WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 73 | 74 || 76 | 77 |   ...   | 99 |

Коммунистические ценности и отношения в их сталинской трактовке, патриотически и идеологически идеальное поведение советских персонажей военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов визуально подкреплялись светлыми красками изображения Страны Советов и сложившейся мифологией противостояния двух титанов тотального «Добра» и тотального «Зла».

Изложенный выше исторический и политический контекст дополнялся многозначительной топографией: мрачный форпост противника («Танкисты») или «подземная крепость, где сосредоточены вражеские силы («Эскадрилья № 5») вызывают прямые ассоциации с царством смерти, равно как и сражение с врагом на дне моря, где советская подводная лодка инсценирует свою гибель, чтобы в решающий момент нанести удар и с победой всплыть на поверхность родных вод («Моряки», «Четвертый перископ»). Все эти мотивы, так или иначе, варьируют центральный образ Германии как царства ночи. «Ночь над Германией», «мгла средневековья», и т.д., и т.п. – постоянные языковые клише советской прессы тех лет – находят свое буквальное воплощение в кинематографическом образе Германии второй половины 30-х» [Марголит, 2002].

И хотя в некоторых советских медиатекстах в это время еще сохраняется мифология о мощной поддержке коммунистических идей со стороны западного рабочего класса (см., например, «Эскадрилья № 5», 1939) в целом к концу 1930-х «разработчики мифа о победоносной войне отказались от тезиса о зависимости советской обороны от поддержки зарубежного пролетариата. Отпор Красной армии признавался самодостаточным» [Токарев, 2006, с.101]. Разумеется, напористая советская мифология («Уничтожим врага на его территории!») не предусматривала ни отступлений, ни эвакуации мирных жителей, ни разрушений городов и поселков, ни жертв среди мирного населения… Вместе с тем, любопытно отметить, что даже во время выхода на экраны «оборонно-наступательной» утопии не все современники принимали их «на ура».

К примеру, рецензент газета «Правда» в 1939 году возмущенно писал, что в фильме «Танкисты» «бои идут без единой жертвы со стороны красных; бензин в наших танках не взрывается даже тогда, когда его поджигают, а танкисты не получают ожогов от огня. Подобная лакировка действительности, преуменьшение силы, знаний и сметливости врага снижает достоинства картины» [Моров, 1939].

«Младшими братьями» фильмов о масштабных вражеских вторжениях были в 1930-х ленты о шпионах и диверсантах, неизменно ликвидируемых отважными советскими пограничниками («На границе», 1936; «Граница на замке», и др.). Сюжетная схема и типология персонажей там была примерно та же, но всего было, понятное дело, меньше, и врагов, и войск, и перестрелок.

2. Мировоззрение: какой мир изображен в медиатексте [Silverblatt, 2001, p.80-81].

При ответах на этот вопрос блока «культурного контекста» студентам может быть предложено заполнение следующей таблицы (таблица 34).

Возможен также иконографический анализ типичного места действия медиатекстов с помощью таблицы 35.

Заполнение студентами таблицы № 36 поможет им лучше проанализировать типологию персонажей медиатекстов советских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов и обосновать свои ответы.

В последние десятилетия для консолидации действий медиапедагогов разных стран всё большее значение обобщенная схема ключевых понятий медиаобразования, основанная на работах К.Бэзэлгэт (C.Bazalgette) [Бэзэлгэт, 1995, с.48], Дж.Баукера [Bowker, 1991] и Э.Харта [Hart, 1997, p.202]: Агентства медиа/Media Agencies, Категории медиа/ Media Categories, Технологии медиа/ Media Technologies, Языки медиа/Media Languages, Медийные репрезентации (переосмысления)/Media Representations, Аудитории медиа/Media Audiences.

В итоге с учетом этих ключевых понятий и на основании просмотренного и изученного материала студенты могут выделить обобщенную структуру стереотипов советских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов.

Структура стереотипов советских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов Исторический период, место действия, жанр: вторая половина 1930-х годов, СССР, другие страны, чаще всего – некая империалистическая вражесТаблица 34. Идеология и мировоззрение мира, изображенного в медиатекстах советских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов Ключевые вопросы к Изображение мира СССР Изображение вражеского медиатекстам совет- мира ских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов Какова идеология Коммунистическая Империалистическая/ этого мира «мирная» идеология в ее нацистская агрессивная сталинской трактовке. идеология Какое мировоззрение Исключительно оптимисти- Оптимистическое в начале представляет этот ческое на протяжении действия, пессимистическое мир – оптимистическое всего действия. после поражения в финале.

или пессимистическое Какова иерархия цен- Патриотизм – коммунисти- Агрессия – империализм/наностей согласно дан- ческая партия – Сталин – цизм – вождь – пренебрежиному мировоззрению народ – ненависть к тельное отношение к врагам.

