WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 55 |

[304] Медиакультура: от модерна к постмодерну риода «перестройки» и до настоящего времени. Парадокс заключается в том, что «свободная печать» горбачевского периода достигла колоссальных успехов благодаря тому, что критиковала КПСС за ее оторванность от интересов народа, подвергала критике наше прошлое.

В 1990е годы политическое разделение прессы про­ исходит по линии отношений изданий к правительству России и Президенту. Как отмечают Д. Калюжный и Е. Ермилова, «две структуры — власть и СМИ подлажива­ ются друг к другу. СМИ пытаются «давить» на власть, а она, в свою очередь, «давит СМИ».1 В последнее десятилетие в России, кроме политического размежевания СМИ на «президентские» и «оппозиционные», происходит рас­ слоение печати на элитные издания, «массовые» издания и «желтое» чтиво.

При этом критерий «массовости» не является решаю­ щим при определении эффективности, успешности того или иного журнала. Самыми массовыми в последние годы являются журналы с тиражом от 150 до 350 тысяч экземпляров («Крестьянка», «Работница», «За рулем»), в то время как в советский период самыми массовыми считались издания с тиражом 15 — 18 миллионов экземп­ ляров. Когдато к таковым относился «Огонек», а сегодня его тираж едва доходит до отметки 50 тысяч экземпляров.

В основном же массовые журналы держатся в пределах нескольких десятков тысяч экземпляров, а профессио­ нальные и научные ограничиваются тиражом в несколько тысяч. Красочные издания оттеснили «толстые» литерат урнопублицистические журналы, которые держатся на уровне 20 (и менее) тысяч экземпляров.2 Многие издания дифференцируются по сферам читательских интересов и профессиональной ориентации: политика, спорт, искус­ ство, здоровье, досуг и т.д.

К 1998 году у федерального правительства из газет 1 Калюжный Д., Ермилова Е. Дело и Система средств массовой информа­ слово. — М., 2003. — С. 212. ции России/Под ред. Я. Н. Засурско­ го. — М., 2003. — С. 172.

Глава 5. Информационные вызовы эпохи постмодерна [305] остались «Российская газета», «Российские вести», «Рос­ сия», из электронных СМИ — телеканалы ОРТ, РТР, «Культура», «Радио I», «Радио Россия», радиостанции «Маяк», «Орфей», а также информационные агентства ИТАРТАСС, РИА«Новости». Региональные газеты и телерадиокомпании в условиях децентрализации поде­ лились на «федеральные», «окружные», «областные», «муниципальные» и т.д. Многие из них финансируются местными олигархами. На перераспределении разнооб­ разных СМИ (печатных, аудийных, аудиовизуальных) возникли настоящие информационные империи крупных компаний, концернов и отдельных лиц, например Б. Бе­ резовского, В. Гусинского и др.В начале XXI века в России развивается «третий сектор» — сектор некоммерческих организаций (НКО). В отличие от «первого сектора», объединяющего государственные и муниципальные СМИ, и «второго» — частных коммер­ ческих организаций, цель которых — извлечение прибыли как основной сферы деятельности, «третий сектор» — это негосударственные, некоммерческие организации, зани­ мающиеся просветительской деятельностью. Поскольку Закон о средствах массовой информации от 27.12.1991 в стране не работает в полной мере, «третий сектор» призван восполнить упущения государства в обеспечении пуб­ личного интереса в системе работы со СМИ. Вот почему проблема взаимодействия средств массовой информации и «третьего сектора» является чрезвычайно актуальной для России в период становления гражданского общества.

Там же. С. 214 — 215.

[306] Медиакультура: от модерна к постмодерну телеКратия и КлипКультура на первое место в информа­ ционную эпоху выходит «аудиовизуальная культура» как оплот СМК. Под влиянием кино, но в особенности телевидения, начинает формироваться так называемое «экранное поколение». Не случайно ТВ многие исследо­ ватели склонны считать в последние десятилетия «главным учителем жизни».

Вспоминается в этой связи предвидение Д. Оруэлла, который еще в середине XX века опубликовал свою книгу «1984» — обвинительный акт эпохе тоталитаризма.

В книге изображено правительство, в полной мере осуществляющее контроль над средствами массовой ин­ формации. Блестящие неологизмы, созданные Оруэллом, такие как «newspeak» («новояз») и «doublethink» («двоемыс­ лие»), вошли в английский язык. Эта книга стала мощным орудием в борьбе против цензуры и манипулирования умственной деятельностью, поэтому в течение десятиле­ тий она была запрещена в Советском Союзе.

Оруэлл правильно оценивал такие технологии, как двусторонние телевизионные экраны, которые могут быть использованы, чтобы доносить государственную пропаганду до зрителей и одновременно — шпионить за ними, интерес представляют и его предостережения о по­ тенциальных вмешательствах в частную жизнь человека.

Глава 5. Информационные вызовы эпохи постмодерна [30 ] Но он, как, впрочем, и никто другой в тот период, не мог предсказать того потрясающего прогресса в новых спосо­ бах коммуникации, который происходит сегодня.

