WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 55 |

Оно стало тоталитарным (понимание этого термина у Маркузе отличается от общепринятого: он подразумевает нетеррористическое экономическое координирование общества), то есть оно лишило все критические идеи оп­ позиционности, встроив их в свое функционирование. Ос­ новой саморегулирования современной индустриальной цивилизации является уже не репрессия, не подавление влечений и потребностей большинства, но формирование (переформирование) стандартных, ложных потребностей, привязывающих индивида к современному обществу, потребностей, которые Маркузе называет репрессивными.

Тем самым индивид лишается основы (и онтологической, и моральной), на которой он мог бы развить автономию, а тем более способность противостоять целому, теперь уже действительно целому обществу. Формируется модель одномерного мышления и поведения. Реализацию этой [21 ] Медиакультура: от модерна к постмодерну модели и прослеживает в своей книге Маркузе на разных уровнях и в разных областях: на уровне индивида, на уров­ не общественных процессов, в науке и философии.Все сказанное можно было бы отнести к сфере соци­ ологии, но дело в том, что Маркузе не останавливается на описании этого «универсума фактов», но ищет исток пос­ леднего в метафизической сфере. Тем самым он отходит от марксовой модели познания общества и следует, скорее всего, за Хайдеггером, как отмечает А. Юдин.Таким образом, различие между «критической те­ орией» общества и традиционной — в выдвижении на передний план проблемы человека. По существу «крити­ ческую теорию» можно рассматривать как одну из попы­ ток соединения «экзистенциальных» проблем с теорией марксизма.

К проблеме уникальности и специфики «критичес­ кой теории» франкфуртцы возвращаются практически на протяжении всей своей истории. Вопервых, таким уникальным, подлинным предметом «критической тео­ рии» объявляется Будущее как радикальное, абсолютное отрицание реальности, преодолеть которую понятийное мышление не в силах. Отсюда, вовторых, уникальность приписывается фантазии, обладающей силой представле­ ния о целях в настоящем.

Все эти положения становятся фундаментальными для такой составляющей философии культуры Франкфуртской школы, как идея «исчерпанности», «несостоятельности» буржуазной культуры, ее кризиса. Хрестоматийная для различных вариантов западной философии, она рассматри­ вается франкфуртцами в контексте социальных процессов как идея элитарности «свободно парящей интеллигенции», идея элитарности культуры в целом, создаваемой гениями, отчужденными от общества и способными «всегда говорить «нет» элитарности искусства, в частности — творения сво­ 1 Маркузе Г. Одномерный человек. — Там же. С. 7.

М., 1994.

Глава 4. Дискурсивные трансформации медиапространства [21 ] бодного художника, наделенного «провидением» и исклю­ чительностью в созерцании мира.Вдохновителем многих тем о роли искусства в куль­ туре XX века, получивших дальнейшее развитие в трудах Адорно, Хоркхаймера и Маркузе, был В. Беньямин, работа которого «Происхождение немецкой трагедии» (1928) — «на редкость остроумная и глубокая», по словам Т. Манна, — считалась одной из самых значимых во франкфуртской культуркритике. Посвященная истории и философии аллегории, она давала ключ к расшиф­ ровке современной культуры и искусства. По мысли Беньямина, аллегория — это антиэстетический при­ нцип, рождающийся в самом искусстве. Исторический контекст этого рождения, по терминологии Беньямина, — «вторая природа» гражданского общества, воплощае­ мая искусством барокко и представляющая естественную историю разложения, упадка и дезинтеграции. Аллегории барокко, наследуемые от романтизма до искусства XX века, оказываются доминирующими способами выраже­ ния, при которых вещи теряют свою непосредственную связь с их интерсубъективным, очевидным значением.

Аллегории многих культур сплетены с упрощенными схемами, безошибочно указывающими на трансценден­ тное, открывающееся там, где известен код (например, в Библии, Коране). Аллегории гражданского общества, напротив, — это лишь руины, указывающие на «метафи­ зическую бездонность» одинокого существа в тоске по трансценденции, несмотря на профанированную рели­ гиозность. Аллегоризация означает, что искусство стало проблематичным для самого себя, в той степени, в какой эстетические принципы «красивой видимости» стали достоянием эпигонов классики.

Эта тенденция усиливается в XX веке, ибо практика технического воспроизводства произведений искусства См.: Философия культуры. Ста­ Кагана, Ю. В. Петрова и др. — СПб, новление и развитие. Под ред. М. С. 1998. — С. 325.

