще не смогут поступать в вуз. Поскольку сильные студенты в настоящее время идут преимущественно на социально-экономические, гуманитарные специальности и информационнокоммуникационные технологии, то вузы, их готовящие, получат значительные бюджетные средства; технические вузы, напротив, получат меньше бюджетных денег, хотя они, как указывалось выше, более «фондоемкие». В результате может получиться так, что для технических вузов необходимо будет вводить повышающие коэффициенты, чтобы обеспечить их нормальное функционирование. Словом, идея ГИФО-2 представляется нам пока плохо отработанной. Более того, она не позволяет решать задачи технологической модернизации России, которая сейчас стоит на повестке дня и станет еще актуальнее к 2020 г.

Группой предложено также особо поддерживать за счет бюджетных средств федеральные и национальные исследовательские университеты, МГУ и СПбГУ, другие статусные вузы, поскольку они, по идее, должны выйти на мировой уровень преподавания и исследовательской деятельности. Это позволит, по мнению группы, привлекать в них зарубежную профессуру и обеспечивать иностранным студентам нормальные условия обучения. Кроме того, повышение расходов на исследования и рост заработной платы приведет к тому, что российские ученые предпочтут оставаться на родине, а не ехать работать за границу.

Раздел Социальная сфера Таким образом, по мнению группы, выпускники указанных высших учебных заведений будут получать образование мирового уровня, усилится приток в них иностранных студентов, повысится исследовательский потенциал высшей школы, что оправдает (с позиции оценки эффективности) финансирование этих вузов по повышенным нормативам.

В целом предложения экспертной группы № 7 можно оценить как развернутую просьбу к государству по выделению государственным высшим учебным заведениям дополнительных бюджетных средств с непонятной пока отдачей. Только с 2005 по 2011 г. бюджетное финансирование системы высшего образования в номинальном выражении выросло в 3,4 раза, а в реальном – в 2 раза1, качество же высшего образования при этом не только не выросло, но снизилось. Выделение ведущих вузов и их приоритетное бюджетное финансирование, возможно, смогли бы переломить ситуацию, но исключительно для этого сегмента системы высшего образования. Однако, как представляется, остальная ее часть продолжит деградировать, причем ускоренными темпами.

Таким образом, можно заключить, что Стратегия-2020 для системы образования формально подготовлена, но основные проблемы данной сферы так и не решены и требуют своего адекватного решения.

5.4. Состояние науки и инноваций В сфере науки продолжались в основном мероприятия, инициированные в 2009– 2010 гг. Можно отметить появление определенных позитивных сдвигов в развитии отечественного научного комплекса, однако не столь масштабных, чтобы они получили отражение в показателях статистики. Есть и тревожные сигналы: на фоне растущих бюджетных ассигнований на гражданскую науку публикационная активность российских ученых продолжала падать.

В инновационной сфере активность правительства была очень высокой, быстро развивался проект инновационного города «Сколково», появились новые институты развития, а также начал реализовываться проект по формированию технологических платформ.

5.4.1. Финансирование исследований и разработок Бюджетное финансирование гражданских исследований и разработок в 2011 г. в текущих ценах возросло по сравнению с 2010 г. и достигло 287 млрд руб. (прирост на 20,9%)2. Это составило 3,07% расходов федерального бюджета (2010 г. – 2,35%). Одновременно можно отметить и рост внебюджетного финансирования науки, однако соотношение между объемами финансирования НИОКР из бюджетных и внебюджетных средств осталось на уровне 2009 г. (65:35). Таким образом, бюджетные источники попрежнему доминировали в структуре финансирования научных исследований и разработок.

Политика по распределению бюджетных средств менялась в направлении наращивания доли конкурсного финансирования по государственным контрактам, которое вы См. выше подраздел «Финансирование образования».

Данные за 2011 г. приводятся в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 2010 г. № 357-ФЗ «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов».

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы росло на 37,3%, что можно оценить позитивно, поскольку конкурс предполагает отбор лучших проектов. В то же время базовое финансирование, согласно оценкам ректоров ведущих вузов и научных организаций, как и прежде, не покрывало затрат на содержание имущества и поддержание научного процесса организаций. Соответственно стохастичность в финансировании науки не снижалась, поскольку постоянное (не конкурсное) бюджетное финансирование было недостаточным для того, чтобы можно было вести долгосрочные научные проекты.

