WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 53 | 54 || 56 | 57 |   ...   | 99 |

Среди привлекательных для студентов ЮФУ и ТГПИ жанров видео/компьютерных игр доминировали головоломка/пазлы (от 25,5% до 63,4% голосов), боевики/action (от 26,8% до 43,1%), ролевые игры (от 25,5% до 41,5%). При этом головоломки оказались несколько популярнее у женской части аудитории, а action и ролевые игры – у мужской.

В целом наш анализ показал, что по отношению к компьютерным играм в предпочтениях студентов не наблюдается столь резкого разброса, как по отношению к фильмам и сериалам. К примеру, квесты, стимуляторы, стратегии более-менее равномерно набрали голоса в диапазоне от 14,7% до 35,3% (с небольшим преобладанием мужских предпочтений).

Вместе с тем, пятую часть опрошенных студентов компьютерные/видео игры не привлекают вовсе.

Привлекательные для студентов темы медиатекстов прессы, радио/телепередач, интернет-сайтов, компьютерных игр. Ответы студентов ТГПИ и ЮФУ на вопрос о привлекательности тех или иных тем медиатекстов позволяет проверить валидность обозначения аудиторией своих жанровых предпочтений.

К примеру, если список предпочитаемых жанров у студентов возглавили комедия (от 78,4% до 82,9%), мелодрама (от 38,2% до 58,5% голосов), то вполне понятно, что это соотносится с наиболее распространенной для этих жанров тематикой – молодежной (от 51,0% до 70,7% голосов), любовной (от 36,0% до 58,5% голосов), современной (от 40,0% до 41,5% голосов), спортивной (от 21,9% до 29,0%), нравственной (от 19,5% до 24,0% голосов), эротической (от 16,0% до 29,3% голосов). При этом, как и по отношению к жанру мелодрамы, поклонников любовной тематики значительно больше среди студенток. Зато эротическая тема набрала больше сторонников среди мужской части студенчества.

Аналогичную зависимость можно наблюдать и по отношению к популярности детективов и триллеров, фильмы катастроф и ужасов: от 28,4% до 41,5% такого рода жанровых предпочтений студентов вполне соотносятся с 28% до 29% их голосов, отданными криминальной тематике; с 23% до 48% – приключенческой теме; с 30,0% до 36,6% – мистике; с 14% до 25% – психо-патологической теме.

Довольно высок интерес студентов обоих вузов к исторической (от 41,5% до 50,0% предпочтений) тематике.

Экологическая тема привлекает в основном девушек (до 36% их голосов), военная – юношей (до 38% их голосов).

Казалось бы, будущих педагогов должна притягивать, в первую очередь, школьная, педагогическая тема, однако в реальности и будущие педагоги, и будущие психологи, социологи и философы обнаружили практически одинаковую низкую заинтересованность в данной тематике (от 10,0% до 12,2% голосов). Интервью в фокус-группах в педагогическом вузе подтвердили эту тенденцию: выбор будущей профессии не имеет значительного влияния на жанровые медийные предпочтения студентов.

В среднем ни военная, ни производственная, ни научно-техническая, ни религиозная медийная тематика не смогла собрать больше 26% голосов студентов.

При более-менее совпадающих процентных предпочтениях студентов Южного федерального университета и Таганрогского государственного педагогического института бросается в глаза разница в отношении к политической тематике медиатекстов. У будущих педагогов эта тема набрала скромные 12,2% голосов (без заметной гендерной разницы), в том время, как у ростовчан – 58,0% (также без гендерных отличий в предпочтениях). Такого рода «политизация» студентов ЮФУ, по-видимому, связана с тем, что многие из них учатся на специальностях, связанных с социологией, политологией и философией.

И только 2% студентов (причем, только ростовчан) указали, что их никоим образом не привлекает ни одна медийная тема, что практически точно соотносится с числом студентов, не любящих фильмы и сериалы (от 2% до 2,4%).

Аналогичный опрос студентов ТГПИ 1991 года (нами тогда было опрошено 330 человек) показал похожие тенденции – список самых популярных у студентов возглавили молодежная (70,9% голосов), любовная (89,0% голосов), современная (73,8%) темы [Федоров, 1994, с.319].

Сравним предпочитаемую тематику медиатекстов студентами из четырех вузов – Южного Федерального университета, Таганрогского государственного педагогического института, Людвигсбургского педагогического института и Оренбургского государственного университета [Мясникова, 2010, с.27].

Как видно из таблицы 22, наиболее близкими оказались тематические предпочтения студентов всех четырех вузов по таким темам как: историческая (везде свыше 40% предпочтений), современная (около 40% предпочтений), спортивная, нравственная и научно-техническая (в среднем около 20% предпочтений).

Практически одинаково (около 30% голосов) предпочтение студентами Южного Федерального университета, Таганрогского государственного педагогического института и Людвигсбургского педагогического института криминальной тематики. Весьма близка популярность любовной темы (от 53% до 58%) у студентов Людвигсбургского педагогического института и Таганрогского государственного педагогического института.

