WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 55 |

Глава 3. Медиакультура и мифы XX века [1 ] телевидеНие КаК «фабриКа Мифов» д о появления телевидения самым массовым явлением медиакультуры было кино.

Телевидение превзошло кинематограф и радио по числен­ ности зрительской аудитории в несколько раз.

Телевидение — особый вид СМК, но оно формирова­ лось в Западной Европе и США в условиях завоеванной всеми СМИ свободы информации. В СССР первые опыты по выпуску телепрограмм проходили в 1938 — 1940 годах в условиях тоталитарного режима; и хотя массовым теле­ вещание становится в 1950х — 1960х годах, принципы и подходы к его деятельности были те же.

В России телевидение является самым влиятельным средством массовой информации и потому оно немыслимо без мифотворчества. Именно с помощью телевидения со­ здается виртуальная, мифологическая реальность, которая навязывается миллионам зрителей.

Мифологично даже само слово «телевидение», кото­ рое означает «видеть на расстоянии». Сбылась вековая мечта человечества, отраженная в сказках различных народов. С помощью «волшебных зеркал», «магических шаров» и прочих колдовских приспособлений сказочные герои могли видеть на расстоянии. Теперь эту «ска­ зочную возможность» имеет любой человек, которому доступен телевизор. Телевидение представляется как [1 ] Медиакультура: от модерна к постмодерну бы продолжением наших органов зрения. Однако на самом деле то, что мы видим на экране, — это не наше «видение». Но психология телезрителя такова, что он принимает чужой взгляд за свой собственный. В этой подмене кроется одна из разгадок огромного влияния телевидения на людей.

«Телевидение — это не просто посредник между ми­ фотворцами и зрителями. Это особая среда, обладающая рядом уникальных свойств, которые превращают его не только в канал доставки мифов, но и в фабрику по их производству».1 Телевизионные «Новости» основаны на реальных событиях, но это не значит, что они являются «зеркалом реальности», хотя психология зрительского восприятия на это «настроена».

Факты лишь повод, отправная точка для формирования телевизионного мифа. При этом мифологическая трактов­ ка реальных событий осуществляется телевидением столь правдоподобно, что зритель принимает миф за реальность.

Люди склонны верить увиденному, поскольку визуальный канал восприятия интуитивно кажется наиболее достовер­ ным. Не случайно русская поговорка гласит: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

Телевидение в первые десятилетия своего развития (особенно в 1950е — 1960е годы) нанесло мощный удар не только кино, но и другим средствам массовой информации, в частности, радио, печатным изданиям (газетам, журналам, популярным книжкам комиксов в США и др.).

Сошлемся на один характерный пример, приведенный в книге М. Маклюэна.

…Четырем случайно набранным группам универси­ тетских студентов давалась одновременно одна и та же информация о структуре дописьменных языков. Одна группа получала ее по радио, другая — по телевидению, Цуладзе А. Политическая мифоло­ гия. — М. 2003. — С. 251.

Глава 3. Медиакультура и мифы XX века [1 ] третья — из лекции, а четвертая ее читала. Для всех групп, кроме читательской, информация передавалась в прямом вербальном потоке одним и тем же оратором, без обсуж­ дения, без вопросов и без использования доски. Каждая группа получала материал в течение получаса. Затем каждую попросили ответить на одну и ту же серию конт­ рольных вопросов. Для экспериментаторов стало большим сюрпризом, что студенты, получившие информацию по телевидению или радио, справились с контрольной рабо­ той лучше, чем получившие информацию через лекцию или печать, а телевизионная группа немного превзошла группу радиослушателей…Объяснение данного феномена (хотя сам исследова­ тель считал более «горячими» средствами воздействия не ТВ, а кино и радио) Маклюэн видел в специфике телеви­ зионного образа, модель которого не имеет ничего общего с фильмом и фотографией, хотя, как и они, телевидение предлагает невербальное расположение форм.2 «С появле­ нием телевидения, — утверждает Маклюэн, — сам зритель становится экраном. Он подвергается бомбардировке световыми импульсами… И это ни в каком смысле не фотография; это непрестанно формирующийся контур вещей, рисуемый сканирующим лучом».Маклюэн в трактовке телеобраза, как и самого телеви­ дения, оказывается более категоричным, чем в трактовке возможностей других СМИ. По его мнению, телеобраз предлагает получателю около трех миллионов точек в секун­ ду. Из них он принимает каждое мгновение лишь несколько десятков, из которых образ и складывается.

Кинообраз предлагает намного больше миллионов данных в секунду, и в этом случае зрителю не приходится совершать такую же радикальную редукцию элементов, чтобы сформировать свое впечатление. Вместо этого он склонен воспринимать весь образ целиком. В отличие от 1 Маклюэн М. Понимание медиа. — Там же. С. 357.

С. 355. Там же. С. 358.

