WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 80 |

4. Среди исследований, посвященных внешним шокам, следует отметить работы: ((Родрик, 1992); (Тарр, 1993)), где приводится подробный анализ влияния «шоков условий торговли», вызванных развалом СЭВ и СССР. Авенесян и Фрейнкман (Авенесян и Фрейнкман, 2003) рассчитали влияние международных ценовых и спросовых шоков для Армении. Каждый из этих авторов приходит к выводу о наличии значительных количественных эффектов таких шоков, которые в достаточной мере объясняют экономический спад, испытанный соответствующими странами7.

5. Другие исследования посвящены измерению влияния рест руктуризации предприятий на экономический спад. В работах (Ай он и Бланшар, 1994), а также (Мировой банк, 2002) обращается внимание на воздействие «созидательного разрушения» в ходе реструктуризации предприятий и рынка труда, в то время как в (Бланшар и Кремер, 1997) отмечаются эффекты «дезорганиза ции», а в (Хэр и др., 2000) анализируется влияние дезорганизации Эти эффекты более подробно рассматриваются ниже.

и разрыва торговых связей (на примере Узбекистана и Казахста на).

Интересно отметить, что авторы работ, указанных в пп. 3–5, идентифицируют и пытаются количественно оценить отдельные аспекты экономического распада как части переходного процесса.

Однако, несмотря на этот ценный вклад в лучшее понимание про цесса экономического краха в переходных экономиках, порази тельно, насколько малым выглядит число работ, учитывающих влияние дезинтеграции экономического пространства на глубо чайший экономический спад, особенно в странах бывшего Совет ского Союза8. В следующем разделе этот фактор анализируется несколько подробнее.

Распад экономического пространства – утерянный кусочек мозаики Переход в Европе и странах бывшего Советского Союза проис ходил в двух ключевых измерениях. Во первых, он проходил в сис темном измерении, где политические и экономические системы двигались по пути от диктатур к демократиям и от центрального планирования к рыночным экономикам. Во вторых, он также имел место в пространственном измерении, где происходила масштаб ная дезинтеграция политического и экономического пространства по мере того, как Восточный блок распадался политически и эко номически.

Дезинтеграция экономического пространства вызывала беспо койство многих наблюдателей еще на первых этапах трансформа ции, поскольку они видели возникновение ранних признаков этого процесса во второй половине 1980 х гг. в результате реформ Гор бачева в виде как распада связей между предприятиями, так и ис чезновения контроля за субнациональными властями. Так, напри мер, в работах (Грос, 1991); (Вильямсон, 1993); (Вольф, 1993);

(Ясин, 1993) выражено беспокойство в отношении потенциального Это наблюдение подтверждается аннотированным списком основных работ по вопросам переходного периода, приводимым в The National Council for Eurasian and East European Research (без даты). Примечательно, что это замечание относится также и к европейским исследователям (см. например, (Hillebrand, Kempe, 2003);

(Sutela, 2003)).

распада экономических и особенно торговых связей между рес публиками. Следует отметить, что Вильямсон и особенно Вольф отмечали, что следовало избежать повторения экономического эффекта от разрыва торговых связей, который наблюдался в слу чае Австро Венгерской империи в конце Первой мировой войны9.

Действительно, удивительным фактом является то, что даже в 1991–1992 гг. некоторые наблюдатели – в частности, Грос и Ясин – не ожидали, что процессу распада экономического пространства будет позволено зайти так далеко, как это случилось в действи тельности10. Комаров (Комаров, 1993) представил качественную оценку значения «распада экономического пространства» для стран бывшего Советского Союза.

Однако, несмотря на предупреждения о последствиях экономи ческой дезинтеграции и на неоднократные усилия по поддержанию организованных экономических связей между новыми республи ками бывшего Советского Союза – особенно в рамках нового, хотя и крайне неэффективного механизма Содружества Независимых Государств (СНГ), – процессы распада и соответствующего эконо мического спада быстро развивались после 1991 г. Как кажется, экономисты, за некоторым исключением, по большей части игно рировали роль, которую играли эти дезинтеграционные процессы.

Это выглядит удивительно с учетом того факта, что процессы эти были крайне наглядны и имели такое политическое значение. Они были одним из основных отличий между странами бывшего Совет ского Союза и Китаем в опыте трансформации экономики.

Хотя Грос утверждал, что сохранение центральной власти в случае Советского Союза не было необходимым и даже желательным, в конце своей работы он также отметил: «Экономические аргументы в пользу проведения некоторыми республи ками автономной экономической политики не оправдывают ни крайнего национа лизма в экономической политике, ни резкого разрыва существующих экономиче ских связей» (см.: (Gros, 1991. P. 213)).

