WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 63 |

В начале XXI в. к каким только областям информатику не прикла дывали: к спорту, к сельскому хозяйству, к политологии, к культуре в общем и к искусствоведениюв частности. Но императрицей всех «Прикладных информатик», конечно, стала «Прикладная информати ка (в экономике)» — все остальные постепенно вымирали за непонят ностью сути, отсутствием стержня и невнятностью учебных планов.

Именно через «Прикладную информатику» профессионализм в ин формационных технологиях хлынул в массы, до ее появления ИТ бы ли уделом «занудных» математиков. На начало века «Прикладная ин форматика»1 была именно тем, что было нужно всем остальным отрас лям... за исключением самой компьютерной отрасли.

Развивались не только информационные технологии, развивал ся и рынок образовательных услуг. Бизнесмены, действующие на этом рынке (т. е. ректоры и деканы вузов), быстро сообразили, что 274 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества упомянутые синтезированные специальности имеют несколько потря сающих особенностей:

на них легко ориентировать поступающих на фоне растущего интереса к информационным технологиям;

еще легче это делать, поскольку квалификация у этих специаль ностей двойная («информатик экономист», «информатик ме неджмер» и т. д.), т. е. как минимум одна из частей этих квали фикаций понятна — они не так страшно звучат, как «математик программист» (квалификация по специальности «Математиче ское обеспечение и администрирование информационных сис тем» — название специальности уже само по себе отпугивает большуючасть людей);

обучение можно проводить на обычных персональных компью терах, а значит — реализовать эту специальность обойдется де шевле, чем скажем упомянутый МОиАИС — будущие разработ чики ПО, программисты живут и учатся вне рамок готового по пулярного ПО, а значит им необходимы специалисты практики в качестве преподавателей, какие то кластеры для параллель ной обработки данных, права администраторов на машинах, ко торые они используют, и многое другое;

в целом обучение на «Прикладной информатике» проще, чем на традиционных и новых чисто компьютерных специальностях — от нас с МОиАИС люди довольно массово на первых курсах уходили на «Прикладную информатику» или в наиболее тяже лых случаях — на «Менеджмент», а когда я сам учился, в начале второго курса половина моего потока (около 19 человек) ско пом перевелась на «Юриспруденцию»;

самое главное — имея некоторый традиционный для вуза на бор специальностей, из любой из них можно сделать соответ ствующую«Прикладнуюинформатику» (для этого необходимо нанять от 5 до 10 преподавателей по ИТ и изменить учебные планы).

Подобная предпринимательская смекалка привела к тому, что се годня каждый второй, если не каждый полуторный вуз осуществляет набор на «Прикладнуюинформатику (в экономике)». Есть весьма каче ственные реализации, но в целом понимание специальности у всех ву зов разное, качество обучения — тоже.

Потенциальные работодатели всегда жаловались, что мы в вузах учим «не тому» (к этому мы еще вернемся). С начала века они стали при ходить в университеты, призывая нас (деканов и преподавателей) и аби Глава 9. Сначала «Чему», затем «Кого»... и уж потом — «Как» туриентов обратить внимание на компьютерные специальности — выпускать больше, набираться активнее («Вы можете выпускать даже втрое больше ИТ специалистов — они все равно найдут себе рабо ту!» — тогда создавалось впечатление, что многие работодатели не по нимают, что проблема не в том, что вузы не хотят выпускать больше ИТ специалистов). Начиная примерно с 2006 года, компании занерв ничали всерьез — стало понятно, что не только на рынке наблюдается нехватка нужных кадров, но и в студенческой среде — нехватка тех, кто этими кадрами может стать. С тех пор напряжение только растет.

Говорится о том, что «молодые люди предпочитают гуманитарные специальности техническим» (на Западе и в Китае об этом говорят уже не первый год, хотя там что то еще и делают, чтобы переломить ситуа цию[153–158]).

Все это немного неожиданно и парадоксально с виду: ИТ попу лярны, вузов с нужными специальностями много, кризис в разгаре и при этом — нехватка кадров. Однако ничего удивительного при ближайшем рассмотрении нет — на мой персональный взгляд, все ес тественно и просто как полено, нужно только разобраться с парой тройкой моментов.

