WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 37 |

Но как именно поисковые системы осуществляют отбор информации, остается большой загадкой. Исходный код Google’а (как и Microsoft Windows) не раскрывается, и нам при ходится доверять тому, что сама компания Google заявляет о методах своей работы. Так, например, в проспекте об откры той подписке на акции компании упоминается, что Google пре доставляет «нужную и полезную информацию… заботясь лишь об интересах пользователей», но тут же говорится, что резуль татом поиска может стать и «соответствующая полезная инфор мация коммерческого характера». Ни для кого не секрет – су ществуют способы добиться того, чтобы ваш веб сайт оказался на первой странице результатов поиска. Не так давно сервер Google подвергся определенным манипуляциям, и при вводе в поиск словосочетания «смешная прическа» появлялась ссыл ка на веб страницу премьер министра Нидерландов Яна Пете ра Балкененде. Можно привести и другие примеры, так сказать, «сенсационных сообщений» Google’а. В недавнем прошлом в ответ на запрос: «Что есть большее зло, чем сам дьявол» – можно было получить ответ: «Microsoft». Google пытается бо роться с подобными проделками, и можно сказать, что Google «манипулирует манипуляциями». Но то, как Google работает на самом деле, остается тщательно охраняемой тайной. При веденные выше примеры достаточно безобидны, чего не ска жешь о следующих двух. Так, с одним из крупнейших изда тельств научной литературы Google вступила в переговоры, которые – если интерпретировать их соответствующим обра зом – могли привести к тому, что пользователи получали бы доступ к платным изданиям, а не к бесплатным их версиям (пуб ликуемым самими исследователями)8. И еще: поисковые сис темы, доступные пользователям в Китае, структурированы та ким образом, что с их помощью можно получать лишь результаты, корректные в политическом отношении9.

Прямо или косвенно поисковые системы оказывают влия ние на свободу получения и распространения информации.

7 или 8 «Reed and Google in talks to share revenue», The Observer, 19 September 2004.

9 НИКО ВАН ЭЙК Они облегчают доступ к информации, но способны также и лишать такого доступа. Поисковые системы могут стать объек том манипуляций со стороны операторов, поставщиков инфор мации и тех, кто такую информацию ищет. Результаты поиска могут быть созданы искусственно, а конечных пользователей можно – по коммерческим или идеологическим соображени ям – адресовать к той или иной специально подобранной ин формации. Пользователи же продолжают оставаться в неведе нии. Но, к счастью, вопрос о воздействии поисковых систем привлекает к себе все больше внимания. В Германии уже созда на некоммерческая организация, призванная содействовать совершенствованию технологии поиска и обеспечению свобод ного доступа к информации. На немецком языке эта задача..

выражена еще более впечатляюще: «Gemeinnutziger Verein zur..

Forderung der Suchmaschinen Technologie und des freien Wis senszugangs (SuMa eV)»10. Эта организация добивается того, чтобы поисковые системы стали «независимыми, разнообраз ными и не занимающими монопольных позиций». Взгляды еще одной организации, занимающейся критической оценкой ра боты поисковых систем, изложены в Интернете по адресу:

www.google watch.org.

Для того чтобы не допустить постепенной эрозии такой базовой ценности, как доступ к информации, логично предло жить, среди прочего, применение или изменение действующе го законодательства. Так, согласно законам о защите потреби телей фирмы, которым принадлежат поисковые системы, можно обязать предоставлять конечным пользователям инфор мацию о том, как эти системы действуют. Или же их можно обязать раскрывать исходные коды. Кроме того, было бы, на верное, целесообразно придать больше значимости аспектам политики, подчеркивающим общественный характер этих ус луг, обеспечив наличие открытых публичных средств обслужи вания, аналогичных открытым каталогам публичных библио тек, или сопоставимых средств обслуживания, предлагающих альтернативу услугам, доступным на коммерческой основе.

Важное значение этой проблемы признается даже в Плане дей ствий ВВУИО, в котором заявлено о необходимости «h) под держивать создание и развитие публичной библиотечной и архивной цифровой службы, адаптированной к информацион ному обществу, в том числе путем пересмотра национальных 34 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ЮРИСДИКЦИЯ стратегий и законодательства в области библиотечного обслу живания, обеспечения на глобальном уровне понимания по требности в “гибридных библиотеках” и способствовать сотруд ничеству библиотек на всемирном уровне»11.

