WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |

путем создания и функционирования систем электронного администрирования). Одним из направлений здесь является развитие существующих более чем в 30 странах мира так называемых систем электронного правительства (управления). Несмотря на принятие соответствующих концепций и развития системы электронного правительства существует много проблем и в основном правового характера. К 2017 году поэтапно предполагается выдать всем дееспособным гражданам России пластиковую карту, с помощью которой можно будет совершить большинство уведомительных, регистрационных и платежных операций через инфоматы. В рамках этой системы реализация прав граждан на оказание им публичных услуг осуществляется органами государства с помощью глобальных компьютерных сетей. В частности, уже сейчас граждане получают возможность через специальные сайты государственных органов в сети интернет получать доступ к соответствующей публичной информации о деятельности этих государственных органов, обращаться с жалобами и заявлениями, направлять заявки на выдачу всевозможных справок, разрешений, оказание услуг социального характера.

Но недостаточное информирование общества вызывает неадекватные действия со стороны граждан, недостаточно осведомленных в сфере информационных технологий и своих прав на защиту персональных данных.

Указанная система должна способствовать упрощению диалога между обществом и властью, повышать эффективность и адресность государственного и муниципального управления. Другим направлением выступает обеспечение государством информационных прав граждан, в том числе на свободный оборот незапрещенной (находящейся в открытом доступе) информации, ее сбор, обработку и распространение в электронной форме.

Необходимо также создание и совершенствование сетевого законодательства, регулирующего: сетевые безналичные расчеты для подготовки перехода к электронным деньгам, сетевое взаимодействие для дистанционного заключения договоров, сетевое разрешение споров в виртуальных процессах и многое другое.

Особо необходимо отметить, что приоритетным направлением развития законодательства Российской Федерации должна стать проблема охраны прав человека в условиях формирования информационного общества. Особое внимание необходимо уделять недостаточно разработанным в законодательстве РФ вопросам: реализации права на информацию; формированию эффективной системы информирования общества и совершенствованию функционирования СМи; совершенствованию законодательства в области предпринимательства, прежде всего в части новых видов деятельности, таких, как электронная торговля, работа, обучение; дальнейшей либерализации рынков информационных продуктов, технологий и услуг, развитию конкуренции; защите персональной тайны; охране интеллектуальной собственности; улучшению сетевого доступа к информационным ресурсам и защите информации в сетях передачи данных.

и, естественно, информация, превращаясь в основные ресурсы развития общества, должна защищаться государством. С этой целью законодательство обязано стоять на страже интересов граждан, обеспечивать правовую защиту на всех уровнях взаимодействия в новых условиях жизнедеятельности информационного общества.

Электронная среда в современной правовой реальности:

проблема онтогносеологического статуса С. Л. Слободнюк* Мрачные предсказания имеют малоприятное обыкновение сбываться.

и по прошествии десятка лет с момента крушения советской империи в нашу жизнь прочно вошли мобильная связь, кабельное телевидение и интернет.

А вместе с ними и весь набор сопутствующих «прелестей», о которых предупреждали Р. Бредбери, Р. Шекли и – задолго до них – Е. Замятин и А. Толстой. Если попытаться выстроить некую иерархическую последовательность, отражающую негативные стороны всеобщей электронизации нашей реальности, то на вершине пирамиды, как думается, должно оказаться сочетание «деятельное небытие», а в ее основании – вопросы доступа, сохранения тайны и прочее.

Спрашивается, а не сгущаем ли мы краски Не пытаемся ли увести разговор в теоретические дебри, в то время как настоящее активно требует решения вопросов практического плана Нам представляется – нет, по той причине, что электронная среда давно превратилась в образование, пытающееся стать по меньшей мере равным действительному бытию. Безусловно, можно сказать, что сия проблема является надуманной и легко разрешается простым нажатием кнопки, отключающей электропитание. Увы, при более вдумчивом подходе к вопросу становится очевидным, что это решение способно устранить только первоисточник, но не последствия его деятельности.

Для того чтобы обосновать правомерность подобного подхода к проблеме, необходимо отстраниться от магии современной терминологии и вспомнить о том, как в XIX в. образованную публику поразило «запойное чтение», которое при ближайшем рассмотрении оказалось совсем не так безобидно, как * Слободнюк Сергей Леонович, д. филол. н., д.р филос. н., профессор, зав. кафедрой современной русской литературы, Магнитогорский государственный университет.