[1 0] Медиакультура: от модерна к постмодерну кинозрителя, зритель телевизионной мозаики, с ее техни­ ческим контролем образа, неосознанно переконфигуриру­ ет точки в абстрактное произведение искусства на манер Сера или Руо. Если бы ктото спросил, изменится ли все это, если технология поднимет характер телевизионного образа на тот уровень насыщенности данными, который свойствен кино, можно бы было ответить вопросом на вопрос: «А можем ли мы изменить мультфильм, добавив в него элементы перспективы и светотени» Ответ будет «да», но только это будет уже не мультфильм. Так и «усо­ вершенствованное» телевидение будет уже не телевидени­ ем. В настоящее время телевизионный образ представляет собой мозаичную смесь светлых и черных пятен; кинокадр не является таковым никогда, даже при очень плохом ка­ честве изображения.Как и любой другой мозаике, телевидению чуждо тре­ тье измерение, однако оно может быть на него наложено. В телевидении иллюзия третьего измерения обеспечивается в какойто степени сценической обстановкой в студии; но сам телевизионный образ является плоской двумерной мозаикой. Иллюзия трехмерности представляет собой по большей части перенос на телеэкран привычного видения кинофильма или фотографии.

А отсюда вывод Маклюэна: дабы противопоставить телевизионный образ кинокадру, многие режиссеры назы­ вают его образом «низкой определенности» в том смысле, что он, во многом подобно карикатуре, предлагает нам мало деталей и низкую степень информирования. Теле­ визионный крупный план дает не больше информации, чем небольшая часть общего плана на киноэкране… Не странно ли, что телевидение в Америке 1950х должно было стать таким же революционным средством комму­ никации, каким в 1930е годы в Европе было радио..Негативное отношение Маклюэна к телевидению, которое он называет «застенчивым гигантом», объяснимо.

1 Там же. С. 359. Там же. С. 359 — 360.

Глава 3. Медиакультура и мифы XX века [1 1] Оно сродни тем спорам между кинематографистами и те­ левизионщиками, которые длились, по сути, всю вторую половину XX века.

Суть этих споров вкратце сводится к тому, что важнее и эффективнее — кино или телевидение и какова у каждого из них роль в системе коммуникации XX века.

У нас в стране одним из первых, кто попытался осмыс­ лить проблему взаимоотношений кино с возникающим телевидением, был С. Эйзенштейн. Он знал первые шаги отечественного телевидения не только как зритель: зимой 1940 — 1941 годов его часто приглашали в телецентр на Шабаловке для обучения работников телецентра монтажу, который осуществлялся сразу же — когда передача шла в эфир.1 Следы практического знакомства Эйзенштейна с телевидением рассеяны в ряде его теоретических работ.

Сошлемся в этой связи на статью В. Михалковича «Кино и телевидение, или О несходстве сходного».2 Ана­ лизируя фразу Эйзенштейна о том, что благодаря ТВ «ре­ альность вваливается как следующая стадия вваливания экрана вообще»,3 исследователь приходит к следующим выводам. Вероятно, фразу Эйзенштейна следует пони­ мать в том смысле, что появление телеприемника в доме («вваливание экрана») неизбежно столкнет зрителя с дейс­ твительностью как таковой, то есть «сырой», творчески не­ преображенной.4 Свои заметки Эйзенштейн писал в — 1947 годах, когда телевидение было только «прямым»:

сразу же транслировало происходящее в эфир. Вот почему он полагал, что ТВ по природе своей ориентировано на завоевание «пространства»; кинематограф же в силу своих природных данных ориентирует «временем».

Ради преодоления «сырого» состояния действитель­ ности, которая «вваливается» к зрителю через посредство приемника, Эйзенштейн изобретает фигуру, ставшую 1 Юровский А. Телевидение — по­ См.: Киноведческие записки. — М., и с к и и р е ш е н и я. — И з д. 2. — 1996. — С. 92 — 115.

М., 1983. — С. 72. Там же. С. 93.

Там же.

[1 2] Медиакультура: от модерна к постмодерну хрестоматийно известной в отечественной телетеории — «киномага телевидения», который, «жонглируя размерами объективов и точками кинокамер, будет прямо и непос­ редственно пересылать миллионам слушателей и зрителей свою художественную интерпретацию события…»Сегодня, в эру «прямого» и «непрямого» телевидения, оно в полной мере оперирует «пространством» и «вре­ менем», усиливая свои контакты с эпохой и зрителем и становясь самым массовым и востребованным фактом медиакультуры.

Становление и первые этапы развития телевидения проходили без особых вспышек «озарения», не пред­ вещавших массовую мифологизацию общественного сознания.

До тех пор пока большой бизнес не оценил возможнос­ тей и могущества телевидения, овладеть его «секретами» и возможностями стремилось немало способных и умных людей, рассматривавших его как новый вид искусства.

