WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 37 |

Однако потребовалось время, чтобы они стали соблюдать ся на практике. Рассмотрим дело, решение по которому при нималось Верховным судом США в 1919 году. Пятеро россиян, проживавших в Соединенных Штатах, обвинялись в наруше нии Закона о шпионаже, а также в заговоре в пользу имперско го правительства Германии. Заговор состоял в написании, печатании и распространении листовок, озаглавленных «Ре волюционеры, объединяйтесь и действуйте!» и «Двуличие Со единенных Штатов и их союзников». Листовки, в которых кри тиковалось отношение правительства США к Советской России, призывали «рабочих» к солидарности, забастовкам и борьбе. Суд принял сторону правительства, утверждая, что хотя непосредственным поводом для данной конкретной вспышки беззакония со стороны ответчиков, являвшихся анархистами иностранцами, могло стать возмущение поли тикой нашего правительства, отправившего в Россию войс ка в рамках стратегической операции против германских войск, проводившейся на Восточном фронте, тем не менее истинной целью их пропаганды были разжигание в нашей стране в критический момент войны недовольства прави тельством, подстрекательство к бунту, беспорядкам и, как они надеялись, к революции с целью помешать военным планам правительства в Европе, а по возможности и способствовать их провалу1.

1 ABRAMS v. US, 250 US 616 (1919).

ГАС ХОСЕЙН Однако несмотря на то что страна находилась в состоянии вой ны, судья Верховного суда Оливер Уэнделл Холмс в своем зна менитом особом мнении настаивал на том, что обвиняемые не мешали ведению боевых действий тем, что выражали собствен ное мнение.

С начала и до конца ясно, что единственная цель данных листовок заключается в том, чтобы помочь России и остано вить американскую интервенцию против народного прави тельства, а вовсе не помешать Соединенным Штатам вести войну.

Однако тут же судья высказал мнение, несколько противо речившее вышеизложенному:

Преследование за выражение тех или иных убеждений пред ставляется мне совершенно логичным. Если у вас нет ника ких сомнений по поводу собственных мотивов или полномо чий и вы всем сердцем хотите добиться определенных результатов, то вы, естественно, выражаете все свои поже лания в виде закона и отметаете всяческие возражения. Если допускается выражение несогласия, то это означает лишь одно – либо вы считаете слово бессильным, пустой болтов ней человека, говорящего, что он нашел квадратуру круга, либо вы не очень заинтересованы в достижении результата, либо сомневаетесь в собственных полномочиях или мотивах.

Но когда люди поймут, что время опровергло истинность многих воинствующих убеждений, они в еще большей степе ни, нежели верят сейчас в обоснованность своих действий, поверят – того, к чему они стремятся, легче достичь путем свободного обмена идеями; лучшей проверкой истинности взглядов служит их победа в жестокой конкуренции на рын ке идей; и только справедливость является основой для исполнения людских желаний без ущерба для других.

Это утверждение и положило начало дискуссии о «рынке идей», а также о значении свободы слова и оспаривания убеждений.

Слова Холмса вызвали всеобщее удивление, поскольку годом раньше именно он выступил инициатором двух судебных ре шений, резко осудивших свободу выражения убеждений в пе риод войны2. Подобное изменение взглядов явилось следстви ем многочисленных дискуссий, которые он провел за это время со своими коллегами, а также того факта, что к моменту при нятия данного решения война уже закончилась. В завершение своей речи Холмс утверждает:

248 БУДУЩИЕ ЗАДАЧИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Таковы, по крайней мере, теоретические основы нашей Конституции. Она является экспериментом в той же степе ни, в которой и вся наша жизнь представляет собой экспе римент. Каждый год, если не ежедневно, нам приходится ставить на кон собственное спасение против некоего проро чества, основанного на неполных знаниях. В то время как подобный эксперимент является частью нашей системы, я считаю, что мы обязаны неустанно следить за тем, чтобы не было никаких попыток воспрепятствовать выражению даже тех мнений, к которым мы испытываем отвращение и кото рые, как мы полагаем, чреваты гибелью людей, если только они не несут в себе угрозу прямого вмешательства в законные и неотложные цели обеспечения правопорядка, – в таком случае их немедленный запрет требуется во имя спасения страны3.

Сделав это заявление, Холмс отошел от своего прежнего мне ния, согласно которому ложные крики о пожаре в театре впол не могут быть расценены как нарушение первой поправки (к Конституции США) о праве на свободу слова, утверждая, на против, что подобное нарушение имеет право на существова ние лишь в случае неминуемой угрозы и необходимости неза медлительного вмешательства. Спустя 50 лет Верховный суд США ввел в судебную практику суть этого особого мнения.