в случае с пушкинской Татьяной, влюбленной в обманы Ричардсона и Руссо.

Сотворенная реальность тогда показала, что способна не просто успешно конкурировать с материальным бытием, но полностью замещать его, становясь единственной актуальной действительностью для читающего субъекта… Один из вопросов, который требуется разрешить уже в начале нашего рассуждения, – вопрос о том, что есть правовая реальность как таковая. На первый взгляд, особых затруднений в данном случае возникнуть не должно.

В отдельных философских работах не без нашего участия доказано, что в наиболее общем виде «правовую реальность можно определить как вид объективной реальности, возникающей в той области действительности, где реализуются правовые отношения между индивидуумами, индивидуумом и обществом, индивидуумом и государством»1. Однако и это определение скрывает в себе целый узел сложнейших противоречий.

Основополагающим элементом правовой реальности, какую бы позицию мы ни занимали – марксистскую, гегельянскую, кантианскую, – является право, которое в свою очередь не может быть отнесено к предельным онтогносеологическим категориям по причине своей сложной природы. Кроме того, в правовой реальности особое место занимает воля как онтологический абсолют, актуализация потенций которого может идти по взаимоисключающим алгоритмам. Следовательно, правовая реальность являет собой ту сферу бытия, где происходит либо не происходит непосредственная реализация свободы воли. А отсюда явствует, что правовая реальность может быть понята и как сфера актуализации права в системе его необходимых связей с волей.

Равная принадлежность права к материальному и идеальному, парадоксальное сочетание в нем относительного и абсолютного неминуемо влияют и на реальность, порождаемую правом. Последняя являет собой не просто механическое сочетание материального и идеального компонентов, а совокупность непрерывных становлений себя в диалектически противоположных сферах и непрекращающегося взаимодействия с иными реальностями. В первую очередь – символической и виртуальной. Причем, что в нашем случае имеет принципиальное значение, правовая реальность объективно выступает деятельной оппозицией по отношению к той и другой.

В этом противостоянии мы можем наблюдать любопытный парадокс, которыми, мягко скажем, перенасыщена исследуемая нами сфера. Так, правовую реальность без малейших натяжек можно отнести как к идеальному, так и к материальному бытию. Следовательно, наиболее близкой по своей природе к правовой реальности оказывается реальность виртуальная. Ведь последняя может быть и материальной, и идеальной, и идеально-материальной. Однако виртуальная реальность необходимым образом включает в себя атрибуты Марайкин С. и. Философский анализ проблемы воли в правовой реальности. – Магнитогорск, 2004. – С. 16.

мнимости и иллюзорности. А идеальная составляющая в праве и в правовой реальности не есть иллюзия. Кроме того – виртуальная реальность необходимо предполагает тождество части и целого, единичного и всеобщего, а правовая реальность – нет.

А когда мы рассуждаем о несовпадении правовой реальности, даже в ее электронной ипостаси, с виртуальной и символической реальностями, следует учитывать то обстоятельство, что в виртуальной реальности отсутствует принципиальная для правовой реальности система взаимоотношений воли  и морали. Ведь виртуальные миры есть миры порождающе-порождаемые, и уже одно это отрицает возможность относительно цельного мироотношения, тем более – на уровне морально-этическом. В противном случае нам придется признать, что какая-либо идея, существующая в виртуальной реальности, способна вырваться из бесконечной последовательности порожденных и порождаемых реальностей. А это не так, поскольку в виртуальной реальности единственным абсолютом является относительность всего и вся.

иными словами – виртуальная реальность есть непрерывно изменяющееся, а правовая реальность есть становящееся и развивающееся. и этот антагонизм непреодолим!..

В случае же с символической реальностью дело обстоит немного иначе.

Символическая реальность в отличие от реальности виртуальной имеет некий организующий центр, некую исходную точку, позволяющую выстроить подобие устойчивой системы координат – онтологических, гносеологических и морально-этических. Однако при ближайшем рассмотрении мы видим, что в системе символической реальности любой элемент имеет множество смыслов, а количество его связей с другими элементами стремится к бесконечности. При этом ни в одном известном случае мы не получаем хоть какого-нибудь определенного указания на существование условия, которое позволит этим элементам взаимодействовать таким образом, чтобы избежать последствий деструктивного взаимовлияния, без которого символическая реальность просто-напросто невозможна. Как сказал поэт: «Мы ли – пляшущие тени / или мы бросаем тень / Снов, обманов и видений / Догоревший полон день. // Не пойму я, что нас манит, / Не поймешь ты, что со мной»1.

