WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |

Разница между предубеждением и чувством. При оценке целесо образности использования термина «язык ненависти» в каче стве регулирующей категории следует, помимо разделения сло ва и действия, также проводить различие между формами предубеждения, например расизмом, с одной стороны, и таки 134 ЯЗЫК НЕНАВИСТИ В ИНТЕРНЕТЕ ми естественными чувствами, как ненависть, – с другой. Расизм является глубоко укоренившимся предубеждением, с которым следует бороться, тогда как ненависть сама по себе не вызыва ет возражений. Ненависть – всего лишь чувство, и в этом каче стве она может быть совершенно законной и обоснованной.

Когда Совет Европы намеревается бороться с «ненавис тью», используя Дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности, он использует термин, означающий «силь ную неприязнь или враждебность»14. Но разве здравомыслящие люди не могут испытывать «сильной неприязни или враждеб ности» в отношении, например, расистов Ненависть – это некое чувство, которое время от времени испытывает большинство из нас, и она столь же необходима и правомерна, как любовь. Даже Дэвид Бланкетт, основной сто ронник инициатив, направленных против языка ненависти и преступлений на почве нетерпимости в Великобритании, при знается, что когда он узнал о совершенном в тюрьме самоубий 12 См. Josie Appleton, «Defending democracy – against the voters», spiked, 23 April ; Dominic Standish, «Where are Le Pen friends now», spiked, 29 April 2002 ; Mick Hume, «Who are afraid of the far right», spiked, 3 May 2002 ; Brendan O’Neill, «The myth of the far right», spiked, 12 June 2002 ; Josie Appleton, «Cranking up the cranks», spiked, 3 June 2004 ; Jennie Bristow, «Compulsory voting: turnout is not the problem», spiked, 16 June 2004 ; Sandy Starr, «Blowing up the BNP», spiked, 16 July 2004 13 См. Brendan O’Neill, «Some Oldham story», spiked, 29 May 2001 ; Brendan O’Neill, «Why banning the BNP is bad for democracy», spiked, 12 June 2001 ; Brendan O’Neill, «Oldham: unasked questions», spiked, 9 July ; Josie Appleton, «After Bradford: engineering divisions», spiked, 16 July 2001 ; Kenan Malik, «The trouble with multiculturalism», spiked, 18 December 2001 ;

Brendan O’Neill, «Who divided Oldham», spiked, 1 May 2002 ; Bruno Waterfield, «Imposing ‘parallel lives’», spiked, 22 January 2003 ; Munira Mirza, «How ‘diversity’ breeds division», spiked, 19 August 2004 14 Explanatory report, Additional Protocol to the Convention on Cybercrime, Concerning the Criminalisation of Acts of a Racist and Xenophobic Nature Committed Through Computer Systems, Council of Europe, 28 January 2003 СЭНДИ СТАРР стве печально известного серийного убийцы Гарольда Шипма на, его первой реакцией было: «Неужели слишком рано откры вать бутылку»15. Была бы вполне естественная реакция Блан кетта разрешена в рамках законодательства, предполагающего запрет на язык ненависти Регулирование языка ненависти зачастую постулируется в качестве средства, способного предотвратить сползание обще ства к тоталитарной идеологии, такой как фашизм. Однако достаточно забавно, что идея, согласно которой мы можем регулировать слово и наказывать за преступления, совершен ные под влиянием чувств, является самой тоталитарной иде ей, какую только можно себе представить.

В большинстве стран уже действуют законы, запрещающие запугивание, оскорбление и нанесение ущерба частной соб ственности. Формулируя специальные категории, такие как «язык ненависти» и «преступление на почве нетерпимости», в дополнение к этим преступлениям и предполагая оценивать не сами поступки людей, а их мотивацию, мы рискуем дойти до законодательного оформления того, что писатель Джордж Оруэлл назвал «преступной мыслью».

От преступления на почве нетерпимости до преступной мысли.

В классическом романе Оруэлла «1984» преступная мысль яв ляется преступлением, состоящим в наличии преступных мыс лей, «серьезнейшим преступлением, включающим в себя все другие»16. В антиутопии Оруэлла ненависть разрешена, более того, обязательна, до тех пор пока она направлена против вра гов государства. Однако любая еретическая мысль влечет за собой суровое наказание. Оруэлл показывает, как, контроли руя язык и заставляя людей тщательно обдумывать каждый ас пект своего поведения, можно поддерживать ортодоксальность и жестоко подавлять ересь.

