WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 80 |

мость ведения переговоров с МВФ о возможности предоставления займов и корректировки экономической политики в соответствии с требованиями МВФ. Сотрудники МВФ всегда старались как можно более деликатно касаться прав самой страны на проведение эконо мической политики. Эта тема всегда присутствует в отношениях МВФ с суверенными государствами, хотя в случае России она (эта тема) становилась наиболее уязвимой. Из за традиционных поисков России собственного пути и собственного имиджа7 в отношениях МВФ с Россией неизбежно возникали трения.

Влияние стран «большой семерки» Третий фактор относится к роли стран «большой семерки». Ве дущие западные державы надеялись на плавный переход России к рыночной экономике. Но при этом им очень не хотелось тратить значительные денежные суммы на это, что отчасти объясняется большим скептицизмом в отношении того, готова ли Россия ре ально провести необходимые реформы. Вместо оказания собст венной финансовой поддержки они обращались к международным финансовым институтам (МФИ), которые всегда могли обосновать необходимость как предоставления займов, так и значительных финансовых вливаний. При этом страны «большой семерки» с ус пехом перекладывали на МФИ решение двух задач, которые под час выглядели противоречиво8. Во первых, предполагалось, что МФИ будут осуществлять свою обычную функцию предоставления Евгений Примаков, премьер министр России с сентября 1998 г. по май 1999 г., занимающий ранее высокие посты в советских внешнеполитических структурах, был одним из тех деятелей, кто с большим трудом мог примириться с ролью МВФ в делах России. В своих мемуарах он пишет, что внутренне он бывал взбешен, когда представлял себе, как «морализирует» Жерар Беланже, глава миссии МВФ в Рос сии в 1999–2002 гг. (Примаков, 2001). Ранее, на встрече с Хорхе Маркес Руарте (Jorge Marquez Ruarte), главой миссии МВФ в России в 1997–1999 гг., он обвинил МВФ в диктате по отношению к России, назвав действия Фонда большевистскими.

Фактически страны «большой семерки» тратили весьма значительные денежные средства, хотя большая их часть была привязана к выплатам по товарным кредитам, к расходным статьям (например, обеспечение жильем войск, возвращающихся из Германии) или шла на списание долга. В 1992 и 1993 гг. финансовая помощь, кото рая выражалась в предоставлении кредитов по двусторонним расчетам, составила в целом 36 млрд долл.; при этом на страны «большой семерки» приходится большая часть этой суммы (Citrin и Lahiri, 1995, табл. 7.5).

займов в русле экономической политики или проектов, отвечаю щих стандартам этих институтов. Настаивая на том, что России не обходимо согласовывать свою экономическую политику с МФИ, страны «большой семерки» обязывают Россию относиться к взгля дам МФИ с большей серьезностью, чем это могло бы быть в дру гой ситуации. Во вторых, страны «большой семерки» иногда хоте ли, чтобы МФИ предоставляли займы для оказания поддержки правительству (или президенту Б. Ельцину) даже в тех случаях, ко гда экономическая политика или проекты не соответствовали стандартам, обычно принятым в МФИ.

Такое положение не удовлетворяло ни Россию, ни МВФ. Рос сийское правительство считало, что страны Запада должны были предоставлять значительные денежные суммы, не обставляя их какими либо сложными политическими условиями. Это была не большая цена за гарантии, что Россия никогда не возвратится к коммунизму или не начнет конфронтацию с Западом. Россиян возмущало, что необходимо вести переговоры с МВФ и что воз можны задержки, связанные с этим. МВФ опасался, что политиче ская заинтересованность стран «большой семерки» в предостав лении МВФ финансовой помощи России могла побудить страны «большой семерки» надавить на МВФ в плане предоставления займов, даже в условиях невыполнения стандартных норм эконо мической политики. И хотя в явном виде такого никогда не проис ходило, подобная ситуация иногда возникала. Например, в начале 1994 г. и в 1996–1998 гг. МВФ считал, что ему скорее следует от ступиться от поддержки слабого политического курса, нежели пол ностью прервать выплаты. Такое происходило не только из за взглядов стран «большой семерки»: многие в МВФ считали, что влияние Фонда на российскую экономическую политику было сильнее, когда проводился активный диалог без длительных пере рывов в предоставлении займов. Россияне понимали эту ситуацию и иногда воспринимали переговоры с МВФ как фарс, поскольку считали, что, в конечном итоге, страны «большой семерки» настоят на том, чтобы МВФ продолжал предоставлять займы.

В результате, хотя страны «большой семерки» и помогли МВФ в период, предшествующий кризису 1998 г., играть важную роль в России, в то же время их политические и экономические интересы привели к ослаблению влияния МВФ. После 1998 г. и особенно по сле газетных статей о скандалах, связанных с отмыванием денег и началом новых военных действий в Чечне в 1999 г., страны «боль шой семерки» стали проводить гораздо более жесткую линию в отношении предоставления займов Международным валютным фондом.