[220] Медиакультура: от модерна к постмодерну стирает грань между копией и оригиналом, нивелируя его художественную ценность. Беньямин называет «аурой» то, что теряет произведение искусства в эпоху техни­ ческого воспроизводства. Упадок ауры, по Беньямину, связан с развитием не только технических средств, но и соответствующих социальных потребностей: сделать культуру более доступной для «масс», приобщив их к культурным ценностям. Последнее неизбежно связано с трансформацией статуса культурной ценности и забвением традиций. Фотография, кино, радио и газеты разрушают ауру вещей и являются предвестниками кризиса тради­ ционных форм: живописи, театра и литературы. Новые технологии способствуют формированию «массовости» искусства, а значит, унифицированности «масс», их не­ критичности, в какой его абсолютное отождествление с большинством является безусловным. Уникальность «Я» также оказывается монопольно определяемой обществом:

она представляется как нечто естественное, природное, наделенное лишь поверхностными деталями типа усов, специфического выговора или акцента, тембра голоса или отпечатков пальцев. Похожие детали становятся опреде­ ляющими стиля «культуры индустрии», навязывающего потребителю манеру двигаться, жаргон, прическу и одежду кино и телезвезд.

Определяя «просвещение» как «массовый обман», а тип современной культуры как «индустрию культуры», постав­ ляющую, как правило, лишь массовое искусство, Адорно и Хоркхаймер тем не менее рассматривают модернизм (Пикассо, дадаизм, экспрессионизм, сюрреализм) как оппо­ зицию массовой культуре. Подобно «критической теории», появляющейся как бунт против традиционной философии, модернизм предстает как одна из попыток преодоления кризиса буржуазной культуры. В модернистской свободе воображения, фантазии, пророчества и утопизма франкфур­ тцы видят своего рода возможность соединения революци­ онной критики существующих общественных отношений и действительного преобразования мира. Таким образом, Глава 4. Дискурсивные трансформации медиапространства [221] философия культуры Франкфуртской школы закономерно приходит к проблеме соединения философии и искусства.

Подобно всей культуре XX века, массовое искусство пре­ вращает сущностные проблемы бытия в псевдопроблемы, загоняя их в подполье. Художественная функция искусства теряет свое первостепенное значение, уступая место пот­ ребительской. Усилия отдельных художников сохранить независимость и приверженность «подлинному» в искусстве не меняют положения дел, ибо в целом творческое сознание также ориентировано на модель потребления. Искусство, как и культура в целом, становится частью политики.

Развивая идеи Беньямина, Адорно и Хоркхаймер раз­ рабатывают концепцию «индустрии культуры», согласно которой культура к середине XX века превращается в одну из областей индустрии, подчиняясь, подобно другим ее областям, законам монополии. Однако в отличие от собственно «индустриальных» (нефтяной, химической, электрической и т.п.) сфер производства культура оказы­ вается в ситуации самоликвидации. Рыночный принцип потребления, диктующий свои законы, заставляет созда­ вать произведения, лишенные ауры. Вместе с художествен­ ными ценностями из культуры исчезают «этика и вкус».

«Культура индустрии», по мнению Адорно, напоминает цирк, где мастерство наездников, акробатов и клоунов утверждает превосходство физического над интеллекту­ альным. Опутанное идеологическими клише, приобщение личности к культуре (ее просвещение, по терминологии Адорно и Хоркхаймера) превращается в обман, а сама личность — в иллюзию.

Что касается техники, то, по утверждению Маркузе, она «ограничивает всю культуру», так как «проектирует историческую тотальность — мир».Поэтому рациональность (в противовес М. Веберу) — символ «расколдованности» мира, безвозвратной потери Маркузе Г. Одномерный человек. — М., 1994. — С. 303.

[222] Медиакультура: от модерна к постмодерну им очарования непознанности и неподвластности — ста­ новится одним из проявлений «духа капитализма», сино­ нимом подавления, массовой стандартизации.Понятия «массовая культура», «массовое сознание», «стандартизация личности» тесно связаны с еще одним распространенным в культурологии и социологии терми­ ном — «массовое общество».

Что подразумевается под этим определением Вот как его интерпретирует известный американский социолог Д. Белл в своих работах «Массовая культура и современное общество», «Америка как массовое обще­ ство» и «Конец идеологии».

Он связывает особенности современного общества исключительно с возникновением массового производства и массового потребления. Бурный рост населения, особен­ но городского, увеличение среднего срока жизни людей изменили саму структуру ранее разобщенного общества, а развитие массовых средств связи привело впервые в ис­ тории к объединению его в одно целое. Именно развитие средств связи, подчеркивает Белл, а не чтолибо другое:

не религия, не национальная система, не идеология, не классовая общность (по мнению Белла, ни одна социаль­ ная прослойка или группа не составляет ясно выраженной основы американского общества).