В романе «1984» не требуется никаких очевидных доказа тельств, чтобы признать любого виновным в преступной мыс ли. Так же как в отношении языка ненависти и преступлений на почве нетерпимости в настоящее время, власти в романе обладают неограниченной свободой интерпретировать слова и действия людей как диктуемые подозрительными мотивами.

Озабоченность языком и манерой поведения, проявляемая теми, кто предлагает регулировать язык ненависти, равно как 136 ЯЗЫК НЕНАВИСТИ В ИНТЕРНЕТЕ и то значение, которое они придают словам, напоминает по литику, использовавшуюся в романе «1984» для ограничения возможности людей иметь запрещенные мысли. Как говорит один из героев романа, «в конце концов мы сделаем преступ ную мысль практически невозможной, поскольку у нас не бу дет слов для выражения этой мысли»17.

В конечном счете, человеческая способность сомневаться в очевидном и противиться любым ограничениям свободы мысли является, к счастью, неистребимой. Однако поскольку эта способность может быть подавлена, власти в первую оче редь должны стремиться сформировать у населения некую форму преднамеренного невежества, которую Оруэлл называ ет «прекращением преступления» и которая в романе «1984» является основным средством отказа от преступной мысли. По словам Оруэлла, «прекращение преступления означает возмож ность быстрой, как будто инстинктивной, остановки перед появлением любой опасной мысли. Она предполагает наличие способности не видеть аналогии, не воспринимать логические ошибки, неправильно понимать самые простые аргументы… и со скукой или отвращением отвергать любую мысль, способ ную вести в еретическом направлении. Короче говоря, прекра щение преступления означает защитную тупость»18.

Объявляя речи, с которыми мы не согласны, «языком не нависти» и стремясь запретить их, вместо того чтобы поста раться оспорить, мы движемся к миру, в котором нам придет ся прибегать к «защитной тупости» для предотвращения распространения спорных идей. Это не только противоречит принципам свободы, но и придает сомнительным идеям некую правдоподобность, которой они зачастую не обладают, позво ляющую им представлять себя в качестве естественной реак ции на авторитарное регулирование.

Лучше открыто спорить с противниками, чем делать их мучениками цензуры.

15 См. «Blunkett admits Shipman error», BBC News, 16 January 2004

co.uk/mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/1/hi/uk_politics/3404041.stm> 16 George Orwell, 1984 (Harmondsworth: Penguin, 2000), 21.

17 Ibid., 55.

18 George Orwell, 1984 (Harmondsworth: Penguin, 2000), 220 21.

СЭНДИ СТАРР Регулирование языка ненависти в Интернете. Интернет по пре жнему считается царством нерегулируемой и не поддающейся регулированию анархии. Однако это впечатление становится все менее справедливым по мере того, как правительства пы таются осуществлять мониторинг и контроль наших действий в режиме он лайн.

Инициативы в области борьбы с языком ненависти в режиме он лайн создают угрозу наиболее прогрессивной особенности Интернета – возможности свободного самовыра жения любого человека, располагающего компьютером и вы ходом в сеть. Действующий в Великобритании регулирующий орган Internet Watch Foundation (IWF) уведомляет, что если вы «увидите расистский контент в Интернете», «IWF и полиция в сотрудничестве с провайдером постараются как можно скорее удалить этот контент»19.

Данное положение однозначно говорит в пользу цензуры – IWF добавляет, что «если вы сомневаетесь в том, является ли контент законным, лучше перестраховаться и сообщить о нем»20. Не только власти во все большей степени проверяют контент Интернета и осуществляют цензуру того, что они не одобряют – в этот процесс оказались втянутыми наиболее обид чивые, получив право вето в отношении того, что остальные могут читать в Интернете.

Рассмотрим Дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности, согласно которому запрещаются «расист ские и ксенофобные материалы» в Интернете. Дополнитель ный протокол определяет их как «любой письменный мате риал, любое изображение либо любое другое изложение идей или теорий, которые пропагандируют, распространяют или провоцируют ненависть, дискриминацию или насилие в отно шении любого частного лица или группы лиц по расовому при знаку, а также на основании цвета кожи, национального или этнического происхождения, равно как и религии, если они используются в качестве предлога для любой из этих целей»21.