В этих строках Александра Блока звучит страшная в своей простоте мысль: «Символ, обретающий статус реальности, все-таки не перестает быть именно символом, и способен скорее развоплотить материальное бытие, нежели гармонично слиться с ним». Если же мы вспомним, что по природе своей символ поливалентен, противоречив и иррационален, то станет очевидно – ни о каком рациональном взаимоотношении воли, стремящейся к абсолютной актуализации и морали, которая эту абсолютность ограничивает, в символической реальности говорить не приходится.

Блок А. А. Собрание сочинений: В 8 т. – М.; Л., 1960–1963. – Т. 2. – С. 248.

Но если особенности взаимоотношений правовой реальности с реальностями, в основании которых лежат символ и виртус, более-менее понятны, то сказать то же самое об электронной среде, являющейся компонентом правовой реальности, нет никакой возможности.

В самом деле, природа электронной среды не позволяет однозначно отнести ее ни к правовой, ни к виртуальной действительности. С одной стороны, «электронное законодательство» актуально пребывает именно в виртуальности. С другой стороны – актуализируется исключительно в материальности, обеспечивая при этом вхождение материального в виртуальную сферу с одновременной актуализацией материального в виртуальности.

Кому-то может показаться, что последний тезис представляет собой образчик словесной игры, к которой столь склонны отдельные представители философской науки. Однако смею утверждать, что говорить о словесном жонглерстве в нашем случае не приходится. Обозначенная мною цепь взаимовлияний бесконечно далека от софизмов, парадоксов, апорий и прочих игрищ разума. Если отвлечься от высоких материй, то станет очевидно – странное служение актуализации двум господам в настоящий момент чревато непредсказуемостью последствий подобного служения. и тут время прозвучать извечным: «Что делать» и «Кто виноват»… Можно, конечно, закрещивая экран монитора, бормотать: «Чур меня.

Чур меня». или, гордо вскинув голову, объявить электронную среду диверсией Запада, опять покушающегося на основы отечественного правосознания, ибо «По причинам историческим, / Мы совсем не снабжены / Ясным смыслом юридическим, – / Сим исчадьем сатаны. / Широки натуры русские: – / Нашей правды идеал / Не влезает в формы узкие / Юридических начал!»1. А можно спокойно осознать, что: 1) электронная среда – часть виртуального пространства и обладает всеми его свойствами; 2) виртуальная реальность – образование, стремящееся подменить собой действительное бытие; 3) взаимодействие правовой реальности как части действительного бытия с виртуальностью чревато теми же осложнениями, что в известных в случаях выхода виртуальности из-под контроля; 4) электронное законодательство как часть правовой реальности является скорее консервативной, нежели разрушительной составляющей в диалектике виртуальной реальности;

5) при внедрении электронного законодательства в массовое сознание следует учитывать, что последствия могут быть не только позитивными, поскольку из мировоззренческого кризиса мы так и не вышли, а неопределенность онтогносеологического статуса электронной среды способна повлиять на усиление ее деструктивных потенций.

Алмазов Б. Н. Сочинения: В 3 т. – М., 1892. – Т. 2. – С. 370–371.

Возможности образовательных порталов в сети Интернет и электронных библиотек в правовом информировании населения М. А. Варенцов*,  И. А. Екимов Правовое информирование, как и любая стратегически важная деятельность, должно обладать системностью и отвечать требованиям современного этапа развития общества. Учитывая, что сутью любого информирования является сообщение о чем-либо, представление какой-либо информации, легко сделать вывод, что правовое информирование – процесс доведения правовой информации. Формирование системы правового информирования является необходимостью на настоящем этапе развития российского общества.

Оно обусловлено в том числе и проведением антикоррупционных и правовых реформ. Ранее государство принимало масштабные правовые реформы, вкладывало значительные средства в судебную систему, но не задумывалось, как довести все нововведения до сознания граждан. Разработка и внедрение стройной системы правового информирования способны решить этот вопрос, также она может стать частью стратегии борьбы с бедностью: твердое знание гражданами своих прав при решении, например, трудовых конфликтов или споров о собственности помогает человеку сохранить источник дохода, крышу над головой, не стать получателем социальных пособий1. Кроме того, предоставляя информацию правового характера, государство косвенно повышает уровень исполнения своих законов.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.