Во первых, возвратимся к «Прикладной информатике» и подоб ным ей синтезированным специальностям (хотя сильно подобных я не знаю), чтоб они были здоровы. По моему глубокому убеждению, на сегодняшний день в нашей стране необходимости в них нет, есть от них только вред. Уже выросло поколение людей, с пеленок знаю щих, что такое Google и Excel (англ. digital natives) — именно они идут сегодня учиться в вузы. Им нужны четкие внятные специальности, конкретные отраслевые знания, конечно, с большой долей ИТ, но без нее все равно не получится. Менеджер должен быть «менеджером», а экономист — «экономистом», не надо давать ему двойную, вроде бы ИТ шнуюквалификацию, обучая при этом через пень колоду неиз вестно чему. Это путь в никуда, когда при большом количестве выпу скников по «Прикладной информатике» реальных специалистов по ИТ мизер. И дело здесь не только и не столько в качестве обучения студентов отдельными вузами, дело в фундаментальных особенностях «Прикладной информатики»: выпускники с квалификацией «инфор матик X» зачастую, конечно, не без исключений, работают по направ лению X, обслуживают интересы отрасли X, но это не те люди, кото рые развивают индустрию информационных технологий или компью терную науку, а именно это требуется сегодня России. И при этом благодаря широкому распространениюэта специальность оттягивает 276 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества на себя часть тех людей, которые хотели бы действительно посвятить себя компьютерам, а не бухгалтерским балансам. Или выражусь ина че: дети, родившиеся в 1970–1980 х годах при работе с компьютером видели железо, отдельные программы, Norton Commander и DOS, драйверы; требовались некоторые усилия, чтобы приучить их рабо тать и думать в рамках бизнес процессов, делового ПО и т. д., поэто му специальности с двойной полу ИТ шной квалификацией были оп равданы. Дети, рожденные в 1990 х и позже, не смотрят на компью тер как на набор низкоуровневых проблем и программ, у них нет (за исключением увлеченных) непосредственной связи с компьютером — у них связь через монитор и клавиатуру, они видят возможности, а не железо. Соответственно, и корректировать их мышление смысла нет (смысл есть в том, чтобы отбирать тех, кого интересует именно «ме ханика» всего того, что называется вычислительной техникой, про граммным обеспечением и информационными технологиями) [159].

Когда политики удивляются, что в России много квалифициро ванных программистов, но наблюдается отставание по высоким тех нологиям, мне становится грустно, я понимаю, что а) в «программи сты» в данном случае записали, в том числе, и тех, кто дальше лабора торной работы по экономике ни разу не уходил, и б) у говорящих полностьюотсутствует понятие о сути и масштабе проблемы. Сограж дане, мы должны определиться очень конкретно с тем, кого именно нам не хватает в ИТ, а не валить в одну все уменьшающуюся кучу ИТ специалистов de facto, в том числе уже немолодых квалифициро ванных программистов, и de jure, в том числе молодых, которым до de facto никогда не дотянуть. И сделать это нужно прежде, чем при зывать молодежь выбирать некие «технические специальности» — как можно кого то к чему то призывать, если ты сам не видишь разницы между «программистом», «информатиком экономистом», «системным архитектором», «кодером», «ламером» и «нубом», между «проектирова нием», «администрированием», «реализацией» и «поддержкой» Кстати, еще одним показателем понимания обществом и государ ством необходимости чисто компьютерных специалистов и ученых яв ляется тот факт, что в России формально отсутствует такое понятие как «Компьютерная наука» (англ. computer science). То есть имеются степени кандидата и доктора физико математических, педагогиче ских, военных и политических наук, а кандидата компьютерных наук — нет. XXI в., и уже не то, чтобы совсем уж начало, а я защищал диссер тацию, объект которой по сути являли компьютерные обучающие системы, предмет — процессы взаимодействия пользователей с этими Глава 9. Сначала «Чему», затем «Кого»... и уж потом — «Как» системами, а инструментом исследования было программное обеспе чение, по экономике. Диссертация действительно подходила для эко номики, как и для технической, педагогической и физико математиче ской областей (с некоторыми доработками, конечно), ее называли междисциплинарной, но, на мой взгляд, идеально она подходила как раз для соискания степени «кандидата компьютерных наук», существуй такая в природе [160]. Вообще, когда множество исследований начи нает восприниматься как междисциплинарные, это может быть сигна лом к тому, что пора создавать новуюнауку (или пересматривать зоны ответственности старых). Компьютерная наука и по сей день воспри нимается многими, не как самостоятельное тело, а как придаток к ос тальным наукам, отсюда суррогатные специальности, отсутствие поня тия «компьютерный ученый» и давно устаревшие тезисы, наподобие уже упоминавшегося: «Без математики нет программирования»! Другие науки используют плоды компьютерной для собственного роста, но не обязательно дают что то ей взамен: съешьте вы хоть мил лион яблок — это не сделает вас селекционером и ничего не даст сельскому хозяйству (за исключением стимула для увеличения произ водства яблок).

Сегодня подход аспирантов к выбору исследований страдает ка кой то неадекватностью: разумнее сначала определиться с тем, чем ты хочешь заниматься, а потом уж с тем, к какой области и кафедре это относится, а также с руководителем, который в наибольшей мере тебе сможет помочь. Часто все эти решения принимаются в обратной последовательности: сначала выбирается руководитель, т. е. лич ность, далее происходит привязка к кафедре, на которой эта личность работает, и области науки, а уж затем формулируется тема. Ну да мир не идеален, и это не самая большая его проблема.