О «телекратии» как явлении западной массовой куль­ туры А. В. Кукаркин еще в 1970е годы писал в своей книге «По ту сторону расцвета», ставшей бестселлером в СССР.

Спустя три десятилетия мы воспринимаем его текст уже сквозь призму нашей сегодняшней телереальности.

«…Сперва был только Супермен. Сегодня по экрану телевизора проносится уже целый эскадрон сверхот­ личных парней, творящих «добрые дела». Они не только носятся быстрее пули, они поражают врага взглядом, по­ добным лучу лазера... Среди многочисленных отпрысков «комиксной культуры» телевидения наиболее летаргичен «мальчиктелеэкранчик». Он ничего не делает. Он лишь просто сидит и сосет палец, тупо уставившись на экран.

Типичный ребенок эпохи телевидения, «маль­ чиктелеэкранчик» взращен электронной системой, заменив­ шей няньку. Первым словом, которое он смог выговорить, было название разрекламированной по телевидению зубной пасты; первой фразой, которую он смог прочесть, было «Ко­ нец фильма»... По деревьям сам он не лазит: он смотрит, как это делает Тарзан. В трехлетнем возрасте он просиживает перед волшебным ящиком по пяти часов в неделю. Когда ему исполнится двенадцать, он будет сидеть перед телевизо­ ром еженедельно по двадцать пять часов, т.е. больше, чем он проводит с родителями, в школе или в церкви.

Не вырастет ли «мальчиктелеэкранчик» уродцем Вопрос этот действительно волнует многих родите­ лей. Понимая, конечно, что телевидение открывает перед юными зрителями новые источники опыта, они, однако, побаиваются, что в один прекрасный день «мальчиктелеэкранчик», завязав полотенце вокруг шеи, попытается отправиться в полет с крыши гаража, как «Финн — летучая мышь», а если его обидят на площадке для детских игр, он ткнет пальцами в глаза, как часто де­ лают персонажи «Трех марионеток».

[30 ] Медиакультура: от модерна к постмодерну...Аллан Лейтман из Центра развития просвещения в Бостоне предостерегает, что «телевидение порождает по­ коление созерцателей. Многие родители, обеспокоенные слишком большой дозой насилия на экране, предсказывают появление поколения несовершеннолетних преступников.

Убийства, насилия и бесчеловечное отношение друг к другу — основная тема многих передач. Если бы вдруг завтра утром был принят закон, запрещающий такие программы, большинству телевизионных студий пришлось бы сокра­ тить время передач до двух часов в день. Повидимому, ор­ ганизаторы этих программ считают, что садистские оргии собирают наибольшую аудиторию. А в промежутках между убийствами показывают коммерческую рекламу.

Нет ни малейшего сомнения в том, что кинофильмы, телевидение и комиксы проповедуют насилие и животные инстинкты. Нет ни малейшего сомнения, что существу­ ет прямая связь между резким увеличением количества садистских преступлений и новой волной садистских передач по радио и телевидению.

Телевидение не сможет приносить пользу обществу, пока оно не освободится от тлетворного влияния ком­ мерческой рекламы. Но это произойдет лишь тогда, когда телевидение будет поставлено под общественный конт­ роль, а его программы будут составляться с учетом только общественных интересов…»Однако лозунги «Информация свободна! Реклама священна!» — остаются и сегодня неизменными в те­ леэфире, еще раз доказывая, что торговля иллюзиями в сфере вещей тесно связана с торговлей иллюзиями в сфере духовной.

Немыслимой власти кино, ТВ, видео над умами и ду­ шами сотен миллионов людей К. Разлогов дал емкое назва­ ние: «Экран как мясорубка культурного дискурса».2 Смысл своей метафоры автор объясняет тем, что идея культурного Кукаркин А. В. По ту сторону расцве­ культурного дискурса//Языки культур:

та. — М., 1974. — С. 282 — 284. Взаимодействия/Сост. и отв. ред. В. Ра­ Разлогов К. Экран как мясорубка бинович. — М., 2002.

Глава 5. Информационные вызовы эпохи постмодерна [30 ] дискурса как целостного и почти органического объема информации и мясорубки как средства ее переработки для дальнейшего перевода в более удобоваримую форму по отношению к искусству экрана и к аудиовизуальной культуре в целом представляется весьма полезной, причем с самых разных точек зрения».И далее, в контексте постмодернистской образнос­ ти разъясняя «эффект реальности и разделку ее туши», К. Разлогов говорит, что «родовое проклятие» кине­ матографа и телевидения заключается в имманентной достоверности фотоизображения, а затем звукозаписи и звуковоспроизведения. Эффект реальности лежал в основе традиционной эстетики кино, о чем писали многие теоре­ тики. «Сфотографированная жизнь могла быть уподоблена куску мяса как фрагменту реальности, вырезанному рам­ кой кадра из туши окружающего мира и в такой «сырой» форме представленному зрителям».Особенность работы ТВ заключается в том, что телевиде­ ние стремится работать на некую усредненную «аудиторию вообще», парадоксально вычисляемую по псевдорейтингам.

