WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 55 |

Оно требует нового позитивного мифа, который позволил бы привести в соответствие существующие противоречия.

Но такого мифа пока нет. Поэтому срабатывают защитные механизмы коллективной психики — старый миф пока уживается с новой «картиной мира».

И все же процесс глобализации как в экономике, так и в социальнокультурной сфере является необратимым.

Глобализация при всех ее противоречиях как бы повто­ ряет на новом витке эпоху «осевого времени» (термин К. Ясперса), обозначившую начало собственно цивили­ зованного бытия, проявившую универсальный смысл истории. Глобализация — это скорее выражение потреб­ ности мирового сообщества в период острейшего кризиса созданной им современной цивилизации восстановить авторитет и витальную силу идеи коллективной ответс­ твенности человека и человечества за сохранение целос­ тности и единства «земного» мира.1 См.: Там же. С. 334 — 335. Горбачев М.С. и др. Грани глобализа­ ции. — М., 2003.

[345] глава МедиаКультура россии в «Пост Модернизационной революции» [346] Медиакультура: от модерна к постмодерну виртуальНые Мифы и СоциоКультурНая реальНоСть Новой роССии Представление о революци­ онных событиях в России 1980х — 1990х годов как о реакции на новые вызовы времени, порожденные процес­ сами постиндустриализации и постмодернизации, можно встретить в работах как российских, так и зарубежных аналитиков. В той или иной форме речь идет о том, что «командная социалистическая экономика рухнула, когда столкнулась с обусловленной внешними факторами необ­ ходимостью осуществить... скачок на более высокий тех­ нологический уровень, к информационнокомпьютерным технологиям».З. Бауман, одним из первых включивший в научный оборот термин «postmodern revolution», так характеризует формирование ее предпосылок: «В своем практическом воплощении коммунизм был системой, довольно одно­ сторонне приспособленной к решению задач мобилизации социальных и природных ресурсов для модернизации, как она виделась в XIX веке — модернизации и изобилия на базе паровой энергии и чугуна. На этом поле коммунизм, во всяком случае по его собственному убеждению, мог конку­ рировать с капитализмом, но лишь с капитализмом, стремя­ щимся к тем же целям. А вот на что коммунизм оказался не Цит. по кн.: И. В. Стародубровская, В. веля до Путина. Изд. 2е. — М.: Вагриус, А. Мау. Великие революции. От Кром­ 2004. — С. 107.

Глава 6. Медиакультура России в «постмодернизационной революции» [34 ] способным, так это состязание с капитализмом, с рыночной системой, когда эта система стала уходить от рудников и угольных шахт и двинулась в постмодернизационную эру...

Постмодернизационный вызов стал чрезвычайно эффек­ тивным в ускорении разрушения коммунизма и триумфа антикоммунистической революции…»Схожую характеристику этому процессу дает извес­ тный российский экономист и журналист О. Лацис, по словам которого «в начале XX века под маской задачи пос­ троения социализма решалась задача модернизационная, задача на поиск приспособленного к российским условиям пути перехода от аграрной цивилизации к индустриальной, построения индустриальной цивилизации. Эта задача была решена худшим из возможных способов, самым жестоким и дорогостоящим, но она была решена. И пока эта задача решалась, строй был жизнеспособен... Строй рухнул тогда, когда встала следующая цивилизационная задача — перехода к постиндустриальной цивилизации, которую (это очень ясно стало еще в 1960е годы) этот строй решить не мог».Некоторые исследователи подчеркивают принципи­ альную невозможность в условиях советской системы обеспечить сопоставимые с капиталистическими странами условия широкого потребительского выбора, характерные для постмодернизационной стадии развития. З. Бауман видит в этом основную причину краха коммунистических режимов. Действительно, по самой своей природе цен­ трализованно управляемое, отрицающее конкуренцию и индивидуальную свободу общество ориентировано на унификацию потребностей. Кроме того, характерная для советской системы стратегия наращивания производс­ твенного потенциала, приносящая в жертву уровень жиз­ ни населения, приводила к занижению индивидуальных доходов.

Там же. развития/Под ред. Л. А. Арутюняна, Лацис О. Р. Реплика//Куда идет Т. И. Заславской. — М.: Интерпракс, Россия Альтернативы общественного 1994. — С. 47.

[34 ] Медиакультура: от модерна к постмодерну Именно этими причинами, как считают И. В. Старо­ дубровская и В. А. Мау, была обусловлена «постмодерни­ зационная революция».Она, по мнению исследователей, в России прошла в несколько этапов:

1. 1985 — 1990 годы — этап «перестройки и гласности» под руководством М. С. Горбачева (сначала Генерального секретаря ЦК КПСС, а с 1990 года — Президента СССР).

2. 1991 год — попытка государственного переворота и распад СССР; начало либеральных экономических реформ под руководством Президента России Б. Н. Ельцина.