Например, Ясин на конференции, проходившей в апреле 1992 г., постулировал три возможных сценария, касающихся отношений между новыми республиками бывшего Советского Союза, включая «один экстремальный сценарий, [который] предусматривает, что все бывшие советские республики станут и будут оставаться независимыми государствами со своими собственными валютами и независимой торговой политикой», сценарий, который, как он полагал, «выглядел маловероят ным» (Yasin, 1993.P. 33).

Ниже более подробно рассмотрены эти процессы и их послед ствия.

На протяжении значительного периода своего существования экономика советской империи целенаправленно интегрировалась, объединяя огромные географические пространства. Советская система централизованного планирования территориально рас пределяла промышленное производство, специализируя его по регионам. В типичном случае одна или всего несколько фирм про изводили какой либо продукт для всей советской экономики. Так, Снайдер (Снайдер, 1993) приводит документальное подтвержде ние чрезвычайной экономической концентрации, при которой, на пример, 34 из 65 видов сельскохозяйственного оборудования про изводилось одним предприятием для всего Советского Союза. В силу тех же факторов высокая концентрация отмечалась и в произ водстве важнейших потребляемых ресурсов11. Этот факт хорошо подтверждается примером завода по производству копнителей в Республике Киргизия – его работа зависела от поставок компрес соров, которые производились лишь на одном предприятии в Эс тонии и на одном в России (Hare et al., 2000)12.

Высокоразвитая инфраструктура железнодорожного и воздуш ного транспорта обеспечивала возможность такой организации производства, причем затраты и значительные скрытые субсидии не брались в расчет. В качестве центра транспортные системы ориентировались на Москву13. В результате этого внутренние и внешние торговые потоки в советском блоке имели значительный масштаб и включали дальние сухопутные перевозки (так, напри мер, товары из Средней Азии поставлялись в порты на балтийском побережье, таджикский алюминий поставлялся предприятиям Бе лоруссии, овечья шерсть из Киргизии направлялась в Восточную Европу и т. д.). На огромные расстояния транспортировались и Яркое описание этой высокоинтегрированной системы в странах бывшего Совет ского Союза и конкретные примеры межреспубликанских поставок угля, энергии и нефти см.: (Komarov, 1993).

Можно привести еще один пример из сферы телекоммуникаций: «Телефонные аппараты производились в Риге, Латвии и Перми, Россия, причем российский за вод производил примерно 90% всех телефонных аппаратов» (Bock and Sutherland, 2000. P. 321).

Анализ системы железнодорожного транспорта см. в: (Kontorovich, 1992).

энергетические ресурсы (газ и нефть), характерным было и суще ствование регионально интегрированных энергетических систем (например, на Южном Кавказе и в Средней Азии). Как и в случае с перевозками, энергетические ресурсы характеризовались номи нальными ценами и высокими скрытыми субсидиями. Региональ ные системы водных ресурсов в Средней Азии интегрировались в целях интенсивной ирригации, производства электроэнергии и снабжения городов водой. Трудовые ресурсы – часто принуди тельно – в значительных масштабах перемещались из региона в регион для выполнения тех или иных плановых заданий. Админист ративные институты были высокоцентрализованны, особенно в Советском Союзе, где масштабы такой централизации были выше, чем во многих других социалистических странах. Ключевые эле менты этой интегрированной системы централизованного плано вого управления хорошо описаны в (Hill and Gaddy, 2003), где ав торы касаются их применения в процессе освоения Сибири. Мно гие аспекты анализа, содержащегося в этой работе, также кор ректны в отношении других территорий советской империи.

До 1970 г. советская система относительно успешно генериро вала определенный экономический рост (основанный на высоких объемах инвестиций, принудительном сбережении и централизо ванной плановой мобилизации трудовых ресурсов, высоких затра тах на образование и науку и т. д.). С течением времени система все более деградировала под грузом своей неэффективности, слишком низких объемов потребления и высоких военных расхо дов, что вело к ее стагнации. Эти трудности стали более заметны ми и очевидными в 1970 х и 1980 х гг., когда прибыль на инвести рованный капитал и общая производительность факторов произ водства резко упали14.

Реформы Горбачева были предприняты с целью преодоления этих тенденций путем выборочной либерализации политической и экономической системы, но на практике привели к утере политиче ского и экономического контроля. Действительно, как отмечают Эллман и Конторович (Эллман, Конторович, 1992), дезинтеграция в Советском Союзе началась уже во второй половине 1980 х гг. в результате реформ Горбачева, которые привели к разрыву связей См., например, (Campos and Coricelli, 2002); (Gaidar ed., 2003).

