WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 65 | 66 || 68 | 69 |   ...   | 117 |

К a мч a тский кр a й К a линингр a дск a я РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы период 2003–2010 гг. он составил 1,2 млн человек) принимаются на фоне максимально возможного уровня занятости (работает почти все экономически активное население) при крайне низком уровне безработицы (1,7% в 2010 г.). Иных, кроме миграционного, источников пополнения емкого и разнообразного рынка труда нет. При этом, судя по заявлениям предыдущего и нынешнего градоначальников, иностранная рабочая сила, за исключением высококвалифицированных специалистов (ВКС), явно нежелательна, квоты на привлечение ИРС ежегодно снижаются. По официальным данным, в 2010 г. в Москве работало 345,1 тыс. иностранных работников, что вывело столицу на 8-е место среди 83 субъектов РФ по доле занятых иностранцев в числе занятых (5,8%). Интересной представляется и структура занятости мигрантов в Москве: больше 5% приходится на работу в фантастическом (для столицы сельском и лесном хозяйстве, охоте и добыче полезных ископаемых и только 20,4% занято в строительстве.

Кроме Москвы, множество вопросов о соотношении легальной и нелегальной составляющих в использовании иностранных работников ставит бурно застраиваемый олимпийскими объектами Краснодарский край. Здесь, согласно данным статистики, только 1,9% занятых приходится на иностранных работников. При этом 63% работников заняты в строительстве – данные экспертов показывают, что краевая комиссия по квотам если и подтверждает работодателям их запрашиваемый размер, то именно в строительстве.

В большинстве кризисных старопромышленных регионов европейского Центра, Северо-Запада, Поволжья, в отсталых и трудоизбыточных республиках Северного Кавказа доля мигрантов в числе занятых не достигает 1%.

Таким образом, распределение трудовых мигрантов является примером территориальной мобильности, обусловленной «правильными» экономическими механизмами саморегуляции на региональных рынках труда. Они были бы выражены еще более очевидно, если бы не чрезмерное увлечение ограничениями посредством квот федеральных, а значит, и региональных, властей.

Относительно новыми инструментами внешней трудовой политики в области миграции являются выдача патентов мигрантам, работающим у физических лиц, и привлечение высококвалифицированных специалистов.

Что касается первой новации, то в минувшем году число фактически выданных патентов резко возросло: оно составило 810 тыс. шт. против 130 тыс. шт. в 2011 г. Однако особенности статистического учета ФМС по этому параметру таковы, что выяснить годовую численность работающих в России на этом основании иностранных граждан не представляется возможным, так как число выданных патентов за один год одному работнику-мигранту может быть значительно большим, чем один.

По каналу ВКС за 2011 г. было выдано 10 220 разрешений на работу. 92% ВКС прибыли из стран, с которыми у России действует визовый обмен. Динамику выдачи разрешений анализировать трудно: во-первых, этот механизм в 2010 г. действовал только со второй половины года, во-вторых, из-за неоднократных корректировок с самого начала действия. Теперь высококвалифицированным специалистам разрешено вставать на миграционный учет в срок до 90 суток, однако сделать это ныне можно только по месту жительства и нельзя по юридическому адресу организации, нанимающей иностранного работника. Затрудняют привлечение ВКС не только регулярные правоприменительные новации, но и наличие единственного на всю страну подразделения ФМС, где на них оформляют документы (Москва, Центр обращения граждан по паспортноРаздел Социальная сфера визовым вопросам ФМС России). Несмотря на неоднократные заявления самых высоких лиц о заинтересованности страны в привлечении высококвалифицированной рабочей силы для развития высоких технологий, открытия и продвижения проекта «Сколково», пока этот миграционный канал не стал действенным.

5.2.3. Внутренняя миграция Внутрироссийская миграция все в большей мере становится трудовой миграцией, осуществляемой в формате вахты, маятниковой, сезонной и других форм миграции.

Недавно Росстат впервые включил в обследование населения по проблемам занятости (ОНПЗ) вопрос о межрегиональной трудовой миграции в России, в 2011 г. эти данные были опубликованы1. Их анализ позволил сделать несколько предварительных выводов, ранее только предполагаемых:

- большинство регионов все еще слабо включены в межрегиональный трудовой обмен. Это затрудняет возможности маневрирования на рынках труда в случае возникновения такой необходимости, например, во время кризисов. Кроме того, это естественным образом тормозит процессы модернизации экономики и общества в целом. Объем внутренних межрегиональных перемещений составил около 1,7 млн человек, что соответствует 2,4% числа занятых в российской экономике;

