WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 50 |

в качестве фрагмента бытия. В широком смысле слова Д., таким симметрично трансформирует статус прежней Д. в возможный образом, есть совокупность всех реализовавшихся В. и предметно (фигура маятникообразного взаимопревращения), и необратимая В., 271 С.Х. Асадуллина Теория и практика разрешения виртуального конфликта превращение которой в Д. придает прежней Д. статус невозможности. интерпретирующего понятия В. и Д. в контексте модальной Термины В. (dinamis) и Д. (energeia) были введены впервые в онтологии: В. рассматривается им как сфера концептуальной «Метафизике» Аристотеля, однако объективно дифференциация непротиворечивости, логическая В. иного мироустройства как актуального и потенциального существования обнаруживает себя уже альтернатива Д. В новоевропейской философии механицизм и в рамках натурфилософии, начиная со старших физиков: так, у радикальная ориентация на естествознание обусловили отрицание Анаксимандра, Анаксагора, Демокрита Д. (т.е. наличный, объективного существования В. как случайной (в связи с трактовкой эмпирически данный Космос) представляет собою лишь один из случайности как проявления незнания): «случайным и возможным возможных вариантов организации исходного субстанциального называется вообще то, необходимую причину чего нельзя разглядеть» начала как неограниченности В., причем эта В. обратима (см., (Гоббс). У Лейбница положение о всеобщей необходимости, например, ритмические пульсации космизации и апейронизации мира исключающей какую бы то ни было В., фундирует известный тезис о у Анаксимандра, гераклитовский огонь, «мерами разгорающийся и сущем мире как единственно возможном и, следовательно, мерами погасающий» и т.п.). Наряду с этим, в философии элеатов наилучшем. Наряду с этим в качестве гипотетической модели в оформляется апория о невозможности В., ибо сущее не может философии Лейбница была выдвинута идея о «конкуренции» между возникнуть ни из сущего (ибо в этом случае отсутствует реальное различными В. как вариантами мира, в контексте которой была возникновение), ни из несущего (что невозможно). Аналогично – в сформулирована мысль о своего рода шкале вероятностей реализации рамках мегарской школы оформляется идея о том, что возможной той или иной версии бытия. Критическая философия Канта трактует является только Д., ибо вне Д. не может быть В. («возможностью В. и Д. в качестве априорных категорий модальности: «что можно обладать только в акте»). На базе критики означенной согласуется с формальными условиями опыта (что касается аргументации («такие утверждения упраздняют всякое движение и наглядных представлений и понятий), то это возможно... Что возникновение») выстраивается концепция В. и Д. Аристотеля. В. согласно с материальными условиями опыта (ощущение), то связывается у Аристотеля с материальным, а Д. – с формальным действительно... То, связь чего с действительностью определяется началами. Под Д., таким образом, понимается то, что обрело форму, согласно общим условиям опыта, существует необходимо». В рамках вид, эйдос. Аристотель интерпретирует взаимодействие В. и Д. в гегелевской концепции осуществлено синтетическое рассмотрение В.

контексте процессуального изменения бытия («осуществление того, и Д.: В. выступает как абстрактный момент Д.: «В. есть то, что что существует в В., есть движение») при безусловном примате Д. существенно для Д., но она существенна таким образом, что она, («существующее актуально возникает из существующего вместе с тем, есть только В. Реализованная В., конституировавшаяся в потенциально под действием существующего актуально»). Понятия качестве Д., обретает все параметры существования: Д. есть ставшее В. и Д. лежат у Аристотеля в основе логической теории модальности, непосредственным единство сущности и существования, или детерминируя классификацию суждений – по критерию модальности внутреннего и внешнего; Д. есть конкретное единство сущности и – на «ассерторические» («суждения Д.»), «проблематические» явления». Высказанные в рамках классической философской («суждения В.») и «аподиктические» («суждения необходимости»). В традиции версии отношения В. и Д. (в частности, идеи Иоанна Дунса средневековой схоластике energeia и dinamis были переведены на Скота, Лейбница, немецкой трансцендентально-критической латынь как actus (акт) и potentia (потенция), что обрисовывает философии) сыграли значительную роль в становлении модальных основные векторы интерпретации их соотношения в рамках концепций семантического анализа в рамках неклассической аристотелевской парадигмы. Однако многочисленные философской парадигмы (Карнап, С. Кангер, Р. Монтегю, Хинтикка, неортодоксальные ответвления и вариации схоластических С. Крипке, А. Прайор, А. Мередит, И. Томас и др.). Проблема концепций, задающие радикально новые ракурсы видения проблемы взаимоотношения В. и Д. артикулируется в неклассической В. и Д., выходят далеко за границы этой схемы. В этом контексте философии как проблема возможных миров. Проблема В. и Д.

