WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |

создание рейтинга содержания, систем фильтрации, в том числе на основе эталонных критериев;

разработка программного обеспечения и сервисов;

популяризация знаний о безопасном использовании Интернета [19].

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) также ведет активную деятельность в этой области. С 2003 г. она организовала несколько конференций и встреч, посвященных свободе выражения убеждений и возможным негативным вариантам использования Интернета (например, в целях пропаганды расизма, ксенофобии и антисемитизма).

ВОПРОСЫ Контроль над материалами Интернета и свобода выражения убеждений В сфере контроля над контентом обратной стороной медали является ограничение свободы выражения убеждений. Это особенно важно в США, где Первая поправка к Конституции гарантирует свободу выражения в самом широком смысле, включая право публиковать нацистские материалы и подобную им информацию.

Свобода выражения убеждений во многом определяет позицию США в международной полемике по вопросам управления Интернетом. Так, хотя США и подписали Конвенцию о киберпреступности, они не могут подпиСоциокультурные аспекты сать Дополнительный протокол к ней, посвященный нетерпимым высказываниям и контролю над материалами. Свобода выражения убеждений также рассматривалась в контексте дела Yahoo!. В ходе международных переговоров США не пойдут на компромисс, который может поставить под вопрос свободу выражения убеждений, защищаемую Первой поправкой.

«Незаконно в офлайне — незаконно в онлайне» Дискуссия о содержании материалов Интернета, так или иначе, затрагивает различия между реальным миром и «кибермиром». Существующие законы, которые регламентируют содержание распространяемых материалов, могут быть применены и в Интернете. Этот факт часто подчеркивается в Европе. Рамочное решение Совета ЕС по борьбе с расизмом и ксенофобией явно указывает: «То, что незаконно в офлайне, должно оставаться незаконным в онлайне». Один из аргументов, выдвигаемых сторонниками «киберподхода» к управлению Интернетом, заключается в том, что количество (интенсивность коммуникации, количество сообщений) влияет на качество. Согласно этой точке зрения, проблема нетерпимых высказываний состоит не в том, что отсутствуют соответствующие нормативные акты, а в том, что масштабы распространения информации и обмена ей в Интернете придают правовой проблеме новые черты. Все большее число людей имеет доступ к противозаконным материалам, поэтому обеспечить соблюдение существующих норм сложно. Следовательно, уникальность Интернета с правовой точки зрения заключается не в законах, а в их применении и соблюдении.

Эффективность контроля над материалами Интернета При обсуждении политики в отношении материалов Интернета одним из ключевых аргументов является децентрализованная природа глобальной сети, дающая пользователям возможность обходить цензуру. Интернет включает в себя различные решения, позволяющие осуществлять эффективный контроль, однако с технической точки зрения их можно обойти. В странах, где контроль над материалами Интернета ведется на государственном уровне, технически продвинутые пользователи сумели найти обходные пути. Тем не менее, контроль над контентом направлен не на эту небольшую группу пользователей, а на более широкие слои населения. Как писал Р.Г. Коуз, «регулирование не должно быть абсолютно эффективным, чтобы быть достаточно эффективным».

Кто несет ответственность за политику в отношении материалов В первую очередь, содержание материалов Интернета регулируют правительства. Они определяют, что подлежит контролю и каким обра144 Управление Интернетом зом контроль должен осуществляться. На провайдеров, как основных «посредников» в Интернете, обычно возлагается ответственность за осуществление фильтрации контента — либо в соответствии с указаниями правительства, либо на основе саморегулирования (по крайней мере, в отношении материалов, не вызывающих дискуссий, таких как детская порно графия). Некоторые группы пользователей, например родители, стремятся усилить контроль, чтобы обезопасить своих детей. С целью помочь родителям отфильтровывать не подходящие для детей веб-страницы, созданы различные системы рейтингов. Новые версии интернет-браузеров обычно включают в себя разнообразные возможности фильтрации.

Контроль над материалами Интернета также осуществляется частными компаниями и университетами. В некоторых случаях содержание контролируется через пакеты программного обеспечения. Например, среди членов движения саентологов распространялся пакет ПО Scienositter, который блокировал доступ к сайтам, критикующим саентологию [20].

ТАЙНА ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ И ЗАЩИТА ДАННЫХ [21] Защита тайны частной жизни и защита данных — аспекты управления Интернетом, тесно связанные между собой. Защита данных является правовым механизмом, обеспечивающим защиту частной жизни.