- вся Европейская часть России в большем или меньшем масштабе находится под влиянием рынка труда Москвы, которую российский исследователь миграции Ж.А. Зайончковская несколько лет назад назвала «пылесосом, который буквально всасывает в себя окружающее население»2. В 2010 г. численность занятого населения, въезжающего на работу в Москву, составила 902 тыс. человек, это 54% всех заявленных трудовых перемещений в России. В совокупности с Московской областью это 65%. Даже динамично развивающиеся и инвестиционно привлекательные регионы Центра, но относительно близкие от столицы, не способны остановить выезд своего населения на работу в Москву. Из депрессивных же областей Центра временные выезды уже давно стали обычной и распространенной практикой. Например, из Брянской, Смоленской или Ивановской областей выезд превышает въезд на работу в 60–100 раз;

- баланс внутрироссийской трудовой миграции для российских «северов» положителен, хотя и невелик в абсолютном выражении. В отличие от подавляющего большинства российских регионов Коми, в Архангельскую область, Хабаровский край, Магаданскую область приезжают больше, чем выезжают из них;

- в 8 российских регионах уровень привлечения внутрироссийских мигрантов от численности занятых превышает 2%. Это Москва (15%), Ямало-Ненецкий АО (11,5%), Ханты-Мансийский АО (8,4%), Московская область (5,2%), Санкт-Петербург (4,5%), Ненецкий АО (3,3%), Республика Саха (2,5%), Краснодарский край (2,2%).

Приведенный список позволяет понять, что зоны локализации внешних и внутренних трудовых мигрантов совпадают. Экономически привлекательных регионов в России немного, и именно они обладают аттрактивностью для мигрантов независимо от их происхождения. В свою очередь, рынки труда таких регионов диктуют по Труд и занятость в России 2011. М.: Росстат, 2011.

В Москву или из Москвы: где лучше жить в России // Эхо Москвы. Беседа М. Королевой с Ж. Зайончковской. 8 ноября 2008 г.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы требности в дополнительном привлечении рабочей силы извне, при этом уровень безработицы в них крайне низок.

Судя по опубликованным данным, потоки внутренней трудовой миграции в 2005– 2008 гг. нарастали очень динамично, ежегодно едва ли не на 20–30%. Кризис отразился снижением мощности движения в 2009 г. и новым всплеском в 2010-м.

Абсолютно аналогичным трендом была отмечена и внутрироссийская «постоянная» миграция. Несмотря на все неточности статистического учета миграции, кризис выразился снижением (причем до минимальных в истории России отметок) внутренних переселений в 2009 г. и последующим ростом. В 2011 г. объем переселений впервые за длительный период перешагнул за двухмиллионный рубеж. Более того, по итогам года можно ожидать почти 3 миллиона переселений. Последний раз такое случалось в 1995 г. Впрочем, статистика здесь не вполне сопоставима. Напомним, что и здесь в статистическую разработку теперь попадают регистрирующиеся как по месту жительства (как это, собственно, и было с 1995 г.), так и по месту пребывания, причем с 2011 г. – на срок свыше 9 месяцев. Таким образом, во всплеске внутренних переселений 2011 г.

есть и статистический артефакт. Объективных оснований для резкого роста внутренней миграции немного: урбанизационные перемещения из села в город, являвшиеся основой миграционного движения в 1970–1980 гг., теперь не столь значительны. Переселения на заработки на север и восток страны и вовсе почти прекратились. Росту внутренней мобильности на длительный период может способствовать наблюдаемый всплеск заинтересованности в получении высшего образования и вместе с тем учебной миграции. Идеология внедрения в России ЕГЭ исходила отчасти от потребности обеспечить доступ к лучшим вузам страны способных молодых людей из периферии. Отчасти это и происходит ныне.

Одновременно другой инструмент – переселение в иные регионы безработных – отклика не нашел. После «официального» объявления о кризисе в России эта мера была выдвинута в качестве одного из направлений борьбы с безработицей. Однако реализовать даже небольшие деньги, выделенные на это мероприятие, не удалось. Безработные крайне неохотно принимали предложения о переезде в другие города и регионы.

Обследования безработных и лиц, ищущих работу, выполненные Институтом демографии по заказу Роструда в 2008–2009 гг., показали крайне низкий уровень потенциальной мобильности безработных: намерения к переезду в другой регион имели 4% опрошенных1. Поэтому новые попытки реанимировать эту меру как способную стимулировать внутреннюю миграцию такими материальными стимулами, как выплата единовременных пособий и оплата дороги в один конец – а именно это предлагается в проходящем второе чтение в Госдуме законопроекте «О поддержке безработных граждан при переезде и переселении в другую местность для трудоустройства», – представляются нереализуемыми2.

