WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 117 |

Российская экономика в 2009 г. Тенденции и перспективы (Выпуск 31). М.: Институт Гайдара, 2010.

С. 637–638.

Раздел Институциональные проблемы 6.7.1. Структурные преобразования Вооруженных сил Даже краткое перечисление организационно-структурных перемен в ВС РФ за прошедшие три года впечатляет. На протяжении 2009 г. был произведен переход от дивизионно-полковой структуры соединений всех видов ВС к бригадной (за исключением Воздушно-десантных войск и Ракетных войск стратегического назначения)1. Опыт функционирования ВС в новой структуре в 2010 г. продемонстрировал наличие проблем с обеспечением постоянного высокого уровня их боевой готовности при сохранении смешанной, принудительно-добровольной системы комплектования рядовым и младшим командным составом (РМКС). В конце 2010 г. было установлено новое военно-административное деление РФ: четыре военных округа вместо шести и, соответственно, четыре объединенных стратегических командования (ОСК), которым подчинены все военные силы на территории округов, исключая стратегические. В результате этого на верхних ярусах войсковой иерархии получилась трехзвенная система управления: ОСК в округе – оперативные командования (армии) – бригады и другие воинские части.

Важнейшая организационно-структурная новация 2011 г. – создание Войск воздушно-космической обороны (ВКО) как самостоятельного рода войск. В некотором смысле это можно рассматривать как возрождение в миниатюре бывшего вида ВС СССР, называвшегося Войсками противовоздушной обороны (ПВО) страны.

Исключительно важным структурным нововведением следует считать произошедшее за предыдущие три года разделение управленческих функций в Минобороны по двум «стволам»: первый – отвечающий за всестороннее обеспечение деятельности ВС, второй – отвечающий за строительство ВС, планирование применения войск (сил) и их боевую подготовку. Первый ствол комплектуется, по опыту цивилизованных государств, в основном гражданскими специалистами, второй – военными. Отметим, что путь к такой структуре, которая была признана наиболее рациональной для РФ еще в мае 1992 г., занял почти 20 лет. Тогда она была объявлена на конференции в Генштабе как установка Президента РФ Б. Ельцина тогдашними высшими должностными лицами: министром обороны П. Грачевым и его первым заместителем А. Кокошиным. Очевидно, что российский генералитет не поддержал такую перестройку и всячески препятствовал ей, стараясь не выпустить из своих рук финансово-экономические рычаги со связанными с ними возможностями. На что ушли многие годы и ресурсы.

Теперь на первый управленческий «ствол» легли две важнейшие задачи: финансовоэкономическое обеспечение всех видов деятельности Минобороны и ВС РФ, а также взаимодействие с оборонно-промышленным комплексом (ОПК) в целях обеспечения поставок вооружения и военной техники (ВВТ).

Новые службы материально-технического обеспечения (МТО) ВС РФ объединили в структуре второго управленческого ствола тыловое и военно-техническое обеспечение войск, что опять-таки соответствует положительному опыту многих цивилизованных государств. А произошедшее снижение объема задач позволило вчетверо сократить численность военнослужащих-управленцев и переключить оставшихся на решение сугубо военных задач. Многие конкретные виды хозяйственно-экономической деятельности вообще выведены из Минобороны и переданы в ОАО «Оборонсервис», обеспечиРоссийская экономика в 2009 г. Тенденции и перспективы (Выпуск 31). М.: Институт Гайдара, 2010.

С. 640.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы вающее решение следующих задач: сервисное обслуживание ВВТ, модернизацию, ремонт, ликвидацию излишков, утилизацию ВВТ; эксплуатацию всех объектов недвижимости; производство и поставку сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров; торгово-бытовое обслуживание и организацию питания; производство полиграфической продукции; предоставление гостиничных услуг и др. Что же касается других функций МТО, то часть их передана (полностью или частично) сторонним организациям через новый для нас вид обеспечения посредством аутсорсинга. Это охватило такие виды обеспечения, как продовольственное, банно-прачечное – для военнослужащих; аэродромно-эксплуатационное обслуживание, автоперевозки, заправка топливом, техническое обслуживание и ремонт – для содержания войск и ВВТ. При этом «Оборонсервис», как правило, выполняет роль генерального агента Минобороны, распределяя его контракты через систему торгов.

В целом таких радикальных структурных преобразований Минобороны и ВС еще не знали. И опыт их функционирования в 2011 г., естественно, вскрыл как достоинства, так и недостатки. Однако есть и ценные результаты, в частности, по дислокации войск.