3. 1993 год — принятие посткоммунистической Консти­ туции в России и выбор нового парламента (через преодоле­ ние сопротивления прежнего Верховного Совета РФ).

«Постмодернизационная революция» в стране продол­ жается и в последующее десятилетие, проходя через ряд кризисов, так как основные барьеры на пути адаптации, интеграции с западной системой демократии еще не пре­ одолены. Эту ситуацию многие современные исследова­ тели определяют поразному: как период «социальной трансформации», «модернизации», «интеграции», «рефор­ мирования», давая возможность тем самым для появления новых социальных мифов.

Итак, Россия уже второе десятилетие находится в процессе революционного реформирования. Реформы при этом осуществляются разные: экономические и политические, радикальные и либеральные, рыночные и антирыночные, «ельцинские» и «путинские» и т.д. Од­ нако при любом определении российских реформ одна особенность их является неоспоримой: они достаточно быстро меняли характер социальной среды, привычные устои бытия, духовнопсихологическую атмосферу общества. Одной из главных составляющих процесса социальной модернизации является «демократизация» И. В. Стародубровская, В. А. Мау.

Великие революции. От Кромвеля до Путина. — М.: Вагриус, 2004. — С. 109.

Глава 6. Медиакультура России в «постмодернизационной революции» [34 ] общества, обеспечение реализации гражданских прав и свобод.

Обратившись к данным эмпирических исследований ИКСИ РАН за 2003 год, приведем некоторые оценки рос­ сиян процесса демократизации1 (см. табл. 1).

Критический настрой по отношению к российскому варианту демократии (и это хорошо видно из приведенной таблицы) связан, прежде всего, с тем, что он не обеспе­ чивает рост жизненного уровня населения и реализацию социальноэкономических прав граждан. Хорошо извест­ но, что стабильная демократия не может существовать без такого уровня экономического развития страны, который обеспечивал бы приемлемый для большинства граждан уровень благосостояния. Таким образом, еще раз под­ тверждается истина, что «бытие определяет сознание».

Что касается проблем социокультурной модерни­ Таблица 1.

См.: Изменяющаяся Россия в зеркале социологии/Под ред. М. К. Горшкова и др. — М., 2004. — С. 74.

[350] Медиакультура: от модерна к постмодерну зации, то они напрямую зависят от складывающихся отношений России с Европой и США. Здесь уместен вопрос о том, насколько «европейскими» являются куль­ турные интересы россиян, насколько интенсивны их культурноинформационные связи, как осуществляется культурный диалог России и Западной Европы в воспри­ ятии «среднестатистического» россиянина.

Сославшись опятьтаки на данные ИКСИ РАН, отме­ тим, что в целом россияне рассматривают свою культуру (включая и СМК) как европейскую. Этот факт был зафик­ сирован в социсследовании 1998 года «Граждане России:

как они себя ощущают и в каком обществе хотели бы жить» В итоге в «западной» части шкалы сгруппировались в общей сложности 60,0% ответов, в самом центре — около четверти (23,6%), а в «восточной» — менее 17%. Однако при сопоставлении умонастроений российского общества с данными, характеризующими состояние массового со­ знания в других странах Европы, выявляются существен­ ные различия как по базовым жизненным смыслам, так и по характеру интегральной картины мира. Это касается, в частности, ценностной маркировки оси времени (про­ шлое — настоящее — будущее), взглядов на государство и демократию, представлений о правопорядке и правовых нормах, понимания связи между политическими правами и свободами и др. При этом по некоторым важным пози­ циям в последние годы выявлялись расходящиеся тен­ денции. Это относится, например, к соотношению между гражданской и национальной идентичностью.Данные, полученные в ходе всероссийского соци­ ологического опроса, проведенного весной 2003 года, показывают, что культурные интересы россиян доста­ точно разносторонни, но в целом они ориентированы на отечественную культуру, как «традиционную», так и медиа (см. табл. 2).Из этой таблицы видно, что в духовной сфере россиян 1 Там же. С. 208. Там же. С. 210.

Глава 6. Медиакультура России в «постмодернизационной революции» [351] Таблица 2.

предпочтение отдается аудиовизуальной медиакультуре (кино, видео, телесериалы, телепередачи); с ней сопер­ ничает эстрада и основные виды традиционной культуры (литература, театр, изобразительное искусство).