Треть российских студентов (ЮФУ, ТГПИ и ОГУ) благоволит к мистической теме в ущерб религиозной (не сумевшей набрать ни в одном российском вузе более 14% голосов). Зато, вероятно, более религиозные немецкие студенты относятся к этим двум темам иначе: почти четверть из них поддерживает религиозную тему, и только 10% – мистическую. Прохладнее немецкие студенты относятся и к космической теме.

Некоторое удивление вызывает слабая заинтересованность немецкой студенческой аудитории молодежной тематикой. Логичного объяснения этому феномену я пока не вижу… Наименее политизированными в области медийных тематических предпочтений (12,2%) оказались студенты Таганрогского государственного педагогического института. Зато они же – наибольшие приверженцы приключенческой (48,8%) и экологической (21,9%) тематики (последнее можно объяснить тем, что на младших курсах студентам ТГПИ читается курс экологического воспитания).

Однако, несмотря на некоторый разброс, у тематических медийных предпочтений студентов четырех вузов и двух стран, скорее, больше общего, чем контрастного. Во всяком случае, преобладающая популярность современной, любовной, приключенческой, исторической, молодежной, криминальной тематики (как мы выяснили, в первую очередь – развлекательного спектра) очевидна. А это еще раз подтверждает валидность результатов нашего тестирования.

Мотивы контактов студентов с медиа (прессой, телевидением, кинематографом, радио, компьютерными играми, Интернетом и т.д.), медиатекстами. Совпадают или нет с выбранными студентами медийными жанрами и темами обозначенные ими же мотивы данных предпочтений Анализ результатов тестирования дает положительный ответ на этот вопрос.

Таблица 22. Привлекательные для студентов темы медиатекстов медиатекстах * Привлекательные Количество опрошенных студентов (в процентах), № для студентов выбравших данную тему в следующих вузах:

темы медиатекстов 1 историческая 50,0% 41.5% 44,5% 41% 2 космическая 15,0% 17.1% 9% 14% 3 криминальная 28,0% 29.3% 30% 14% 4 любовная 36,0% 58.5% 53% 45% 5 мистическая 30,0% 36.6% 10,5% 31% 6 молодежная 51,0% 70.7% 19% 49% 7 научно-техническая 24,0% 17.1% 24% 19% 8 нравственная 24,0% 19.5% 19% 20% 9 политическая 58,0% 12.2% 27% 25% 10 приключенческая 23,0% 48.8% 28% 33% 11 бизнеса 14,0% 4.9% 8,5% 6% 12 религиозная 13,0% 4.9% 24,5% 11% 13 современная 40,0% 41.5% 43% 39% 14 спортивная 29,0% 21.9% 25% 20% 15 экологическая 6,0% 21.9% 6% 11% 16 эротическая 16,0% 29.3% 10% 16% * некоторые темы, включенные в тестирование в нашем эксперименте (например, военная, школьная и др.), в эксперименте Т.И.Мясниковой затрагивались.

Южный институт А.П.Чехова университет университет институт им.

федеральный Таганрогский Оренбургский педагогический педагогический государственный государственный Людвигсбургский Так половина студентов ЮФУ и ТГПИ (без ощутимой гендерной разницы в ответах) четко подтвердила неслучайность своей доминирующей ориентации на зрелищные жанры, заявив в качестве основного мотива своих контактов с медиа стремление к развлечению (50% – 51%; отметим, что у 330 студентов ТГПИ года этот процент был почти вдвое больше – 91,5%), чтобы «просто занять свободное время» (29% – 46%), к рекреации, к виртуальному уходу от жизненных проблем (от 26% до 41%), услышать любимую музыку (от 37% до 61%, здесь мы помним, что студентами предпочитается в основном поп-музыка).

Стремление студентов получить от медиатекстов новую информацию (70% – 81%) в значительной степени связано с их ориентацией на информационные жанры, примерно в тех же или несколько меньших процентных диапазонах заявленной ими ранее.

Прагматический мотив поиска материалов для учебных, научных, исследовательских целей объединяет студентов ЮФУ и ТГПИ (48% – 51% голосов). В этой связи даже удивительно, что его заявляют в качестве основного лишь половина респондентов. Ведь, казалось бы, в вузе такой мотив (особенно по отношению к Интернету) должен быть свойственен подавляющему большинству студентов.

Не думаю, что З.Фрейд был бы доволен тем, что лишь от 2,4% до 8,8% студентов ЮФУ и ТГПИ в качестве ведущего мотива своих медийных контактов указали стремление к компенсации (к виртуальному получению чего-либо, недостающего в реальной жизни), и только от 7,8% до 9,8% – стремление к психологическому «лечению» (к терапевтическому избавлению от психологического дискомфорта в процессе контакта с медиатекстом). Что ж, вопросы эти довольно интимные, и далеко не каждый респондент, даже анонимно, захочет признаться в том, что является жертвой «компенсаторного эффекта» и «психологического дискомфорта». Хотя и то, и другое – совершенно естественно для человеческой психики. Более того, именно эти мотивы, как правило, ярко проявляются при просмотре мелодрам, а их сторонников, как мы выяснили ранее, среди студентов оказалось немало (от 38% до 58%).