Что же такое «частная жизнь» (privacy) Обычно ее определяют как право любого гражданина контролировать личную информацию и принимать решения относительно нее (раскрывать либо не раскрывать эту информацию). Право на частную жизнь является неотъемлемым правом человека. Оно признается во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах и многих других международных и региональных конвенциях по вопросам прав человека.

Границы понятия «частная жизнь» зависят от различий в национальной культуре и образе жизни. Проблема соблюдения конфиденциальности, приватности, столь важная для западных обществ, может иметь меньшую значимость в других культурах. Современные определения этого понятия делают акцент на тайне коммуникации (отсутствие слежки за перепиской) и защите частной информации (нераскрытие информации о частных лицах). Защита тайны частной жизни, традиционно касавшаяся в основном действий государства, сегодня расширилась и, как показано на рисунке ниже, включает в себя также деловой сектор [22].

Социокультурные аспекты Защита тайны частной жизни: частные лица и государство Информация всегда была для органов власти крайне важным инструментом контроля над территорией и населением. Правительства собирают большие объемы личной информации (данные регистрации рождений и браков, номера паспортов, данные о голосовании, судимости, налоговую информацию, данные учета жилых помещений, регистрации автомобилей и т. д.).

Граждане не имеют возможности отказаться от предоставления этой информации, если только не эмигрируют в другую страну, где им все равно предстоит встретиться с подобными проблемами. Информационные технологии, используемые для глубинной обработки данных, позволяют интегрировать данные из разных систем (например, налоговой, учета жилья и автомобилей) для проведения сложных аналитических процедур, поиска повторяющихся моделей и выявления несоответствий. Одной из основных сложностей для любых инициатив в области электронного правительства является обеспечение надлежащего равновесия между модернизацией правительственных функций и обеспечением гарантий прав граждан на частную жизнь.

Принятый в США после 11 сентября 2001 г. «Патриотический акт» (Patriot Act) и аналогичные законы в других странах расширили полномочия правительственных органов в области сбора информации, включая право на законный перехват информации [23]. Концепция законного перехвата с целью сбора улик также включена в Конвенцию по киберпреступности (ст.ст. 20 и 21) Совета Европы.

Защита тайны частной жизни: частные лица и бизнес Второй стороной треугольника, иллюстрирующего различные компоненты защиты частной жизни (см. рисунок выше), являются взаимоот146 Управление Интернетом ношения между частными лицами и бизнес-сектором. Человек сообщает личную информацию о себе, открывая счет в банке, бронируя авиабилеты или отель, расплачиваясь в Интернете кредитной картой и просто работая в Интернете. В каждой из этих ситуаций остаются многочисленные «следы».

В информационной экономике сведения о клиентах, в том числе их предпочтения и особенности совершения покупок, становятся важным товаром. Для некоторых компаний — таких, как Google и Amazon — информация о предпочтениях клиентов является краеугольным камнем бизнес-модели. Успех и стабильность электронной коммерции, как между организациями, так и между организациями и частными лицами, зависит от доверия к политике обеспечения защиты частной жизни, принятой компанией, и к мерам безопасности, предпринимаемым для защиты конфиденциальной информации о клиентах от кражи и злоупотреблений [24]. С распространением социальных сетей появляются опасения, что хранящиеся в них личные данные однажды могут быть использованы не по назначению — не только владельцами сервисов или их администраторами, но и другими пользователями этих сетей.

Защита тайны частной жизни: государство и бизнес О третьей стороне треугольника (см. рисунок на стр. 145) известно меньше всего, хотя это, может быть, самый значимый аспект, связанный с защитой тайны частной жизни. Обе стороны — и государство, и бизнес — собирают значительный объем информации о частных лицах.

Часть данных они передают другим государствам и компаниям с целью предотвращения террористической деятельности. Однако в некоторых ситуациях, например, предусмотренных в Европейской директиве о защите данных, государство защищает информацию о гражданах, находящуюся в распоряжении коммерческих структур.