врагам – семья.

Какие ценности могут Патриотические, комму- Империалистические, быть найдены в данном нистические ценности (на нацистские ценности. В медиатексте протяжении всего действия финале (после поражения) – Какие ценности прео- медиатекста). страх за свою жизнь.

бладают в финале Что означает иметь Это значит быть коммунис- Это значит быть империалисуспех в этом мире том, верным ленинцем-ста- том/нацистом, профессиональКак человек преуспева- линцем, патриотом, умелым ным военным, безжалостным ет в этом мире и храбрым воином, безжа- к врагам.

Какое поведение возна- лостным к врагам, хорошим Все без исключения персонаграждается в этом в семьянином. жи стереотипны, индивидуальмире Все без исключения персо- ные черты представлены слаНасколько оно нажи счастливы и стерео- бо. Относительно счастливыстереотипно типны, индивидуальные ми вражеских персонажей черты представлены слабо. можно назвать разве что до начала агрессии.

кая страна, похожая на Германию. Жанр – военно-приключенский боевик (иногда с элементами драмы). Характерные примеры: «Родина зовет» (1936), «Глубокий рейд» (1938), «Если завтра война» (1938), «Танкисты» (1939), «Эскадрилья №5» (1939) и др.

Обстановка, предметы быта: скромные жилища, учреждения и предметы быта советских персонажей, унифицированные фактуры советских и вражеских военных объектов – баз, штабов, аэродромов, кабин самолетов и танков, палуб военных кораблей, отсеков подлодок.

Таблица 35. Типичные иконографические коды места действия в медиатекстах советских военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов Условные коды Визуальная характеристика проявления данных кодов в типичного места медиатекстах действия в медиатекстах Жилище персонажа- Намеренно не показано, чтобы советские зрители не могли его врага сравнить с своим Жилище советского Скромное, но добротное. В квартирах офицерского состава персонажа есть пианино и телефон.

Армейский штаб Обстановка функциональная – стол, стулья/кресла. В советском варианте все добротно, но просто, без излишеств (правда, портреты вождей на стене обязательны). Во вражеском стане обстановка более дорогая, но мрачная. Часто это где-то в подземелье, бункере. Вопреки нацистским традициям, портрета вождя на стене нет (во избежание невольной плейсмент-пропаганды: не случайно же, что с 1934 по ноябрь 1940 года фотографии А.Гитлера никогда не появлялись в советской печати [Григорьева, 2008, с.19]..

Самолет, корабль, Строго функциональная обстановка – кабина, рычаги и прибоподлодка ры управления, оружие, отсеки и пр. Окопы не показаны ни разу, что полностью отвечает общей советской военной доктрине – не оборонятся, не окапываться, а быстро наступать и громить врага.

Приемы изображения действительности: жизнь советских людей (преимущественно, военных) показана, как правило, условно правдоподобно и всегда позитивно, враждебные государства показаны исключительно в условиях военного быта, их изображение также условно правдоподобно, хотя часто не лишено некоторого гротеска.

Детали: В фильмах «Родина зовет», «Эскадрилья № 5» нацистская свастика на крыльях самолетов-агрессоров и характерная военная форма врага позволяют сделать вполне определенный вывод об их национальном происхождении. В лентах «Глубокий рейд», «Если завтра война», «Танкисты» форма противника более условна, но косвенно (готический шрифт, манера поведения) все указывает на то, что это немцы. В «Моряках» (1940), снятых уже после подписания договора о дружбе между СССР и Германией (август 1939), – враги становятся японцами. По той же причине в «Пятом океана» (1940) западные противники СССР лишены национальных черт (правда, можно предположить, что это финны). Во всех фильмах почти не показываются потери советских войск и особенно – потери среди мирного населения. Одно из немногих исключений – гибель сына советского летчика от осколка немецкой бомбы Мужские персонажи Гендерные признаки 20-50 лет возраст персонажа В основном – белая (за исключение немногих фильмов о японских агрессорах) раса персонажа Персонажи, как правило, обладают крепким телосложением, одеты в внешний вид, одежда, военную форму, обычную гражданскую одежду. телосложение персонажа уровень образования, Высшее (командиры), среднее и начальное (солдаты, мирные жители) профессия семейное положение Командиры женаты, подчиненные холосты персонажа В основном – военнослужащие, реже – работники различных социальное положение мирных процессий. персонажа Сила, находчивость, активность, верность, оптимизм, смелость, целеустремленность (советские персонажи), враждебность, черты характера хитрость, жестокость, целеустремленность, (вражеские персонажи).