Однако социокультурное пространство России, если его рассматривать с точки зрения интеграции с Западом, чрезвычайно неоднородно. Здесь особо выделяются ме­ гаполисы, выступающие в роли «конденсаторов» модер­ низации, социокультурного зарубежного опыта. В этом плане все областные, окружные, краевые центры, даже некоторые районные города практически не уступают Москве и СанктПетербургу по степени «телевизионного», «аудийного» или «компьютерного» знакомства с Европой и США. Однако существует большое различие в области международного общения через Интернет: информацию о жизни и культуре Запада получают таким путем свыше [352] Медиакультура: от модерна к постмодерну 8% жителей мегаполисов, 4,8% — областных центров, около 3% — районных центров, 1,5% — жителей сельской местности.Впрочем, социокультурная среда российских мегапо­ лисов также неоднородна, и линия культурноинформац ионного взаимодействия с Европой распределена в ней весьма неравномерно. Дело в том, что «чувствительность» к европейским влияниям в современном российском обще­ стве зависит от социальнодемографических различий.

Данные, полученные в исследовании ИКСИ РАН «Ев­ ропа и Германия глазами россиян», конкретизировали об­ щую картину культурных ориентаций российского обще­ ства применительно к проблемам российскоевропейского сотрудничества. При этом смысловой акцент задававших­ ся респондентам вопросов был перенесен с культурных предпочтений на реальную культурную перспективу (см.

табл. 3).При этом возраст россиян, когда проявляется интерес к европейской жизни и культуре, — приблизительно до лет. В этот период доля россиян, выезжающих ежегодно в какуюлибо европейскую страну, держится в диапазоне 6 — 7%; просмотр зарубежных фильмов (включая и филь­ мы США) у этой группы составляет 62 — 78%; телепередач, посвященных западноевропейской культуре, — 57 — 68%; чтение книг зарубежных писателей — 31 — 38%. И что немаловажно — респонденты в возрасте до 35 лет наиболее активно используют для получения информации о евро­ пейской жизни и культуре Интернет: показатели во всех соответствующих возрастных группах оказались заметно выше средних по выборке (3,8%), приближаясь у самых молодых к отметке 12%.В целом социальнопрофессиональные группы, на которые делится современное российское общество по Там же. С. 213 падная Европа» входят и США (Н. К.) 2 Там же. С. 212. Хотелось бы при этом Там же. С. 214.

конкретизировать: для многих реципи­ ентов в понятие «Европа», «Запад», «За­ Глава 6. Медиакультура России в «постмодернизационной революции» [353] Таблица 3.

их отношению к культурноинформационному взаимо­ действию с Европой, можно отнести к трем основным типам. Назовем их «осведомленные», «интересующиеся» и «отстраненные».

К «осведомленным» можно отнести предпринимате­ лей, студентов и гуманитарную интеллигенцию. Главная отличительная черта этого типа в целом — высокая ин­ тенсивность непосредственных личных контактов, осо­ бый интерес к специализированным изданиям, а также к европейским писателям. Представители всех трех вошед­ ших в данную категорию социальных групп значительно чаще других посещают европейские страны. Более трети студентов и предпринимателей и почти половина пред­ ставителей гуманитарных профессий регулярно читают специализированные издания (книги, журналы, газеты), освещающие жизнь Европы и ее культуру. Наконец, имен­ но в этой категории реципиентов наиболее высок процент интернетактивности.

Ко второму из выделенных нами типов — «интересу­ [354] Медиакультура: от модерна к постмодерну ющиеся» — судя по данным проведенного исследования, можно отнести военных (включая сотрудников МВД), служащих (в том числе госслужащих), ИТР, работников торговли и сферы обслуживания (включая транспорт и связь). Как это ни странно, по уровню значений основных индикаторов, характеризующих культурные потребности, сюда же вполне органично вписываются безработные (ви­ димо, среди них велика доля лиц, имеющих «интеллиген­ тные» профессии). Основные показатели этой категории:

поездки в европейские страны за последний год состоялись у 3 — 4% респондентов, на «культурных мероприятиях» побывали 5 — 9%; книги европейских авторов прочитали 25 —30% опрошенных. Интерес к специализированным изданиям в отнесенных к данному типу социальных группах зафиксирован на уровне 21 — 29%, а получение культурнопознавательной информации через Интернет в целом варьируется в диапазоне 4 — 6%.

Наконец, к категории «отстраненные» можно от­ нести наиболее обездоленные слои российского обще­ ства — рабочих, жителей села и городских пенсионеров.

Совершенно ясно, что здесь должны «поползти» вниз все показатели, которые естественным образом коррелируют с материальной обеспеченностью. Действительно, коли­ чество зарубежных поездок, степень доступа к Интернету и посещаемость выставок и концертов во всех трех этих группах неизменно оказывается ниже средних показате­ лей, причем в ряде случаев значительно. Но даже и такие достаточно доступные формы приобщения к культурной жизни Европы, как просмотр соответствующих телепро­ грамм и кинофильмов, развиты в этой социальной среде меньше, чем в других социальнопрофессиональных группах. Только у рабочих они еще держатся на среднем уровне, а у сельских жителей и пенсионеров отклоняются вниз от средних на 6 — 10%.1 Этот процент оказывается относительно стабильным за счет просмотра «мыльных Там же. С. 217 — 218.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.