Белл утверждает, что начиная с 1920х годов различие между бедными и богатыми непрерывно сглаживается;

на первое место выдвигаются личные достоинства чело­ века, а не принадлежность его к определенному классу.

Некоторые различия, оговаривается Белл, еще остаются, но они являются скорее вопросом количества, чем качес­ тва,— масштабов процесса, а не его сущности.

Основанием для такого, мягко выражаясь, странного для профессора социологии утверждения послужил, очевидно, тот факт, что технические достижения последних десятиле­ тий позволили улучшить бытовые стороны жизни в США и Там же.

Глава 4. Дискурсивные трансформации медиапространства [223] в ряде других капиталистических стран, в некоторой мере приглушить проблемы нищеты и безработицы.Обращаясь непосредственно к вопросам массовой культуры, Белл утверждает, что «несравненно большее число людей занято теперь производством и потреблением продуктов культуры, чем когда бы то ни было раньше».Д. Белл, несмотря на скептическое отношение к его исследованиям советских ученых (это отчетливо про­ сматривается в книгах А. В. Кукаркина), дал достаточно объективную картину западной «массовой культуры».

«...Нарождающееся национальное общество,— пишет он,— объединяется прежде всего народной культурой. С появлением кино, радио и телевидения, с одновременным печатанием еженедельных изданий в различных городах, позволяющим распространять эти издания по всей стране в один и тот же день, впервые в американской истории появилась единая система идей, образов и развлечений, предоставляемых вниманию народной аудитории...

Понятие «культура», означавшее когдато моральную и интеллектуальную утонченность и высокий уровень раз­ вития искусств, со временем расширилось и стало означать общий кодекс поведения той или иной группы людей или целого народа... В обществе, подвергающемся быстрым изменениям, неизбежен разнобой в вопросах о нормах об­ щественного поведения, вкусах и модах. В конце прошлого и начале нашего века общество взяло на себя задачу обуче­ ния поднимавшегося торгового класса «хорошим манерам» с помощью специальных книг по этикету. В настоящее время эта функция перешла к массовым средствам связи:

современными «пособиями по этикету» являются кино, те­ левидение и реклама. Однако, в то время как реклама только стимулирует запросы, другие средства связи выполняют более деликатную роль в развитии новых общественных навыков. Они «развивают» народные вкусы, предоставляя 1 См.: Кукаркин А. В. По ту сторону Там же. С. 347.

расцвета. — М., 1974. — С. 344.

[224] Медиакультура: от модерна к постмодерну затем целому ряду специальных организаций удовлетво­ рение утончившихся вкусов... Хотя сначала эти перемены касаются лишь внешних сторон жизни — манер, мод, вкусов, питания, развлечений, — однако рано или поздно их влияние начинает сказываться и на таких основных фак­ торах, как вопросы семейного авторитета и общественные ценности, формируемые условиями рабочей, семейной и религиозной жизни. Тяга к культуре становится базисом, определяющим другие стороны жизни».При этом западные социологи под массовой культурой понимают «совокупность культурнопотребительских ценностей, представляемых к распоряжению широкой публики при помощи средств массовой коммуникации в условиях технической цивилизации».Таким образом, если исходить из этого определения, то получается, что термин «массовая культура» является синонимом медиакультуры в целом, как это утвержда­ ют социологи Д. Белл, Д. Макдональд, Б. Розенберг, Ж. Фридман и др.

Английский критик Р. Хоггарт предлагал ввести две градации: «воспроизводимая» культура (медиакультура) и «живая».3 При этом под «воспроизводимой» культурой он имел в виду то, что входит в понятие «китч», а именно:

обращение к массам, ориентация на низменные потреб­ ности, что ведет к вульгаризации культуры и ее единообра­ зию. А «живая» культура всегда обращена к индивидууму, выходя за пределы возраста, класса и т.д.

С сарказмом относился к медиальной стороне культу­ ры и Э. Фромм. На примере рекламы он обвинял ее в том, что «апеллирует не к разуму, а к чувству; как гипнотическое внушение, она старается воздействовать на свои объекты интеллектуально. В такой рекламе есть элемент мечты, воздушного замка, и за счет этого она приносит человеку 1 Там же. С. 348. Richard Hoggart. Culture: Dead and См.: Карцева Е. Н. «Массовая культу­ Alive. — «Speaking to Each Other», v. 1.

ра» в США и проблемы личности. — М.: About Society. L., 1970, p. 132 — 133.

Наука, 1976. — С. 7.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.