Ограниченное влияние МВФ Если принять во внимание все три приведенных выше фактора, становится очевидным, что в 1990 х годах влияние МВФ на эконо мическую политику России не было столь уж значительным. Было лишь простое совпадение взглядов чиновников МВФ и российских реформаторов. Гораздо более сильное воздействие на экономиче скую политику оказывали российское руководство и многочислен ные экономические советники, которые были в состоянии либо под держивать, либо помешать планам руководства. Неудивительно по этому, что влияние МВФ в этом контексте было ограниченным.

Налогово бюджетная политика Остальная часть доклада будет посвящена влиянию МВФ в раз личных конкретных областях экономической политики. Наиболее очевидным фактом ограниченного влияния МВФ была неудачная попытка России повысить государственные доходы и снизить де фицит бюджета, которая привела в 1998 г. к кризису. Если бы с 1996 г. (тогда была согласована среднесрочная программа до 1998 г.) реально осуществлялось ежегодное укрепление сектора государственных финансов, о чем была достигнута договорен ность между правительством России и МВФ, маловероятно, что кризис 1998 г. имел бы место. Вполне возможно, что жесткая по зиция МВФ могла бы заставить власти принять необходимые ме ры, и такого кризиса не было бы. Однако именно этот кризис стал для нас важным уроком: в налогово бюджетной сфере необходимо проявлять большую осмотрительность, подобно тому как «черный вторник» (11 октября 1994 г.) научил нас большей бдительности в плане денежно кредитных отношений.

Структурные и институциональные реформы Еще одним свидетельством относительной слабости МВФ было то, что Фонд обращал свое внимание главным образом на ключе вые вопросы финансовой и денежно кредитной политики и не пы тался воздействовать на весь комплекс проблем, связанных с по литикой реформ. МВФ оказывал слабое воздействие на структур ные и институциональные реформы, не относящиеся непосредст венно к области денежно кредитной и налогово бюджетной поли тики. Кроме того, Фонд не был уполномочен и не был достаточно компетентен, чтобы оказывать конкретное воздействие на струк турные и институциональные реформы в более широком контек сте. Основной задачей МВФ было акцентирование внимания на важности этих реформ с тем, чтобы они продолжали оставаться на повестке дня. Наиболее амбициозным проектом МВФ в этом на правлении была совместная работа с Всемирным банком в облас ти структурных правительственных реформ в период 1996–1998 гг.

при подготовке кредитной помощи странам со стороны МВФ.

Влияние МВФ на решения о необходимости увеличения затрат на социальные нужды также не имело большого веса. Увеличение просроченных платежей в 1995 г. вызвало недовольство со сторо ны Фонда, и это был первый случай, когда общая ситуация в нало гово бюджетной сфере была поставлена МВФ под контроль.

Прослеживается противоречие между ограниченным влиянием МВФ на структурные и институциональные реформы и обществен ным резонансом в России и за ее пределами в том, что МВФ нес ответственность за методические рекомендации в этой области и фактически отвечал за то, что происходило в действительности или не происходило вовсе. Такая реакция была бы оправдана, если бы утверждалось, что в программах МВФ, которые Фонд проводит путем предоставления займов (особенно это касается программы 1996 г.), был заложен значительный структурный компонент, и ес ли бы в докладах руководителей Фонда не подчеркивалась важ ность структурных реформ. Пресса драматизирует переговоры, которые проводились между МВФ и Россией, представляя, что Фонд оказывал влияние по гораздо большему кругу политических вопросов, чем упоминалось выше. Роль Всемирного банка, Евро пейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и других органи заций, которые принимали активное участие в консультациях по структурным и институциональным реформам, вызвала меньший резонанс общественности. То, что бытовало общественное мнение об ответственности МВФ за рекомендации и за их последствия, – вполне объяснимо. Удивляет другое: те, кто знали, какова реально была роль МВФ, продолжали возлагать на Фонд ответственность за нерешенные проблемы9.

Денежно кредитная политика Из тех областей, в которых МВФ пользуется наибольшим влия нием, денежно кредитная политика является важнейшей. МВФ не однократно консультировал представителей власти, как проводить денежно кредитную политику для снижения уровня инфляции, и, что не менее важно, оказывал техническую помощь ЦБР в его опе рационных действиях. Хотя политические условия 1992–1994 гг. не способствовали проведению надежной антиинфляционной страте гии, МВФ путем диалога с ЦБР и правительством заложил основы будущей политики. После того как в конце 1994 г. в ЦБР и в прави тельстве сменилось руководство (и соответственно экономическая политика), была подготовлена основа для введения антиинфляци онных денежно кредитных отношений. В течение 1995 г. и после дующих лет МВФ продолжал оказывать непосредственную под держку, и главным успехом проводимой политики было снижение уровня инфляции в период до кризиса 1998 г.