Далее, не нужно рассматривать процесс убывания технарей, как какой то чисто паранормальный. Следовало бы сначала задуматься над тем, что в свое время именно резкий всплеск интереса к компью терам привел к наплыву обучаемых — именно в рамках вузов интере сующиеся и получали необходимые им знания. Мы — программисты с точки зрения других людей в каком то смысле занимались разновид ностьюволшебства, каким то совершенно новым видом деятельности, а волшебство, как и все непонятное, манит. Всплеск прошел, поднял ся уровень общей ИТ культуры (далеко не во всей ее красе, но, тем не менее), научиться работать на компьютере теперь можно где угодно, поэтому чисто интересующиеся отхлынули, остались мотивированные, убежденные, прагматичные и фанатики. Для сегодняшних абитуриентов 278 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества в отличие от нас в их возрасте такие вещи, как поиск в Интернете, ра бота с текстовым редактором или переустановка Microsoft Windows — вещи обыденные и скучные, а отнюдь не волшебные и увлекательные (да и нас самих — людей постарше лет на 10–15 они уже давно не ув лекают).

Чистая компьютерная наука (даже при том, что формально ее не существует) снова стала уделом одержимых, как оно и было задума но с самого начала. Так что возможно дело не в том, что людей стало меньше — просто некоторое время назад их было больше, чем долж но было быть, проходи эволюция плавно и неспешно. О последствиях этого всплеска я уже говорил. Игорь Семенов как то сказал пару лет назад: «Я провожу с соискателями на должность программиста собе седование в течение шести часов. Рынок ИТ специалистов в Москве полон, но полон он не пойми кем» (честно говоря, он употребил дру гое слово, более ярко выражающее суть явления, но слово это непе чатное — Прим. авт.).

Период резкого, но временного повышения интереса молодежи к компьютерным специальностям наблюдался в США в конце 1970— 1980 х годах. Возможно, что в России мы видели тот же всплеск с от срочкой в 20 лет, хотя я не берусь здесь судить об идентичности при чин возникновения этих двух трендов — лишь обращаювнимание на то, что явление это не новое (рис. 9.1).

Рис. 9.1. Количество первокурсников в Университете Пурдью, назвавших ком пьютерные науки своим приоритетным направлением обучения (1969–1995) Глава 9. Сначала «Чему», затем «Кого»... и уж потом — «Как» Приливы и отливы людей не уникальны и для сегодняшней отрас ли ИТ. Позволю себе процитировать выступление Карла Дарроу — американского физика теоретика, сотрудника «Белл телефон систем», с 1941 г. в течение многих лет занимавшего пост секретаря Амери канского физического общества — сделанное им в честь 20 тилетия со дня основания Американского института физики в 1951 г. (фраг мент позаимствован из замечательной книги «Физики продолжают шутить»):

«Остаток своей речи я хочу посвятить совсем другому вопросу.

Мы восхищаемся нашим величественным собором (т. е. физикой — Прим. авт.). Как заразить молодежь этим восхищением Как заманить в физику будущих ферми, кондонов, слэтеров Обычный в этих случаях метод — удивить, потрясти. Беда в том, что человека нельзя удивить, если он не знаком с той ситуацией, в которую Ваш сюрприз вносит решающие изменения. Не так давно я прочел, что некто проплыл 100 ярдов за 49 секунд. Это совершенно меня не удивило, потому что я не знал, чему равнялся старый ре корд — 39, 59 или 99 секундам. Но я читал дальше и обнаружил, что старый рекорд составлял 51 секунду и держался в течение нескольких лет. Первое сообщение теперь пробудило во мне слабый интерес — едва отличный от нуля, но по прежнему никакого удивления! Теперь представьте себе физика, меня, например, который пытается удивить аудиторию, состоящую из дилетантов, сообщением о том, что сейчас вместо двух элементарных частиц мы знаем целую дюжину или что олово совсем не оказывает сопротивления электрическому току при температурах ниже некоторой, а новейший циклотрон разгоняет про тоны до энергии 500 МэВ. Ну и что Это просто не дает эффекта! И если я оснащу своё сообщение экстравагантными утверждения ми, это произведет не больше впечатления, чем размахивание руками и крики лектора перед глухонемой аудиторией.

Ошибочно также мнение, что аудиторию можно потрясти, проде монстрировав решение какой нибудь загадки. Беда здесь в том, что никто не заинтересуется ответом на вопрос, которого он не задавал.

Автор детективных рассказов всегда создает тайну, прежде чем её ре шать. Можно было бы последовать его примеру, но труп неизвестного человека, с которого обычно начинается детектив, — зрелище сущест венно более захватывающее, чем труп известной теории, с которого должен начать физик.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 63 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.