между предприятиями и утере контроля центра над субнациональ ными властями. Ключевым элементом распада централизованного контроля стало фактическое уничтожение Коммунистической пар тии (Kotkin, 2001), которая являлась тем элементом, что скрепляла эту обширную империю. В сочетании с утерей экономического контроля над предприятиями, которая началась с реформы систе мы экономических показателей предприятий в 1987 г., утрата по литического контроля над регионами привела к все углубляюще муся фискальному кризису конца 1980 х гг., продолжавшемуся и в 1990–1991 гг., к стагнации и, в конечном итоге, к глубокому эконо мическому спаду 1990–1991 гг., а также к росту сепаратистских тенденций – сначала среди государств сателлитов в Центральной Европе, а затем и среди советских республик ((Gaidar ed., 2003);

(Sutela, 2003)).

В ходе политического распада СЭВ был расформирован, и страны Центральной Европы повернулись лицом к Западу. Затем в 1991 г. Советский Союз распался как политическое образование, что было формально зафиксировано в декабре 1991 г. Вследствие этого политического распада также ускорились и процессы эконо мической дезинтеграции, которые вышли далеко за рамки непо средственного эффекта системных экономических реформ (мак роэкономическая стабилизация, либерализация цен, приватиза ция, правовая и нормативная реформы, а также в более общем плане – строительство рыночных институтов и т. д.). К ключевым элементам этой дезинтеграции в прошлом высокоинтегрирован ного экономического пространства относились, в частности, сле дующие15:

Комаров (Комаров, 1993) описывает эту ситуацию следующим образом (цит. по переводу на английский язык, выполненному Айлой Азизовой): «В результате рас пада страны многие из этих связей [между предприятиями] были разрушены. Рос сийское правительство не предложило ни удовлетворительного механизма взаим ных поставок, ни приемлемой системы платежей между республиками; таким обра зом, некоторые предприятия лишились своих традиционных поставщиков, другие утратили свои торговые каналы, а некоторые лишились платежеспособного спроса.

Эти факторы привели к значительному спаду производства. В результате распада бывшего Советского Союза возникли многочисленные торговые барьеры между республиками; некоторые нефте и газопроводы были «закрыты», поставки элек троэнергии остановлены, производство товаров, которое в прошлом было ориен 1. Интегрированная система наличных и безналичных платежей между предприятиями была разрушена, что привело к посте пенной остановке финансовых потоков и платежей через новые границы (особенно с развалом рублевой зоны и переходом к оплате трансграничных поставок в твердой валюте) ((Noren and Watson, 1992); (Sutela, 2003)). В более общем плане связи ме жду предприятиями, установленные в рамках как централизо ванной плановой системы, так и (что, возможно, еще более важно) широко практикуемых неформальных цепочек предпри ятий, возникающих в ходе непосредственного производства (в отличие от теоретически существующих систем планирования и распределения), исчезли или были серьезно ограничены в результате распада Советского Союза16.

2. Были ликвидированы бюджетные и инвестиционные субсидии, предоставлявшиеся одними республиками другим. Так, рес публики Средней Азии получали от 5 до 30 % своего ВНП (бюд жетных доходов) в качестве субсидий из союзного бюджета (Alexashenko, 1993. P. 293).

3. Скрытые ценовые субсидии были сокращены или упразднены, включая энергетические субсидии. В соответствии с некото рыми оценками, в 1990 г. ценовые субсидии, предоставляемые Россией другим странам и республикам, составляли до 58 млрд долл., из которых 40 млрд долл. получали союзные республики и 18 млрд долл. – страны СЭВ (World Bank, 1996).

тировано на поставки в другие республики, начало сворачиваться, экономические связи были отчасти разрушены из за технологического перераспределения».

Описание формальных и неформальных связей между предприятиями см. в (Sutela, 2003). В работе (Kovaleva et al., 2002) приводится обобщающее описание влияния этого явления на страны бывшего Советского Союза (цит. по переводу на английский язык, выполненному Айлой Азизовой): «В бывшем СССР многие виды продукции создавались на основе кооперационных связей. Особенно это характер но для машиностроения, когда отдельные детали и узлы производились на разных заводах, многие предприятия являлись звеньями в технологической цепочке произ водства готовой продукции. С распадом СССР, когда эти предприятия оказались в разных государствах, разрыв связей пагубно сказался на производственном про цессе. По оценкам экономистов, третья часть сокращения производства в респуб ликах СНГ в ходе реформ непосредственно связана с разрывом хозяйственных свя зей».

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.