Защита тайны частной жизни: граждане Последним аспектом защиты тайны частной жизни, не вошедшим в треугольник на стр. 145, становится потенциальная угроза приватности, исходящая от отдельных граждан. Сегодня любой человек, располагающий достаточными средствами, может приобрести мощные инструменты для слежки. Даже простые мобильные телефоны с камерами могут стать средствами слежения. Технология, по выражению одного из авторов журнала «The Economist», «демократизировала слежку». Известно много случаев нарушения неприкосновенности частной жизни одних людей другими — от простого подглядывания за соседями до более изощренного использования камер с целью записи номеров банковских карт и электронного шпионажа. Основная проблема с точки зрения защиты от Социокультурные аспекты подобных нарушений заключается в том, что большая часть законодательных норм касается защиты тайны частной жизни от действий государства. Столкнувшись с новыми явлениями, подобными приведенным выше, некоторые страны стали предпринимать соответствующие шаги.

Конгресс США принял Акт о предотвращении видеовуайеризма, запрещающий фотографировать обнаженных людей без их согласия. Германия и ряд других стран также приняли аналогичные законы, ограничивающие возможности слежки одних частных лиц за другими.

Международное регулирование защиты тайны частной жизни и конфиденциальных сведений Одним из основных международных документов, регулирующих защиту частной жизни и конфиденциальных данных, является Конвенция о защите физических лиц при автоматической обработке персональных данных, принятая Советом Европы в 1981 г. [25] Конвенция открыта для подписания и другими государствами, в том числе не входящими в Совет Европы. Поскольку Конвенция является технологически нейтральной, она выдержала испытание временем. В последнее время ее рассматривают на предмет применимости к сбору и обработке биометрических данных.

В Европейском Союзе правовая основа для обработки личных данных заложена Директивой ЕС о защите данных (Directive 45/46/EC), которая оказала значительное влияние на национальные законодательства не только в ЕС, но и за его пределами.

Еще одним ключевым международным документом по вопросам защиты тайны частной жизни и личных данных, не носящим обязательный характер, являются «Основные принципы защиты тайны частной жизни и трансграничных потоков личных данных», подготовленные Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 1980 г. Эти принципы и последующая работа ОЭСР способствовали созданию многих международных и региональных норм в этой области. На сегодняшний день почти все страны ОЭСР приняли законодательство в области защиты тайны частной жизни и наделили свои властные органы соответствующими полномочиями. Хотя предложенные ОЭСР принципы были приняты во многих странах и регионах, в способе их применения кроются различия.

Так, европейский и американский подход к этой теме значительно отличаются друг от друга. В Европе законодательство по защите данных является всеобъемлющим, в то время как в США правовые нормы, касающиеся конфиденциальности, разрабатываются отдельно для каждой сферы деятельности. В области финансовой тайны это Акт Грэмма-ЛичаБлайли [26], в сфере конфиденциальности в отношении детей — Акт о защите частной жизни детей онлайн [27], конфиденциальность меди148 Управление Интернетом цинской информации призван обеспечить недавно предложенный пакет законов о здравоохранении и социальном обеспечении [28].

Другое важное отличие заключается в том, что в Европе за соблюдением законов следят государственные органы, а в США их выполнение обеспечивается частным сектором и на основе саморегулирования. Политика обеспечения конфиденциальности определяется компаниями, а частные лица самостоятельно решают, принимать ее или нет. Главным аргументом против подхода США является то, что потребители оказываются в невыгодном положении. Частные лица, как правило, не отдают себе отчета, насколько важны условия, перечисленные в политиках конфиденциальности, и принимают их, не читая.

Соглашение о «безопасной гавани» между США и ЕС Между двумя этими подходами — американским и европейским — возникли противоречия. Основным источником проблемы стало использование личных данных коммерческими структурами. Каким образом ЕС может обеспечить соблюдение своих норм, скажем, компанией по производству программного обеспечения, расположенной в США Каким образом Европейский Союз может гарантировать, что информация о гражданах ЕС защищается в соответствии с принципами, изложенными в Директиве по защите данных В соответствии с какими предписаниями (американскими или европейскими) нужно обращаться с информацией, переправляемой внутри компании по корпоративным сетям из ЕС в США Евросоюз угрожал заблокировать передачу данных в страны, не способные обеспечить уровень защиты информации, соответствующий директиве. Такая позиция неизбежно вела к конфликту с американским подходом.

Глубинные различия в подходах препятствовали достижению какоголибо соглашения. Более того, адаптация американских законов к европейским не представлялась возможной, поскольку это потребовало бы изменения некоторых фундаментальных принципов американской правовой системы. Выход из этой ситуации был найден, когда посол США Дэвид Аарон предложил формулу «безопасной гавани». Это предложение представило проблему в новом свете и позволило выйти из дипломатического тупика.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.