Не требуется богатого воображения, чтобы представить, как Библия или Коран могут вступить в противоречие с подобным широким регулированием, не говоря уже о бесчисленном ко личестве других текстов, художественных и документальных произведений.

138 ЯЗЫК НЕНАВИСТИ В ИНТЕРНЕТЕ Следуя широко разрекламированной цели регулирования языка ненависти для предотвращения угрозы фашизма, Допол нительный протокол также стремится объявить вне закона «отрицание, явное уменьшение масштабов, одобрение или оп равдание геноцида или преступлений против человечности»22.

По данным Совета Европы, «авторы законопроекта посчита ли необходимым не ограничивать действие настоящего поло жения только преступлениями, совершенными нацистским режимом во время Второй мировой войны и определенными в таком качестве Нюрнбергским судом, но распространить его действие и на геноцид и преступления против человечества, определенные в качестве таковых другими международными судами после 1945 года с использованием соответствующих международных юридических механизмов»23.

Перед нами пример того, как сторонники регулирования языка ненависти, якобы защищая от призрака тоталитаризма, сами ведут себя возмутительно авторитарным образом. Очевид но, что с ревизионизмом Холокоста можно и нужно бороться действенными аргументами, а не подвергать его цензуре. Что же касается масштаба и причин более поздних зверств, напри мер тех, что имели место в Руанде и бывшей Югославии, они по прежнему остаются предметом судебного разбирательства с целью выяснить, применим ли к ним термин «геноцид». Ев ропейские власти заявляют, что выступают против историчес кого ревизионизма, но при этом стремятся получить новые полномочия, которые позволят им навязывать нам свою одно значную оценку недавней истории, которую мы – под страхом наказания – должны принять за правду.

19 «Racial issues» на веб сайте Internet Watch Foundation 20 «The hotline and the law» на веб сайте Internet Watch Foundation 21 Additional Protocol to the Convention on Cybercrime, Concerning the Criminalisation of Acts of a Racist and Xenophobic Nature Committed Through Computer Systems, Council of Europe, 28 January 2003 (.doc71KB), 3.

22 Ibid., 4.

23 Explanatory report, Additional Protocol to the Convention on Cybercrime, Concerning the Criminalisation of Acts of a Racist and Xenophobic Nature Committed Through Computer Systems, Council of Europe, 28 January 2003 СЭНДИ СТАРР Примечательно, что ограничения в отношении свободы слова, содержащиеся в Дополнительном протоколе, могли бы быть еще более строгими. Оказывается, «в ходе подготовки Кон венции комитет обсуждал возможность включить в него и дру гие преступления, имеющие отношение к контенту», однако «не смог добиться консенсуса по этому вопросу»24. Тем не менее До полнительный протокол по своей сути является существенным ограничением свободы слова и препятствием для борьбы с иде ями нетерпимости в свободной и открытой дискуссии. Как от метил один из наиболее резких критиков Дополнительного про токола, «научно доказано, что объявление речей преступными приводит к уничтожению лежащих в их основе чувств. Вообще то я прочитал это на спичечном коробке»25.

Интернет в перспективе. Интернет привык к медлительному и эмоциональному осмыслению социальных проблем. Благода ря огромному разнообразию размещенных там материалов люди, имеющие конкретные интересы, могут просто загрузить ся и найти ту правду об обществе, которую они ищут. В режиме он лайн восприятие человеком общества носит искаженный характер. Когда практически отсутствуют препятствия для со здания веб сайта или размещения объявлений, все точки зре ния кажутся равноценными.

Интернет дает искаженное представление об обществе – в нем экстремистские идеи, поддерживаемые меньшинством, неотличимы от доминирующей идеологии. Для того чтобы извлечь полезную информацию об обществе из того, что мож но найти в Интернете, необходима методологическая точ ность, которая зачастую отсутствует при обсуждении пробле мы языка ненависти в режиме он лайн.

Например, ученый Тара Макферсон пишет о проблеме веб сайтов, созданных в глубинке южных штатов США, называя их «многочисленными аванпостами южан в киберпростран стве»26. После знакомства с приводимыми ею примерами нео конфедеративных чудачеств читателя можно простить, если он поверит, что «Юг возродится вновь», как написано на флаж ках и наклейках. Но если судить по этому признаку, мир также подвергается страшной угрозе со стороны педофилов, сатани стов и всех других ненормальных, которым Интернет предос тавляет свободную трибуну.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.