Технологически нейтральное регулирование использования Интерне та. Третий пример касается понимания того, что технологи чески нейтральное регулирование использования Интернета само по себе представляет особую цель. Очень многие законо дательные и регулирующие акты, в которых предпринимается попытка отразить базовые ценности, основаны на статичном понимании технических идей. Однако эти технические идеи развиваются. Некоторые, устаревая, исчезают (телеграф), дру гие приобретают новые функции (фото или кинопленка), а кроме того, разрабатываются совершенно новые технологии (CD, DVD, Интернет). Законодательство нередко отстает от этих новшеств. Действующие законы в таких случаях либо уже не работают, либо порождают всякого рода трудности. Напри мер, в некоторых странах регулирование в сфере телевещания распространяется на использование приборов с экранами. Это автоматически позволяет применять нормы, относящиеся к телевещанию, к мониторам компьютеров, а значит, и к Интер нету.

Нередко утверждают, что в наш новый информационный век мы не должны более проводить различие между теми или иными технологиями. В принципе, это правильный подход. Но тогда возникает вопрос: какой тип регулирования следует при менять к сети Интернет Например, следует ли применять «те лекоммуникационную модель» (которая, как известно, не пред полагает контроля над контентом) или же лучше использовать «вещательную модель» (в рамках которой, как мы знаем, ин формационное наполнение Интернета подлежит регулирова нию) Если вопрос состоит именно в этом, то ответ очевиден:

с повышением значения Интернета как информационного ресурса можно ожидать, что при регулировании его использо вания будут все шире применяться элементы вещательной мо дели (естественно, при условии, что Интернет заменит собой 10 11 Стр. 4.

НИКО ВАН ЭЙК традиционные средства приема вещательных каналов). Одна ко в основе этого вопроса лежит ложная посылка. Нейтраль ный в технологическом отношении подход должен осуществ ляться при соблюдении всех основных прав человека. А это означает, что регулирование может не быть технологически нейтральным и что частично оно будет зависеть от применяе мых технологий. В этом нет ничего нового. Возьмем, к приме ру, практику работы Европейского суда по правам человека.

В закрытых частных аудиториях, например в театре или худо жественной галерее, этот суд допускает бльшую свободу вы ражения мнения, нежели когда эти мнения выражаются с по мощью средств, доступных неограниченной аудитории. В таких случаях технологически нейтральным является не регулирова ние, а базовое основное право.

Заключение. Можно было бы привести и немало других приме ров. В настоящей статье была предпринята попытка показать, пусть и несколько фрагментарно, что проблема регулирования в отношении Интернета вызывает целый ряд вопросов и раз ногласий.

Прежде всего, следует отметить, что большинство таких вопросов и разногласий возникает оттого, что многое ставит ся с ног на голову. Мы считаем, что Интернет – это нечто осо бенное, и из этой предпосылки исходим при решении вопро са, что следует и что не следует регулировать. А поступать надо совершенно противоположным образом. Во главу угла мы дол жны ставить базовые конституционные ценности, такие как свобода информации и ее толкование в юриспруденции. Эти ценности представляют собой «рабочий инструмент», позво ляющий нам препарировать фактические обстоятельства, а затем принимать, когда это необходимо, конкретные решения по вопросам регулирования.

Во вторых, Интернет «повзрослел» и утратил свою «невин ность». К прежним представлениям об Интернете как об од ном (или даже единственном) средстве, обеспечивающем сво бодный обмен идеями и мнениями, следует относиться более реалистично. Это мы попытались проиллюстрировать на при мере поисковых систем. Такие информационные шлюзы не являются ни нейтральными, ни объективными и могут послу жить источником серьезных манипуляций. Границы между ис 36 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ЮРИСДИКЦИЯ пользованием и злоупотреблением оказались во многом раз мыты. И регулирование – как раз то, что может сделать их бо лее четкими.

В третьих, то обстоятельство, что пространство Интерне та остается во многом неурегулированным, привело к возник новению «вакуума контроля» и переросло в важную проблему «управления», в связи с которой появились требования о пре доставлении полномочий, не соответствующих базовым кон ституционным ценностям. Но здесь необходимо помнить об уроках прошлого, когда появление новой техники (спутников) считалось законным оправданием для введения новых видов государственного контроля над информационным наполнени ем передаваемых сообщений. Такие попытки в большинстве своем провалились. И нет никаких причин для того, чтобы повторять эти же ошибки в отношении Интернета.