наиболее плодотворна доктрина Иоанна Дунса Скота, актуальна и для социального вектора философствования, ибо 273 С.Х. Асадуллина Теория и практика разрешения виртуального конфликта принципиально статистическая природа социальных закономерностей социальное поведение с глубинным течением И. Сравнительный имеет своим следствием шлейф нереализованных В., тянущийся за анализ различных культур обнаруживает разнообразие представлений реализованной и свершившейся Д., и если для историка предметом об И. В частности, если в обществах, заряженных на прогресс, изучения является только имевшее место быть (Д. истории), то для историческое время понимается как текущее из прошлого через философа в качестве предмета выступают именно те веера канувших настоящее в будущее, то в историческом сознании традиционных в Лету В., которые открывались каждым поворотным событием обществ прошлое находится впереди настоящего – как образец, к прошлого (М.А. Можейко, Новейший философский словарь). которому надлежит максимально приблизиться. Более того, Вторая степень гратуала – см. Интенсивность виртуала обнаруживается, что сама идея И. свойственна лишь цивилизованным (Н.А. Носов, Словарь виртуальных терминов). обществам, появившимся впервые в 4 тысячелетии до н.э.; в Вторая степень ингратуала – см. Интенсивность виртуала архаических (первобытных) обществах господствует (Н.А. Носов, Словарь виртуальных терминов). мифологическое, а не историческое сознание. Поэтому архаические Гратуал – ощущение пребывания в виртуальной реальности общества могут быть в известном смысле определены как более высокого уровня, чем константная реальность (Н.А. Носов, доисторические – не имеющие реального опыта И.

Словарь виртуальных терминов). Идея линейной И. впервые оформляется в античной культуре.

Девиртуализация – лишение статуса виртуального, т.е. Важнейшей предпосылкой привычных для нас представлений об И.

придание статуса консуетального (Н.А. Носов, Словарь виртуальных явилось христианство, в центре внимания которого находятся не терминов). природные процессы, а определенным образом понятая человеческая Дошкольник – это человек, имеющий в качестве константной И. – И. спасения. Структурируя историческое время реальности младенца и в качестве виртуальной реальности сознание последовательностью уникальных событий (сотворение мира и (Н.А. Носов, Словарь виртуальных терминов). человека, грехопадение первых людей, первое пришествие Христа и История – движение общества во времени, предмет изучения его искупительная жертва, открывшая человеку возможность историографии и философии И. Непосредственно И. предстает как спасения, грядущие конец света и Страшный суд), христианство прошлое человеческого общества, ретроспективное освоение сформировало представление о линейной направленности и которого (признание его как своей собственной И.) открывает необратимости И., преодолев тем самым циклизм в восприятии человеку исторический характер современности. Современность времени, свойственный язычеству. Христианство, являясь мировой непрерывно вырастает из прошлого и, выполняя свою историческую религией, обращенной к «человеку вообще», заложило основы миссию, сама уходит в прошлое. трактовки И. как единого в своей сущности всемирно-исторического Динамическое единство прошлого и настоящего раскрывает И. процесса. В новоевропейской культуре историческое сознание как свершение или осуществление некоторой цели («прогресса получило интенсивное развитие в конце XVIII-XIX в. XIX в. – цивилизации», «социальной справедливости», «освобождения «столетие историков» – характеризуется настоящим культом И. В человека» и т.п.). И. образует наполняющий время смысл; от условиях падения влияния традиционных форм религии было абстрактного календарного времени, служащего средством осуществлено своеобразное обожествление И. Предполагалось, что датирования или измерения длительности процессов, историческое ход И. обладает высшей целесообразностью, «в конечном счете» время отличается содержательной определенностью. Оно может быть окупает все жертвы и каждому воздает по заслугам. Единственное, о то более, то менее насыщенным историческими событиями, может чем должен заботится человек, коль скоро он претендует на участие в течь то медленнее, то быстрее – в зависимости от темпа исторических И., это – «не отстать от прогресса». Катастрофизм реального трансформаций оно может быть временем героев, временем исторического опыта сильно подорвал наивно прогрессистскую веру несбывшихся надежд или вовсе историческим безвременьем. в гарантированность и провиденциальную разумность И.