Однако возможности обеспечения свободы слова и ее за щиты расширились гораздо раньше. В 1960 году в судебном решении по делу Talley v. California Верховный суд США поддер жал право на анонимные публикации. Предметом указанного дела было постановление муниципалитета г. Лос Анджелеса об ограничениях, налагаемых при распространении рекламных листовок. В постановлении требовалось указать имена лиц, сочиняющих, печатающих и распространяющих листовки.

Истец, некий Талли, был арестован и привлечен к суду за нару шение указанного постановления в результате выпуска листо вок, призывающих читателей объявить бойкот нескольким торговцам и бизнесменам на том основании, что они предла гают продукцию «изготовителей, не обеспечивающих равные возможности найма “неграм, мексиканцам и азиатам”». Верхов ный суд поддержал Талли, утверждая, что 2 Peter Irons, A People’s History of the Supreme Court (Penguin, 1999).

3 ABRAMS et al. v. UNITED STATES.

ГАС ХОСЕЙН анонимные памфлеты, листовки и даже книги сыграли важ ную роль в прогрессе человечества. На всем протяжении ис тории преследуемые группировки и секты периодически по лучали возможность анонимно критиковать деспотические режимы и законы. Оскорбительный английский закон о ли цензировании печатной деятельности, обязательный к ис полнению и в колониях, своим появлением был обязан, по мимо прочего, и тем соображениям, что раскрытие имен издателей, писателей и распространителей неминуемо при ведет к снижению тиража литературы, содержащей критику правительства. Старые скандальные судебные дела о клеве те, которые слушались в Англии, показывают, как далеко могло зайти правительство страны в поисках лиц, ответствен ных за распространение книг, представлявшихся властям предержащим предосудительными. Джона Лилберна за отказ отвечать на вопросы с целью сбора доказательств, требовав шихся для осуждения его самого или других за тайное рас пространение книг на территории Англии, высекли кнутом, поставили к позорному столбу и подвергли денежному штра фу. Два министра пуританина, Джон Пенри и Джон Юдал, были приговорены к смертной казни по обвинению в прича стности к сочинению, печатанию или изданию книг. Вплоть до начала Войны за независимость патриотам колонистам зачастую приходилось скрывать свое авторство или причаст ность к распространению литературы, что, скорее всего, могло бы привести к возбуждению против них уголовных дел в судах, контролируемых англичанами. (…) Не вызывает со мнений тот факт, что анонимность подчас использовалась в самых конструктивных целях4.

35 лет спустя появилось аналогичное судебное решение, в ко тором заявлялось о наличии рынка идей, предсказанного Оли вером Уэнделлом Холмсом еще в 1919 году. В 1995 году Верхов ный суд США, рассмотрев дело McIntyre v. Ohio, пришел к мнению, что распространение анонимной печатной продук ции находится под защитой Конституции.

Желание выпустить анонимную публикацию, без сомнения, перевешивает заинтересованность общества в обязательном раскрытии авторства в качестве условия допуска на рынок идей. Решение любого автора сохранить свою анонимность, так же как и другие решения о внесении сокращений или до полнений в содержание той или иной публикации, является аспектом свободы слова и подлежит защите на основании первой поправки к Конституции5.

250 БУДУЩИЕ ЗАДАЧИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Рассматривавшаяся поначалу как наказуемое законом инако мыслие, свобода выражения мнений позднее стала приемле мой в широкой судебной практике и сегодня считается одним из главных принципов действующей демократии, который не обходимо отстаивать, поощрять и защищать, даже если речь идет об анонимном выражении мнений.

Закон, писанный для Интернета. Появление печатного станка приветствовалось, поскольку он демократизировал издательское дело, предоставив право на распространение информации всем владельцам печатных станков. Конечно, такая возмож ность была не у каждого. Способность индивидуума свободно излагать собственное мнение наталкивалась на отсутствие об щедоступной технологии.

Возможности Интернета изменили ситуацию. Каждый ста новится сам себе печатным станком. Каждый получает возмож ность распространять и получать информацию, причем фор мы коммуникации могут быть различными: общение между двумя абонентами, между одним и группой и наоборот. И это му не могут помешать никакие законодательные органы, суды или третьи лица, заинтересованные в создании препятствий на пути информационных потоков. И уж совсем никто – благо даря конфиденциальности и анонимности – не должен распоз нать личность участника интернет общения. Мы хотели обре сти такую инфраструктуру, которая позволила бы сохранить нашу свободу, и верили, что ею станет Интернет.