Специальные вопросы денежно кредитной политики Несмотря на неудачи на макроэкономическом уровне, многие из рекомендаций МВФ обсуждались и принимались правительст вом. Например, долгая борьба за избавление от взаимозачетов, В работе (Stiglitz, 2002), например, сильно критиковался МВФ за то, что Фонд на стаивал на быстрой приватизации любой ценой, не заботясь о том, созданы ли та кие рыночные институты, как, например, конкурентная среда. Это привело, как ут верждалось в работе, к коррупции и к уступкам со стороны МВФ на введение зало говых аукционов и к росту имущественного неравенства. Являясь в 1997–2000 гг.

главным экономистом Всемирного банка, Стиглиц знал, что скорее Всемирный банк, а не МВФ имел вес в плане консультирования по этим вопросам. Подобным же образом (Lopez Claros, 2002), который в 1992–1995 гг. возглавлял Московское отделение МВФ, сожалел о том, что Фонд не остановил залоговые аукционы.

вероятно, не увенчалась бы так рано успехом, если бы МВФ не приложил к этому усилий. И некоторые элементы налоговой ре формы 2001 г. увидели свет не без технических рекомендаций МВФ в середине 1990 х годов. Однако влияние МВФ не всегда бы ло положительным. К примеру, было ошибкой настаивать на ран ней отмене экспортной пошлины на нефть и на либерализации рынка казначейских векселей10.

Валютная политика Исходя из наших знаний в области финансовой политики, лучше было бы искусственно не поддерживать валютный курс в 1995 г. Но настойчивость, проявляемая правительством, не позволила МВФ избежать этого, тем более что Фонд, в принципе, был к этому го тов. Неожиданным было то, что финансовая политика окажется такой слабой. Точно так же девальвация, проведенная в начале 1998 г., могла бы привести к лучшим результатам, чем те, что были на са мом деле11. Но в то время это отнюдь не было очевидным, и прави тельство могло воспротивиться любым попыткам Фонда склонить его к изменению валютной политики. Более понятным было поло жительное содействие МВФ, которое он оказал в 1992 г. по введе нию единого валютного курса и его либерализации.

Передача знаний Такое неоднозначное влияние МВФ на проводимую политику и реформы – лишь часть роли Фонда, которую он играл в России в 1990 х годах. Другой частью его деятельности была передача зна ний конкретным должностным лицам и экспертам в Центробанке России (ЦБР) и правительстве. Этот процесс взаимодействия ме жду властными структурами, миссиями МВФ, представителями Московского отделения МВФ и российскими экспертами продол жался практически безостановочно в период проведения дискус В работе (Оуэн, 2004) содержится более полное представление по этим вопросам.

Следует отметить, что многие специалисты, например, (Berglof and Vaitilingam, 1999); (Kharas, Pinto, Ulatov, 2001); (Stiglitz, 2002), не соглашались, что обменный курс в докризисный период был завышен и что своевременно проведенная деваль вация принесла бы положительные плоды. Наилучшим образом попытки прави тельства сохранить базовый валютный курс описаны в комментариях (Саммерс, 2001); (Фишер, 2001) и др.

сий по политическим вопросам. Диалог происходил на всех уров нях – от встреч Камдесю с Черномырдиным до обсуждения эконо мистами сводных таблиц данных. Итогом этих встреч стало более глубокое понимание вопросов макроэкономической политики со трудниками и экспертами. Со временем многим из них были пред ложены ответственные должности, и полученные ими знания стали широко распространяться в правительственных учреждениях и го сударственных органах. В результате этого ЦБР и правительство разрабатывают и внедряют макроэкономическую политику, ис пользуя методы, весьма схожие с теми, которые практикуются в развитых западных странах. Кроме того, на правительственном уровне повысился уровень ведения дискуссий, касающихся мак роэкономической политики. Хотя МВФ представляет собой лишь одно из звеньев цепи существенного преобразования роли прави тельства (от задач централизованного планирования до управле ния рыночной экономикой), можно сказать, что передача знаний, которую осуществлял Фонд, является главным наследием бурных 1990 х.

Литература Berglof E., Ramesh V. (1999). Stuck in Transit: Новый подход к российским экономическим реформам. Лондон: CEPRA; Москва:

RECEP; Стокгольм: SITE.

Camdessus M.. (1992). Economic Transformation in the Fifteen Re publics of the Former USSR: A Challenge or an Opportunity for the World Address to Georgetown University School of Foreign Service.

Washington, DC. 15 april 1992.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.