Другой «фрейдистский» мотивационный показатель – стремление к идентификации (к сопереживанию, к отождествлению себя с персонажем/ведущим медиатекста) – получил у студентов большую поддержку (от 7,8% до 17,1%, с преимуществом женских голосов).

Любопытно, что мотив стремления к острым, стрессовым ощущениям во время контакта с динамичными медиатекстами активного действия (action) отметили среди ведущих только от 4,9% до 13,7% студентов ЮФУ и ТГПИ. И это при том, что приключенческую тему (где как раз и доминирует action) назвали среди своих любимых гораздо больше респондентов – от 23% до 48%. Не думаю, что здесь сказалось желание студентов ввести в заблуждение составителя теста. Быть может, сработала поверхностное чтение вопросов и желание поскорее на них ответить. Но, скорее всего, отметив свое стремление к развлечению в целом в качестве главного, студенты не стали потом его детализировать.

Мотив стремления прочесть/увидеть/услышать произведение любимого автора (от 21,6% до 34,1% с доминантой женских голосов) сам по себе еще ни о чем не говорит. Этим автором может быть как популярный создатель стереотипных детективных историй, так и великий классик. Так и по отношению к мотиву увидеть/услышать любимого ведущего (от 13,7% до 24,4% голосов): им может быть и интеллектуал-политолог, и обаятельный конферансье.

О своем стремлении к критике содержания медиатекста, позиции его авторов заявили от 12,2% до 17,6% респондентов (с доминантой мужских голосов).

Стремление развивать свое критическое мышление само по себе похвально, другое дело, что конкретное его проявление нуждается в специальном дополнительном изучении.

Стремление к философскому/интеллектуальному спору/диалогу с создателями медиатекста (от 7,3% до 18,6% предпочтений с явной доминантой голосов студентов Южного федерального университета), стремление к эстетическим впечатлениям, к наслаждению мастерством авторов медиатекста (от 26,5% до 26,8% предпочтений) стремление к извлечению нравственных уроков из медиатекста (от 17,1% до 18,6% предпочтений) свойственно обычно аудитории, выбирающей такие медийные жанры, как драма, трагедия или притча.

Если брать средний процент всех студентов ТГПИ и ЮФУ, отметивших драму среди своих предпочтений (43%), то окажется, что только половина почитателей драмы опирается при этом на эстетические, философские или нравственные мотивы. Куда больше соотносится с обозначенной выше мотивацией предпочтение студентами жанров трагедии (от 14,6% до 17,6%) и притчи (от 2,9% до 7,3%).

Амбициозное стремление к подтверждению собственной компетентности в различных сферах жизни и медиакультуры указали в качестве ведущего мотива своих контактов с медиа от 8,8% до 12,2% студентов ТГПИ и ЮФУ. Примерно столько же голосов получило стремление самим научиться создавать и распространять медиатексты (от 7,3% до 11,8% голосов). Впрочем, последнее не вызывает удивления – наши респонденты не учатся на факультетах, связанных с подготовкой будущих медийных профессионалов (чтобы не ставить студентов различных факультетов в неравные условия, мы намеренно не опрашивали студентов факультета журналистики). Однако то, что примерно каждый десятый из опрошенных назвал в качестве ведущего мотив стремления создавать медиатексты самому, отражает общемировую тенденцию все более массового вовлечения в данный процесс людей различных профессий (интернет-блоги, социальные сети, съемка компактной цифровой камерой и пр.).

Обозначая в тесте в качестве одного из вариантов ответа стремление получить (в результате контакта с медиа) материальную пользу, мы, в первую очередь, имели в виду, с одной стороны, популярные в Интернете различные разновидности сетевого маркетинга и он-лайн бизнес-проектов; с другой – многочисленные грантовые возможности для студентов и молодежи, информация о которых регулярно дается как в прессе, так и в сети. Оказалось, что такого рода финансовая мотивация по отношению к контактам с медиатекстами у студентов не слишком развита. На нее – в качестве ведущей -указали от 5,7% до 10,8% студентов ТГПИ и ЮФУ, что в той или иной степени коррелируется с числом студентов, склонных к развитию своего критического мышления и к интеллектуальным спорам с создателями медиатекстов.

Никаких мотивов для контактов с медиатекстами не оказалось лишь у 1% до 1,6% студентов. Причем, только у юношей. Очевидно, что в основном это те же респонденты, что ранее отмечали свое неприятие любых медийных жанров и тем.

Мы условились считать, что - высоким уровнем мотивационного показателя медиакомпетентности обладают респонденты, которые дали утвердительные ответы на 80% – 100% вариантов своих жанровых, тематических, психологических, рекреационных, компенсаторных, эстетических и иных мотивов контактов с медиа, медиатекстами.

- средним уровнем мотивационного показателя медиакомпетентности обладают респонденты, которые дали утвердительные ответы на 50% – 79% вариантов своих жанровых, тематических, психологических, рекреационных, компенсаторных, эстетических и иных мотивов контактов с медиа, медиатекстами.

Pages:     | 1 |   ...   | 53 | 54 || 56 | 57 |   ...   | 99 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.