Достаточно отметить, что количество охраняемых военных городков сократилось с 22 тыс. до 4 тыс., а в скором времени их останется менее тысячи. Для их охраны оказалось достаточным иметь всего лишь около 7 тыс. чел. Аэродромная сеть ВВС, в которую входило 356 аэродромов, сведена в 7 авиационных баз с мощной инфраструктурой, при этом входящие в них аэродромы лучше эксплуатируются и ремонтируются. Высвобождаемые жилые городки и другие объекты передаются в собственность местных органов власти.

6.7.2. Военно- техническая политика РФ и ее реализация В начале осени 2011 г. выяснилось, что Минобороны не удается согласовать контракты на строительство двух подводных атомных ракетоносцев типа «Борей» и одной многоцелевой атомной подводной лодки типа «Ясень» с ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК). По заявлению министра обороны А. Сердюкова, речь шла о последних 20 млрд руб. из 581 млрд общего объема ГОЗ Минобороны на 2011 г. ОСК отказывалась раскрыть структуру цены на свою продукцию в соответствии с требованиями заказчика.

Хотя эта скандальная ситуация непосредственно и не влияла на боевой потенциал Российских морских ядерных сил сдерживания (для новых лодок попросту нет ракет), она весьма настораживала, т.к. обещания правительственных чиновников урегулировать ее раздавались практически всю вторую половину лета. Сейчас уже становится понятно, что попытки личного вмешательства президента страны и председателя правительства лишь помогали им сохранить лицо. Несмотря на это, они оба сделали тогда весьма важные заявления, затрагивающие как военные расходы, так и военнотехническую политику России.

Так, президент Д. Медведев, выступая 27 сентября 2011 г. в Челябинской области перед участниками стратегических учений «Центр-2011»1, заявил, что «расходы на оборону, на новые вооружения, на денежное довольствие для военнослужащих, на их Встреча с командирами воинских частей, принимавших участие в учениях «Центр-2011» (Стенограмма). 27 сентября 2011 г. http://news.kremlin.ru/transcripts/12836.

Раздел Институциональные проблемы нормальный быт, на их квартиры будут высшим приоритетом деятельности государства. Иного быть не может».

К сожалению, это высказывание президента прямо противоречит статьям 23 и утвержденной Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года (СНБ-2020)1, ни в коей мере не включающим военные расходы в качестве одного из основных приоритетов национальной безопасности или одной из основных характеристик ее состояния.

Игнорирование концепции оптимального баланса, выраженной в СНБ-2020, означают попросту традиционное предпочтение достижения великодержавного статуса росту благосостояния граждан своей страны, омертвление инвестиционных ресурсов и сокращение темпов экономического роста в долгосрочной перспективе.

В свою очередь, председатель правительства РФ В. Путин во вступительном слове на совещании по вопросам ОПК 7 октября 2011 г.2 заявил, что у «нас стоит большая, масштабная задача: практически полностью перевооружить нашу армию и флот в ближайшие 10 лет». Хотя ранее президентом А. Медведевым целью Государственной программы вооружения на период 2011–2020 гг. (ГПВ-2020) называлось 70-процентное перевооружение (к 2016 году – 30-процентное), а не 100-процентное.

Полное или 70-процентное перевооружение за 10 лет полностью игнорирует зарубежный и собственный опыт, демонстрируя непонимание разработчиками ГПВ-принципа равновесия. Обоснованность ГПВ-2020 и, соответственно, возможность ее выполнения выглядят весьма сомнительно, если учесть прозвучавшие в июне 2010 г.

обвинения в отсутствии необходимых обоснований в адрес Минобороны со стороны В. Путилина, тогда еще первого заместителя председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, и точку зрения бывшего заместителя министра обороны В. Поповкина, который заявил в своих интервью3 в марте прошлого года, что в России «[д]оля современных средств в парке вооружения и военной техники по стратегическим ядерным силам составляет около 20%, а по силам общего назначения не превышает 10%. Для сравнения: в армиях ведущих зарубежных государств эта доля составляет 30–50%».

Если приведенные данные о ситуации в армиях ведущих стран мира верны, то выходит, что уже к 2016 г. Россия должна будет достигнуть их уровня, а к 2020 г. – существенно превзойти его. Судя по всему, ни у кого из разработчиков российской программы вооружения на 2011–2020 гг. не возник вопрос: почему все-таки в ведущих странах мира доля новых вооружений и военной техники не превосходит 50% Заявленные планы перевооружения 70% к 2020 г. недостижимы в силу возможностей отечественной промышленности, что подтверждается результатами первого года выполнения программы.

И что будет с предприятиями ОПК, когда после 2020 г. армия и флот вдруг окажутся полностью перевооруженными: не придется ли им, предприятиям, на долгие годы – ведь образцы вооружения и военной техники рассчитываются на срок службы до 25– 30 лет – полностью переориентироваться на зарубежный рынок Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Утв. Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537.