В той же Америке, например, получил право на само­ стоятельную жизнь телевизионный театр, а некоторые телефильмы, вроде «Двенадцати разгневанных мужчин», завоевали большой киноэкран и с успехом демонстриро­ вались во многих странах. Даже телеэстрада не составляла тогда исключения. По телевизору можно было увидеть, скажем, Джека Паара, который четыре раза в неделю сме­ шил американцев и одновременно заставлял их серьезно задумываться над самыми различными вопросами — от пагубности гонки вооружений до пороков бульварной прессы и рекламной кабалы, почти с самого начала захва­ тившей американское телевидение, и свободы, которой не пользовался сам Паар.

Быть может, раньше других оценили истинную силу телевидения кинематографисты — никто не пострадал на первых порах от появления домашних голубых эк­ ранов больше, чем они. Но только два человека в Гол­ Там же. С. 94.

Глава 3. Медиакультура и мифы XX века [1 3] ливуде взглянули на победное шествие телевидения с общественносоциальных позиций: в 1957 году известный писатель и сценарист Бадд Шульберг и не менее знамени­ тый кинорежиссер Элиа Казан выпустили фильм «Лицо в толпе» — фильмпредостережение.

В картине обличались рекламный бизнес и нравы американского телевидения, раскрывалась вся машина обработки общественного мнения в CШA.Это, впрочем, подтвердила в дальнейшем сама жизнь.

Вскоре после выхода на экраны фильма «Лицо в толпе» вся Америка была взбудоражена разоблачением уже не вымыш­ ленного, а реального «телеидола». Звали его Чарльзом ван Дореном; был он, правда, не бродягой, а молодым препо­ давателем Колумбийского университета; прославился же в качестве гениярекордсмена «квизов» (передачконкурсов).

Не было ни одного вопроса по политике, литературе или искусству, на который он не находил бы правильного ответа. Удивлению и восхищению телезрителей не было предела. Газеты, журналы, кино рекламировали его как «чудо XX века» и как «гордость Америки».

И тут разразился национальный скандал. Ктото из многочисленных участников «квизов» потерял свою запис­ ную книжку, где были заранее записаны все вопросы и...

ответы очередной викторины. Оказалось, что телезрителей на протяжении нескольких лет простонапросто дурачили:

«квизы» представляли собой ловкое мошенничество, кото­ рое оплачивалось различными торговыми и рекламными фирмами. С помощью, в частности, ван Дорена, высту­ павшего на фоне электрифицированной рекламы косме­ тической фирмы «Ревлон», последняя увеличила доходы за один год более чем на 50 млн. долл. «Интеллектуальный герой» Америки был с позором развенчан.

Создатели фильма «Лицо в толпе» смотрели в корень, когда провозглашали устами одного из выведенных ими действующих лиц, крупного деятеля из Вашингтона: «Нам См.: Кукаркин А. В. По ту сторону расцвета. — М., 1974. — С. 263.

[1 4] Медиакультура: от модерна к постмодерну нужен популярный символ… своего рода рождественская елка, на которую мы будем вешать наши идеи… Ну а теле­ видение — величайшее средство убеждения масс».О воздействии телевидения на личность в 1960е — 1970е годы размышляли не только кинематографисты, социологи, но и публицисты. Приведем мнение француз­ ского еженедельника «Экспресс»:

…Из телевизора можно сделать самое усовершенство­ ванное орудие глупости, безумия, пытки, отупения, огруб­ ления. Телевизор может стать идеальным орудием воспи­ тания пассивности, для которого заокеанские социологи изобрели термин «видиот», составленный из слов «видео» и «идиот», а англичане — термин «кретинометр».

Для других, обладающих большей верой, телевидение, напротив, может стать в нашу эпоху великим орудием разрядки и развлечений, необыкновенным средством распространения культуры и освобождения человека, нежданной дорогой к первоклассной информации, к шедеврам, к путешествиям, что оставалось ранее уделом избранных; может стать источником радостей, смягчить скуку дней старости, оживить досуг молодежи, упрочить семейный круг, сблизить народы и т.д.

...Несомненно, мы движемся к известной культурной нивелировке... Никакие предосторожности не будут чрез­ мерными против опасности стандартизации умов... Мы можем, перефразируя знаменитое изречение, сказать:

«Скажи мне, какое у тебя телевидение, и я скажу тебе, кто ты такой».

Но что главным образом вырабатывается, так это новая форма интеллектуальной реакции. Культура завтрашнего дня будет менее книжной, чем вчерашняя. Со времени открытия книгопечатания мысль двигалась, используя как точку опоры знаки, символы, буквы. Отныне она опирается главным образом на образ... Вопрос будет состоять в том, станет ли агрессивная сила этого образа, Там же. С. 265.

Глава 3. Медиакультура и мифы XX века [1 5] бесконечное разматывание щупалец телепленки иссушать интеллектуальную сущность каждого и погружать народы в состояние пассивной восприимчивости. Или же, напро­ тив, в телевидении всегда будет достаточно оживляющего, стимулирующего содержания...

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.