Индивид погружен в И. и реализует себя как человека, соотнося свое Разбожествление И. совершалось по-разному. Наиболее раннюю 275 С.Х. Асадуллина Теория и практика разрешения виртуального конфликта версию, восходящую еще к середине XIX в., представляет собой прогресс) и ее периодизация (Древний мир – Средние века – Новое марксизм: И. не есть некое богосоразмерное разумное начало, время) были определены на основе западного исторического сознания преследующее «высшие» цели, И. создает сам человек, занятый и представляют собой его неправомерную универсализацию.

удовлетворением своих материальных потребностей. Историческое Концептуальная модель всемирной И. унифицирует изучаемые событие образуется пересечением множества индивидуальных общества, тогда как реальный исторический материал действий, столкновением частных интересов, и это случайность, свидетельствует в пользу их уникальности и открывает И. как которая служит проявлением исторической необходимости, – многообразие типов исторического развития. Однако оборотной объективной эволюции общественного производства. Акцент на стороной тезиса об уникальности каждой цивилизации является анализе материально-экономических процессов демистифицировал признание их эквивалентности – они равноценны в силу отсутствия идею И., однако вера в непреложную историческую необходимость общей шкалы, позволяющей произвести их сравнительную оценку;

обернулась мессианством и небывалой жестокостью людей, якобы единый поток И. распадается на множество разнородных локальных познавших «объективные законы общественного развития» и историй. Тем самым историческое мышление оказывается перед выступивших вершителями «суда И.». Другой вариант реакции на дилеммой: остаться в плену культурного империализма или вообще разбожествление И. представляет собой весьма популярный в XX в. лишить И. общей смысловой направленности. Выходом из тупика неомифологизм. Историческое время, утратившее высшую является, по-видимому, переосмысление сущности исторической целесообразность, становится бессмысленно-мучительным для реальности. Привычная идеология прогресса как смысла И. основана человека. Неомифологизм пытается преодолеть «кошмар И.» на противопоставлении природы и И., природная среда здесь посредством актуализации опыта мировосприятия, свойственного трактуется как пьедестал социально-исторического развития, архаическим культурам, снимающим линейность исторического средство удовлетворения человеческих потребностей. Глобальный времени мифом о вечном возвращении. Однако бегство от идеи И. не экологический кризис, демонстрируя невозможность безграничного приводит к прекращению реальных ее кошмаров и означает прогресса, выявляет глубокую укорененность человеческой И. в фактически уклонение от ответственности за происходящее. динамике биосферы Земли и по-новому открывает нам единство Сохранение тезиса об исторической ответственности человека стало судьбы всего человечества (перед лицом возможного возможным, как оказалось, посредством антропологизации И. самоуничтожения).

Исторический процесс лишается какого бы то ни было По-видимому, на смену теории «всемирной И.» может прийти надчеловеческого смысла, единственный смысл И. – это концепция «глобальной И.», основанная на расширенном понимании самореализация человека как свободного существа. Ткань И. исторической реальности и сочетании идеи планетарного единства образуется творческими ответами человека на безвыходные, с точки человечества с признанием самобытности локальных социозрения прежнего опыта, ситуации. И. не гарантирована человеку, и природных систем. Причем глобальная И. – это не столько ход ее не предопределен, И. держится постоянным усилием человека теоретическая, сколько практическая проблема: человечество должно реализовать себя как свободное существо, независимое от внешней обрести новый тип историчности, решив две взаимосвязанные задачи:

обусловленности. Саморазвитие и самоценность человека становятся выработать стратегию коэволюции общества и природы и обрести мерой прогресса как сквозного смысла И. Однако в XX в. в прочное глобальное единство посредством диалогического историческое мышление проникают идеи прерывности и взаимодействия различных культурных традиций. Пока это не множественности, вообще подрывающие основополагающий тезис о произошло, идея И. остается одним из самых загадочных и смысловом единстве И. противоречивых продуктов человеческого разума. В трактовке Освоение обширного неевропейского материала выявило современной философии концепт «И.» неуклонно уступает место скрытый европоцентризм привычного представления об И. как теории «постистории». (В.Н. Фурс, Энциклопедия социогогии).

едином всемирно-историческом процессе: смысл И. (неограниченный 277 С.Х. Асадуллина Теория и практика разрешения виртуального конфликта Измененность статуса воли – измененность в виртуале роли Ингратуал – ощущение пребывания в виртуальной реальности воли в деятельности человека. В гратуале деятельность совершается более низкого уровня, чем константная реальность (Н.А. Носов, без волевых усилий со стороны человека, как бы самопроизвольно, Словарь виртуальных терминов).

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.