И он почти стал таковым. В этом смысле наиболее показа тельной является судьба Закона о соблюдении благопристой ности в средствах массовых коммуникаций (CDA), принятого конгрессом США в 1996 году. Этот закон требовал контроля за доступом к сайтам, которые делали «непристойную» информа цию достоянием широкой публики, а также проверки возрас та посетителей интернет сайтов. Сразу же возник вопрос о конституционности CDA. Дэвид Собел, ведущий специалист по данному вопросу, считает, что независимо от того, какая именно информация интересует миллионы частных лиц, посещающих интернет сайты, будь 4 Talley v. California, Supreme Court of the United States, 362 US 60, decided 7 March 1960.

5 McIntyre v. Ohio Elections Commission, Supreme Court of the United States, No. 93 986, decided 19 April 1995.

ГАС ХОСЕЙН то проблемы подростковой беременности, СПИД и прочие заболевания, передающиеся половым путем, классические произведения литературы или авангардистская поэзия, все эти люди пользуются своим конституционным правом делать это без вмешательства в частную жизнь и анонимно. CDA же стремится отнять такое право6.

Окружной суд США при вынесении предписания в отношении CDA руководствовался аналогичными соображениями.

Для тех пользователей Интернета, которые хотят получить доступ к конфиденциальной информации, например к веб сайту проекта «СПИД: опасный путь» («Critical Path AIDS»), директории «Ресурсы лиц нетрадиционной ориентации» («Queer Resources»), в особенности для юношей гомосексуа листов, а также к сайту «Прекратить изнасилования заклю ченных» [«Stop Prisoner Rape (SPR)»], на передний план вы ходит именно анонимность. Многие из внесенных в список постоянных адресатов SPR просили сохранить их аноним ность из за клейма позора изнасилования в тюрьме.

В конечном счете закон был отменен на основании требова ний о конфиденциальности персональных данных, анонимно сти и свободы выражения мнения. Цитируя решение Окруж ного суда, «любые попытки регулирования сети Интернет, какие бы благородные цели они ни преследовали, приведут к тому, что спалят всю глобальную деревню ради того, чтобы зажарить свинью», и случится это «в силу самой природы Интернета». То есть не существует эффективных способов определить возраст пользователя, получающего доступ к тем или иным материа лам посредством электронной почты, систем групповой рас сылки, телеконференций или на чат форумах. Сам адрес элек тронной почты достоверных сведений об адресате не предоставляет… Не имеется также всеобщего или надежно го перечня таких адресов, содержащего соответствующие имена или телефонные номера, к тому же любой подобный перечень моментально устаревает. По этой причине отпра витель во многих случаях не располагает надежными сведе ниями о том, является получатель взрослым или ребенком7.

Большинство членов Верховного суда сошлись во мнении.

Этот динамичный многогранный способ коммуникации включает в себя не только традиционные печатные и ново стные средства информации, но и трансляцию аудиопродук 252 БУДУЩИЕ ЗАДАЧИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА ции, видео и фотоизображений, равно как обеспечивает ве дение интерактивного диалога в режиме реального време ни. Участвуя в чат форумах, любое лицо, обладающее теле фонной линией связи, может стать городским глашатаем, причем голос его разнесется куда дальше, чем с любой три буны. Используя веб страницы, групповые рассылки и теле конференции, то же лицо может стать автором и распрост ранителем информации. Согласно определению Окружного суда, «информационное наполнение сети Интернет столь же разнообразно, сколь разнообразна и сама человеческая мысль»8.

Интернет явился новейшим воплощением именно той «прес сы», которую имели в виду отцы основатели США, когда при нимали Конституцию, и которая поэтому была достойна стать, в соответствии с первой поправкой, объектом защиты от лю бого рода посягательств. В заключение Верховный суд заявил:

По видимому, правительство предполагает, что нерегули руемое проникновение в сеть Интернет материалов «непри стойного» и «явно оскорбительного» характера способно от пугнуть ее бесчисленных пользователей только потому, что они рискуют подвергнуться сами или подвергнуть своих детей воздействию вредных материалов.

Подобный довод звучит абсолютно неубедительно. Бес прецедентный рост нового рынка идей опровергает факти ческую основу вышеприведенного утверждения. Данные сви детельствуют о феноменальном, непрекращающемся росте сети Интернет. В рамках конституционной традиции, в от сутствие каких либо свидетельств об обратном, мы полага ем, что государственное регулирование содержания сообще ний способно скорее помешать свободному обмену идеями, нежели стимулировать его. Польза от поощрения свободы выражения мнения в демократическом обществе перевеши вает теоретически возможные, но не подтвержденные на практике выгоды от введения цензуры.

Казалось бы, рынок идей свободен от внешней цензуры и кон троля за информационным наполнением.

6 Electronic Privacy Information Center, «Internet “Indecency” Legislation: An Unconstitutional Assault of Free Speech and Privacy Rights» (Washington DC, 1996).

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.