Денисенко М.Б., Карачурина Л.Б., Мкртчян Н.В. Готовы ли российские безработные ехать за работой // Демоскоп Weekly. 2010. № 445–446. http://demoscope.ru/weekly/2010/0445/index.php Козлов В. Правительство обещает оплатить дорогу и выдать «подъемные» внутренним мигрантам // Московские новости. 16 ноября 2011 г.

Раздел Социальная сфера 5.2.4. Законодательные новации Основные инициативы прошедшего года заключались в обсуждении Концепции миграционной политики и в правоприменительных доработках недавно принятых правовых положений.

Активизация обсуждения действующего миграционного законодательства проходила в рамках корректировки «Стратегии-2020». В течение всего года велась подготовка очередной редакции Концепции миграционной политики. Впрочем, выражение «очередная» верно лишь отчасти. Работа над проектом Концепции началась еще в 1998 г., когда ФМС была гражданским ведомством. Этот первый проект широко обсуждался, и в работе над ним активно участвовали научные и общественные организации. Генеральным направлением текста той Концепции была репатриационная миграция (из стран СНГ в Россию). Осенью 2001 г. после передачи ФМС в ведение МВД подходы к Концепции изменились: главными стали борьба с нелегальной миграцией и временная трудовая миграция. Исходя из этой логики, документ был назван «Концепция регулирования миграционных процессов» и в этом виде принят в марте 2003 г., при этом он был не утвержден указом президента, а одобрен распоряжением правительства РФ, что несколько понизило его статус. Таким образом, невзирая на большую и всевозрастающую значимость миграционных процессов в социально-экономической жизни современной России, несмотря на обилие принятых в 2000-е годы законов в данной области, многочисленных поправок к ним и подзаконных актов, собственно Концепции миграционной политики в стране до сих пор нет. Последняя российская миграционная реформа (2006–2007 гг.) была ориентирована в основном на упорядочение временной трудовой миграции и почти не затрагивала миграцию на постоянное место жительства.

И даже в своей относительно разработанной части (временная трудовая миграция) проводимая «по факту» миграционная политика вызывала множество справедливых нареканий и недоумений, главное из которых – механизм квотирования, о котором было сказано выше.

Обсуждаемый в настоящее время новый вариант Концепции исходит из того, что в условиях предстоящей «борьбы» развитых стран мира за «один из главных ресурсов развития экономики» – как обозначил миграцию И.И. Шувалов1, нужны действенные механизмы и программы постоянной, а не только временной миграции; цель которых не только в поддержании численности населения страны, но в качественном улучшении ее человеческого потенциала. Обсуждается вопрос об отмене разрешения на временное проживание, претендент на вид на жительство (а затем и гражданство РФ) будет иметь возможность получить его по так называемой «балльной системе» с учетом знания языка, образования, квалификации и прочих индивидуальных характеристик.

Горячо дебатируется вопрос об отмене квот на выдачу разрешений на работу, по нему консенсус пока не достигнут.

Необходимо констатировать, что обсуждение Концепции миграционной политики во второй половине 2011 г. находилось под влиянием приближающихся президентских Из выступления И. Шувалова на заседании Правительственной комиссии по миграционной политике (Графова Л. Миграционный разворот // Российская газета. 3 марта 2011 г.).

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы выборов и закономерного в этом случае превалирования популистских настроений над насущными экономическими потребностями1.

Текущие изменения действующего законодательства были связаны с категорией высококвалифицированных специалистов, о чем было сказано выше.

Наконец, еще одна новация законодательства 2011 г. заключалась в снижении ставки подоходного налога для участников и членов семей госпрограммы «Соотечественники» – переселившихся в Россию на постоянное место жительства, с 30 до 13%2.

Целый ряд вопросов, в первую очередь – необходимость содействия адаптации и интеграции мигрантов и членов их семей в российский социум, пока по-прежнему остается вне поля зрения российского миграционного законодательства.

5.3. Итоги 2011 г. в системе образования 5.3.1. Основные факторы развития сферы образования В 2011 г. факторами и событиями, определявшими развитие и деятельность системы образования, были:

• ведущим фактором, как и последние несколько лет, был демографический;

• пока еще нереализованным фактором стал переход в системе образования к трем типам учреждений – казенным, бюджетным и автономным. Вместе с тем именно этот фактор, как ожидается, станет во многом играть заметную роль в развитии данной сферы в последующие годы;

• ЕГЭ продолжал восприниматься значительной частью общества как негативный фактор, который способствует деградации как полного среднего, так и высшего образования;

Pages:     | 1 |   ...   | 65 | 66 || 68 | 69 |   ...   | 117 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.