Патриотические, коммунистические ценности (советские персонажи), ценностные ориентации империалистические, нацистские ценности (вражеские (идейные, религиозные и др.) персонажи), религиозные ценности выводятся за рамки медиатекстов. персонажа Поступки персонажей продиктованы развитием фабулы медиатекста. Сразу после вражеской агрессии советские персонажи демонстрируют свои лучшие профессиональные/ поступки персонажа, его военные качества, блестяще разрабатывают и воплощают способы разрешения план разгрома противника. Вражеские персонажи поначалу конфликтов разрабатывают логичный план внезапного нападения, но потом он по причине силы и мощи советской армии терпит крах.

Описание репрезентации категории в медиатексте:

военно-утопических фильмов второй половины 1930-х годов Таблица 36. Типология персонажей медиатекстов советских женские персонажи Гендерные признаки 20-60 лет (во всех фильмах показаны только советские возраст персонажа женские персонажи) В основном – белая раса персонажа Персонажи, как правило, обладают средне-статистическим внешний вид, одежда, телосложением, одеты в обычную, простую гражданскую одежду, телосложение персонажа реже – в военную форму.

уровень образования, среднее и начальное профессия семейное положение Женщины старше 18 лет обычно замужем.

персонажа социальное положение Работницы различных мирных процессий, реже – военные летчицы.

персонажа находчивость, активность, верность, оптимизм, смелость, черты характера целеустремленность.

ценностные ориентации Патриотические, коммунистические ценности. (идейные, религиозные и др.) персонажа Поступки персонажей продиктованы развитием фабулы медиатекста. поступки персонажа, его Сразу после вражеской агрессии советские женщины демонстрируют способы разрешения свои лучшие профессиональные/военные качества. конфликтов Описание репрезентации категории в медиатексте:

в фильме «Родина зовет». В советских учреждениях и штабах на видных местах висят портреты Сталина и Ворошилова. В фонограмме фильмов, как правило, присутствуют бодрые маршевые «оборонно-наступательные» песни («Если завтра война, если завтра в поход, мы сегодня к походу готовы…»).

Персонажи, их ценности, идеи, этика, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи (советские военные любых родов войск, мирные граждане) – носители коммунистических идей; агрессоры (военнослужащие, диверсанты, террористы) – носители антигуманных идей. Разделенные идеологией и мировоззрением (нацистскими/империалистическими и коммунистическими) персонажи, как правило, обладают крепким телосложением, одеты в военную форму и выглядят согласно установкам источника медиатекста: вражеские персонажи (солдаты, офицеры, шпионы) показаны злыми, грубыми и жестокими фанатиками с примитивной лексикой, активной жестикуляцией и неприятными тембрами истошных криков (впрочем, иногда они выглядят неглупыми противниками); советские персонажи (солдаты, офицеры, их родственники) изображены, напротив, сугубо позитивно – это целеустремленные, честные борцы за свою Родину и коммунистические идеи, с деловой или пафосной лексикой, скупыми жестами и мимикой. Разумеется, во всех случаях характеры персонажей прочерчены лишь пунктирно, без какого-то либо углубления в психологию. Вражеские персонажи говорят (для «понятности» для зрителей) по-русски, хотя иногда с немецким акцентом. В редких случаях произносятся реплики по-немецки.

Существенное изменение в фабуле медиатекста и жизни персонажей:

Положительные советские персонажи живут мирной жизнью (на это им выделяется от 7 до 30 минут экранного времени). Отрицательные/зарубежные персонажи (как правило, в летнее ночное время) совершают агрессию/преступление (вероломное военное нападение, диверсии, убийства). Благодаря разведке, советское командования, как правило, загодя узнает о готовящемся нападении.

Возникшая проблема: нарушение закона – жизнь положительных персонажей, а чаще всего – жизнь всей советской страны под угрозой.

Детали: в фильме «Танкисты» (1939) вражеский генерал перед самым нападением на СССР произносит следующий, своего рода, пророческий для будущей реальной ситуации лета 1941 года монолог: «Наступательная доктрина красных на этот раз окажет им плохую услугу. Они проповедуют наступление – сильный удар, стремительные атаки. Наполеоновская тактика! Но бой будет там, где вести его захотели мы…».

Поиски решения проблемы: вооруженная борьба положительных персонажей с вражеской агрессией. Наиболее характерный сюжетный ход: советские люди объединяются для борьбы с захватчиками, советское командование отдает приказ о воздушной/танковой/морской атаке.

Детали: в фильме «Родина зовет» (1936) прерывая действие театрального спектакля, боевой командир произносит мобилизационную речь: «Волк сбросил овечью шкуру. Только что без объявления войны, без предупреждения враг перешел границу! Он не сумел прорваться, просчитался. Враг посягнул на революцию, на коммунизм! Он будет разбит, раздавлен, уничтожен!». В зале начинается дружное пение «Итернационала».

Pages:     | 1 |   ...   | 73 | 74 || 76 | 77 |   ...   | 99 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.