Вступительное слово В. Путина на совещании по вопросам развития ОПК (Стенограмма). 7 октября 2011 г. http://premier.gov.ru/events/news/16656/.

Мы не можем себе позволить закупать плохое вооружение // Военно-промышленный курьер. 2011. 2– 8 марта (№ 8); Литовкин Д. «Триумф» и «Циркон» уходят в войска // Известия. 2011. 11 марта; Национальная оборона. 2011. Март.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2011 году тенденции и перспективы Показательным примером является утверждение Д. Медведевым госпрограммы вооружения на 2011–2020 гг. Известно о самом этом факте стало лишь в конце февраля 2011 г., когда заместитель министра обороны В. Поповкин заявил на встрече с журналистами, что программа утверждена президентом еще 31 декабря 2010 г. Это стало неожиданностью для большинства из них, т.к. достоверные источники в Минобороны на протяжении всего января утверждали, что этого не произошло.

Опыт предыдущих программ вооружения показал, что попытки за счет оттягивания момента их подписания улучшить качество их разработки ни к чему не приводят – лихорадочно «доработанные» программы все равно не выполняются. Российские государственные программы вооружения в принципе невыполнимы.

Часто звучит мнение, что новая программа вооружения принята вследствие провала старой. Это совершенно неверно – новая программа принимается потому, что пришло время ее принять – в России положено принимать программу вооружения раз в пять лет. А так как разработка новой программы начинается за несколько лет до окончания первой половины предшественницы, то разработчики фактически не имеют возможности учесть результаты ее исполнения. Результаты невыполнения российских программ вооружения, несмотря на традиционную завесу государственной тайны, очевидны.

Возможно, и поэтому наши власти сочли целесообразным не привлекать внимание к факту утверждения новой госпрограммы вооружения.

Результаты выполнения ГОЗ в первый год действия программы пока лишь подтверждают подобный скептицизм.

Так, вместо ожидавшегося Минпромторгом России1 прироста военного производства в рамках ГОЗ в судостроении на 14% произошло его падение2 на 15,7%, а ввод в строй уже якобы заступающих, по некоторым оптимистичным заявлениям3, на боевое дежурство подводных ракетных крейсеров стратегического назначения «Борей» отстает от графика на 6–12 месяцев и ожидается к концу 2012 г.

Выпуск продукции судостроения в рамках ГОЗ в 2010 и 2011 гг. составил 126 млрд 649 млн и 106 млрд 765 млн руб. соответственно, что позволяет рассчитывать на освоение заложенных в государственную программу вооружения на переоснащение Военноморского флота 4,7 трлн руб.4 лишь при условии ежегодного прироста производства в военном судостроении со среднегодовым темпом в 30,6% на протяжении оставшихся 9 лет. Выпуск продукции судостроения по ГОЗ в 2020 г. при этом будет в десять раз превышать выпуск 2011 г.

При более реалистичной оценке прироста производства – максимум 10% ежегодно – необходимые ассигнования на судостроительную часть государственной программы вооружения не превышают 1,7 трлн руб., т.е. расходы бюджета на морские вооружения могут быть сокращены на 64%, или почти в 3 раза. В этой связи совершенно логичным шагом (в логике израсходования отведенного бюджета, а не экономии) выглядит закупка импортной техники типа универсальных кораблей класса «Мистраль» во Франции.

Отчет о деятельности Министерства промышленности и торговли Российской Федерации: 2004–2011.

М.: Минпромторг России, 2011. С. 91.

Корабелы не заржавеют // Красная звезда. 2012. 4 февраля (№ 19).

См., например: Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета.

2012. 20 февраля.

Наращивание мощи // Взгляд. 2012. 6 февраля.

Раздел Институциональные проблемы Вот только необходимость последующего размещения всех четырех закупленных единиц на Тихоокеанском флоте представляется пока крайне сомнительной1.

Прогноз выполнения ГОЗ судостроителями на 2012 г., с одной стороны, не очень радужный: в момент подготовки предложений по определению объемов ассигнований для проекта федерального бюджета на 2012 г. в июле-августе 2011 г. не были известны даже цены на продукцию отрасли. Контракты по ГОЗ 2011 г. на атомные подводные крейсера, строящиеся и проходящие испытания в Белом море, были подписаны Минобороны и ОСК лишь 9 ноября 2011 г. в присутствии премьер-министра В. Путина – ровно за две недели до установленного срока сдачи продукции. И даже после подписания контрактов ОСК продолжало всячески противиться раскрытию информации о структуре цен на свою продукцию, что можно понять, если учесть аномальный характер скачков цен в судостроении, наблюдавшихся в косвенном измерении российской статистикой национальных счетов в предшествующие годы.

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 117 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.