НИКО ВАН ЭЙК Моррис Липсон Во имя защиты свободы выражения мнения: отрицание ошибочной нормы об ответственности за содержание материалов, публикуемых в Интернете У некоторых может сложиться впечатление, что опубликова ние той или иной информации (контента) в Интернете во многом схоже с опубликованием материалов в газете. Так, в частности, склонны полагать (о чем и идет речь в настоящей статье) судебные органы. Но данное обстоятельство – особен но с учетом того факта, что в разных юрисдикциях существу ют весьма отличающиеся друг от друга ограничения на публи кацию контента, – заставляет сделать, возможно, неожиданный вывод о том, что здесь возникает весьма серьезная угроза в отношении свободы выражения мнения. В настоящей статье рассматривается эта угроза и предлагаются рекомендации от носительно того, как ее избежать.

Спектр ограничений на контент. В соответствии с различными национальными и субнациональными правовыми режимами, нередко находящими дополнительное обоснование в междуна родных документах, предусматриваются ограничения на опуб ликование контента (а то и, в более широком смысле, на сво боду выражения мнения), которые во многом отличаются друг от друга. В результате возникает ситуация, при которой мате риал, опубликованный в пределах действия одной юрисдикции и являющийся там абсолютно законным и не дающим основа ний для судебного преследования, вполне может стать основа нием для привлечения к уголовной или гражданско правовой ответственности в пределах других юрисдикций. Я сосредото чу свое внимание на различиях в ограничениях, касающихся разжигания ненависти и диффамации, хотя основные момен ты моей статьи в одинаковой степени относятся и к другим 38 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ЮРИСДИКЦИЯ (разного рода) ограничениям на контент: по признакам нали чия непристойностей или порнографии, богохульства или призыва к мятежу.

Рассмотрим прежде всего вопрос о разжигании ненавис ти. В Соединенных Штатах Америки твердо устоялось прави ло, согласно которому опубликование материалов, порочащих ту или иную расу, считается, согласно первой поправке к Кон ституции Соединенных Штатов Америки, допустимым, если только эти материалы не содержат (или, как представляется, не содержат) подстрекательств к совершению противоправ ных действий и такие действия не являются (или, как пред ставляется, не являются) их прямым следствием1. Это очень высокая планка. Допускаются публикации, в которых содержат ся явные и грубые поношения расовых групп и которые отра жают активное стремление к тому, чтобы некоторые группы были депортированы или полностью устранены, при условии, что не будут представлены доказательства направленности та ких публикаций на совершение насилия, а также того, что фак тически такие публикации могут стать непосредственной при чиной совершения подобного насилия. В Великобритании критерий ограничения определенных видов контента расовой направленности значительно мягче и касается высказываний, направленных на разжигание расовой ненависти или «способ ных» ее разжечь. По крайней мере, согласно положениям дей ствующего в этом отношении закона, в вышеупомянутой стра не не требуется представлять доказательства относительно наличия непосредственной угрозы возможного совершения на силия или, фактически, какого либо насилия вообще2. А в зако нодательстве таких стран, как Австрия, Германия и Франция, существуют бланкетные ограничения на высказывания, отри цающие факт Холокоста. В заключение следует отметить, что широкие и потенциально далекоидущие запреты присут ствуют в законодательстве многих стран. Возьмем, к примеру, статью 156 Уголовного кодекса Узбекистана, согласно которой запрещаются умышленные действия, «оскорбляющие чувства граждан … совершенные с целью … разжигания … нетерпимо 1 Brandenburg v. Ohio, 395 US 444 (1969).

2 1986 Public Order Act, Section 18.

МОРРИС ЛИПСОН сти или розни между группами населения [, различающимися по расовым или этническим признакам]»3.

Следует отметить, что в международных документах не прослеживается сколь либо последовательный логичный под ход к вопросу о том, какого рода высказывания могут быть запрещены как разжигающие ненависть. В пункте 2 статьи Международного пакта о гражданских и политических правах содержится требование принять законы, запрещающие лишь выступления в пользу расовой ненависти, «представляющие собой подстрекательство к дискриминации, вражде или наси лию». Зато в пункте «а» статьи 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации запрещаются не только подстрекательство к расовой дискриминации, но и распространение «идей, основанных на расовом превосход стве или ненависти». Дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности идет еще дальше, в двух, так сказать, на правлениях, поскольку его участникам не только предлагается установить способные оказаться весьма широкими запреты (например, касающиеся простого «распространения» через компьютерные системы расистских материалов [статья 3] или публичного оскорбления людей «по причине их принад лежности» к той или иной расовой или этнической группе [статья 5]), но и разрешается отказаться от выполнения этих положений (или фактически сделать это). В результате явно признается и санкционируется существование значительных различий в установлении ограничений, касающихся разжи гания ненависти4.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.