Второй серьезной тенденцией стало снижение роли конкурсного грантового финансирования через систему научных фондов. Несмотря на провозглашаемую во всех официальных документах высокую значимость Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), их фактическое положение остается сложным. Бюджеты фондов в 2011 г. были небольшими, особенно по контрасту с финансированием исследований и разработок по лотам министерств и ведомств в рамках федеральных целевых программ (ФЦП).

Сокращение бюджетов фондов началось еще в 2010 г. (рис. 17). Средние размеры грантов не росли и составляли 370 тыс. руб. на коллектив до 10 человек в РФФИ и 400 тыс. руб. в РГНФ1. Более того, фактические средства, направляемые на проведение исследований, составляют от 60 до 40% размера гранта, а остальные – это различного рода налоги, а также накладные расходы.

РГНФ РФФИ 2006 2007 2008 2009 2010 Источники: Искусство сочетания. Интервью с председателем Совета РФФИ академиком В. Панченко // Поиск. № 17. 29 апреля 2011 г. С. 6. Отчет о деятельности РГНФ. Заседание Президиума Российской академии наук 31 мая 2011 г. http://www.ras.ru/news/news_release.aspxID=e251689c-6b6d-48b1-a819ab2bbbaeРис. 17. Изменение бюджетов государственных фондов – РФФИ и РГНФ, 2006–2011 гг.

Отчет о деятельности РГНФ. Заседание Президиума Российской академии наук 31 мая 2011 г.

http://www.ras.ru/news/news_release.aspxID=e251689c-6b6d-48b1-a819-ab2bbbae9531. Искусство сочетания. Интервью с председателем Совета РФФИ академиком В. Панченко // Поиск. № 17. 29 апреля 2011 г.

С. 6.

млн руб.

Раздел Социальная сфера Малые бюджеты – не единственная проблема грантовых научных фондов. Попрежнему остается неопределенным их организационно-правовой статус, поэтому при формировании ежегодного федерального бюджета возникает угроза исключения РФФИ и РГНФ из числа главных распорядителей бюджетных средств. Вступивший в силу с 1 октября 2011 г. Федеральный закон № 249-ФЗ1, уточняющий правовой статус фондов поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности, не решает данную проблему. Указанным законом вводятся понятия государственных и негосударственных фондов, определяется, что государственные фонды могут создаваться в форме бюджетных или автономных учреждений, и констатируется, что финансирование научных проектов осуществляется за счет грантов. Однако закон не проясняет особенностей регулирования деятельности РФФИ и РГНФ. В частности, нигде нет указания на то, что данные фонды могут быть главными распорядителями бюджетных средств либо, как альтернатива, признаваться наиболее значимыми бюджетными учреждениями.

Вместе с тем фонды при всех недостатках действующего в них механизма распределения средств можно рассматривать как прогрессивную и более прозрачную форму поддержки науки, чем конкурсное финансирование науки в рамках ФЦП. Бесспорные преимущества грантовой формы финансирования по сравнению с конкурсами министерств состоят в том, что при экспертизе проектов не используются критерии, применяемые при государственных закупках, а также в масштабах охвата грантами ученых и научных коллективов – в фондах он значительно шире, чем по проектам ФЦП. Кроме того, фонды стремятся повышать открытость своей работы. В частности, теперь заявители РФФИ имеют доступ к рецензиям на свои проекты2, что важно как для самих ученых для работы над проектом, так и для повышения ответственности экспертов за выносимые ими заключения.

Тем не менее фондам фактически было предложено «доказать свою эффективность» и, в частности, ввести целевые индикаторы по аналогии с ФЦП. Предлагаемые на сегодняшний день фондами индикаторы могут привести к искажениям, а не к более объективной оценке их работы. Так, планируется наращивать долю проектов, результаты которых имеют практическое приложение, что, скорее всего, повлечет за собой поддержку прикладных тематик в ущерб чисто фундаментальным. Далее, должна возрасти доля проектов, результаты которых соответствуют мировому уровню или превышают его (при неясных способах определения мирового уровня), а также увеличиться доля кандидатов и докторов наук в возрасте до 39 лет в числе участников проектов3.

Известно, что статистически «нарастить» молодежное участие нетрудно, когда такой индикатор становится императивом. Показатель публикационной активности и цитирования работ – наиболее адекватный для оценки результатов и уровня исследований по грантам фондов – по непонятной причине не вошел в число основных индикаторов.

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 117 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.