В результате, как считает К. Разлогов, каждый канал отказы­ вается от «собственного своеобразия и конкурирует с сосе­ дями, …подражая им». Таким образом, Zapping из монтажа аттракционов превращается в жвачку».Какова в этом плане ситуация в других странах Здесь также разнообразие безжалостно нивелируется стандарт­ ными ситуациями. Поскольку отечественное ТВ в послед­ нее время носит исключительно не творчески самостоя­ тельный, а подражательный характер, то наш экранный облик стал очень похож на все остальные телеканалы мира.

Если, как в гостиницах международного класса, к OPT, PTP и НТВ подключить ведущие каналы Европы и США, то zapping даст те же результаты — отдельные фрагменты будут отличаться лишь языком вещания, даже реклама одна и та же.

1 Там же. С. 273. Там же. С. 293.

Там же.

[310] Медиакультура: от модерна к постмодерну Исключение составляют лишь тематические или отде­ льные экспериментальные каналы типа нашей «Культуры» или франкогерманской «Арте». Первые нацелены на универсальную аудиторию, но на определенный спектр ее интересов, как правило, музыку, кино, спорт или новости.

Отсюда успех CNN, распространение кино и спортивных каналов (или их комбинации в платном ТВ, как, например, в Canal+). В последнем случае zapping натыкается на пре­ пятствие — закодированность, ограничивающую свободу творчества зрителей.Трудно судить, насколько первые шаги отечественного спутникового и платного ТВ усилят разнообразие вещания (и соответственно творческие возможности zapping’a).

Пока этого не происходит, поскольку, к примеру, кино­ каналы мало чем отличаются от каналов эфирных, так как последние уже и так превратились в филиалы кинотеатров «повторного фильма».

Особую роль играет в последние годы «интерактивное» телевидение, то есть телевидение, основанное на взаимо­ действии зрителя с телеэкраном, на активном вторжении зрителя в то, что он видит на мониторе. Эта проблема несколько лет тому назад стала основой дискуссии в ре­ дакции журнала «Киноведческие записки»; в ней приняли участие известные теоретики А. Прохоров, М. Донской, А. Кричевец и К. Разлогов.2 Суть полемики свелась к следующему.

Интерактивное телевидение включает в себя момент игры, есть игровые формы интерактивного телевидения, когда человек получает какуюто информацию и делает это не ради самообразования, а для собственного удовольс­ твия. А есть интерактивное просветительское телевидение, которое вовсе не игра. С другой стороны, в современное образование все чаще вторгается элемент игры, особенно в начальной школе, где детям и подросткам лет до 13 — 14ти 1 Там же. С. 294. См.: Киноведческие записки, № 30. — М., 1996.

Глава 5. Информационные вызовы эпохи постмодерна [311] стараются внушать многие чисто образовательные ходы в игровой форме, чтобы это легче усваивалось. Но тогда главной целью становится образование, а игра — только предлог, только облегчение для учащихся.

Между образованием и игрой нет стены, но есть вещи преимущественно образовательные, не использующие игры или использующие их лишь в какойто степени, и есть вещи преимущественно игровые, в которых образо­ вание идет как бы само по себе. В качестве примера можно привести организационнодеятельностные игры. С одной стороны, это игры, с другой — они имеют прикладные цели: разработку модели развития того или иного регио­ на, той или иной организации или, в наиболее сложной форме, саморазвитие участников. И на самом деле, в этих играх саморазвитие участников бывает более ценным, чем поставленные конкретные задачи, хотя бы потому, что конкретные задачи, как правило, не решаются или решаются неправильно. А вот саморазвитие имеет абсо­ лютную ценность.

Возникает вопрос: каким должно быть интерактивное телевидение Сам термин очень модный, но он предпола­ гает своеобразное слияние телевизора и компьютера. Если для телевизора и для нашего общения с ТВ такого рода взаимодействие необычно и единственная форма более или менее принятая — телеигры, т.е. игровые приставки к телевизору, то для компьютера это является нормой. С помощью компьютера, общаясь с компьютером, пользова­ тель постоянно чтото делает, чтото выбирает, набирает, какимто образом взаимодействует с ЭВМ, находится в состоянии общения с экраном, изменяя то, что на нем происходит.

Телевизионные игры, в отличие от видеоигр, состав­ ляют часть телевизионного представления. Опятьтаки, здесь есть «играющие» и есть «зрители». Если разного рода представления, хеппенинги можно отнести к ху­ дожественному творчеству, искусству, то телеигры уже выходят за пределы художественного творчества, они [312] Медиакультура: от модерна к постмодерну представляют чтото, в чем есть элемент искусства и эле­ менты неискусства. Они принадлежат миру игры и в том широком смысле, в котором об этом писал Й. Хайзенга, и в том узком смысле, в котором игровое начало присуще именно этому телевизионному жанру.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.